Опубликовано: 2425

Их не спасти?

Только в следующем, 2009 году должна выйти новая версия Красной книги позвоночных животных Казахстана, которая не переиздавалась уже 12 лет. И на ее страницах будет еще больше животных, находящихся в нашей стране на грани вымирания… А если исчезающих видов становится все больше, значит, плохо мы их спасаем и охраняем?

Если вам вдруг захочется почитать Красную книгу, не торопитесь в магазины. Ее там нет. Последний раз это уникальное издание переиздавалось в 1996 году в количестве всего 5000 экземпляров, так что даже не всем специалистам-зоологам досталось. Книга об исчезающих животных сама стала редким, исчезающим видом.

– На большее денег не было. В других странах Красная книга доступна массовому читателю, ее экземпляры обязательно передаются в школьные библиотеки. Это помогает объяснить подрастающему поколению, что надо беречь и охранять редкие виды животных, – говорит директор Института зоологии академик НАН РК Алихан Мельдибеков.

Впрочем, вопрос доступности книги попытались решить в соответствии с требованиями времени – создали электронную версию. Скудную, без картинок, с ошибками и опечатками в тексте – но зато ее при желании можно найти в Интернете.

Красная книга издается не только для того, чтобы школьникам картинки показывать. На самом деле это серьезный документ, имеющий силу закона. И потому утверждается Красная книга постановлением правительства.

А до этого ее обсуждают ученые, чиновники. Каждому животному, которое ученые предлагают поместить в эту Книгу, присваивается статус. И с этого момента оно находится под особой охраной государства, за истребление предусматриваются штрафы и даже уголовное наказание.

Но сам факт, что в каждом новом издании число животных не уменьшается, а растет, дает повод задуматься. Значит, спасти и сохранить не получается…

Попасть в Книгу

Попасть животным на страницы Красной книги не так-то просто.

– Среди ученых идут горячие дискуссии по этому поводу, каждый должен отстоять право своего претендента-животного, доказать, что оно действительно нуждается в особой охране и либо находится на грани исчезновения, либо его популяция сокращается слишком быстро, – рассказывает Алихан Мельдибеков.

Но до этого ученые проводят исследования, выезжают в экспедиции, подсчитывают примерное количество особей своих подопечных, потом представляют доклады в специальную зоологическую комиссию. А дальше судьбу животного решают чиновники – выделять деньги на охрану и “особое положение” будут они.

Как нам сообщили в Институте зоологии, нехватки средств на изучение краснокнижных животных ученые обычно не испытывают. Попал твой подопечный в Красную книгу – считай, вопрос с финансами решен. Есть за что и над чем работать. Так что увеличение Книги в данном случае – вопрос обоюдовыгодный и для специалистов, и для изучаемых ими животных.

Конечно, существует не только процедура занесения животных в Красную книгу, но и порядок исключения из нее тех животных, популяция которых восстановилась благодаря приложенным усилиям. Правда, по сравнению с числом прибывающих категория выбывающих очень немногочисленна.

Например, недавно вышла книга по Алматинской области, в которую вошло более десяти “новеньких” (все они – претенденты в новое издание республиканской Красной книги. И это только по одной области!)

А сколько выбыло? Сравнив Красную книгу 1991 и 1996 годов выпуска, мы выяснили: в более позднем издании не оказалось всего двух видов птиц и двух видов млекопитающих.

– Конечно, число восстанавливающихся видов оставляет желать лучшего, – говорит директор Института зоологии Алихан Мельдибеков. – Чтобы животное выбыло из Красной книги, необходимо восстановить его численность до такого уровня, чтобы ничто не угрожало его исчезновению. То есть нужно добиться не просто определенного числа особей, а прежде всего получить тенденцию к устойчивому размножению.

А может, они вернутся?

Кандидаты на вылет должны пройти по ступенькам, шагая из категории в категорию.

Всего в Красной книге пять категорий, согласно которым животным присваивается статус. И здесь опять же не все так просто.

Самая последняя категория, и самая малочисленная, – это “восстановленные”. Отсюда уже всего один шажок со страниц Красной книги в самостоятельную, не охраняемую законом жизнь.

В четвертую категорию попадают “неопределенные” – виды животных, которые почти не изучены.

– Многие думают, что в природе не осталось загадок и все давно изучено. Но у нас в Казахстане существует 40 тысяч (!) видов беспозвоночных животных, о которых мы практически ничего не знаем. На их изучение, к сожалению, финансирования не хватает… – говорит Алихан Мельдибеков.

Третья категория – “редкие”. В нее входят виды, которым в настоящее время не грозит исчезновение, но они встречаются на территории страны в очень небольшом количестве. Кстати, именно в эту категорию входит символ страны – снежный барс. Парадокс в том, что статус барса в международной Красной книге намного выше, его причисляют к исчезающим животным! На наше недоумение ученые ответили, что барса занесли в третью категорию, потому что его изучение сопряжено с большими сложностями. Чем меньше животных, тем сложнее их найти. Такая вот логика.

Двигаемся дальше. Вторая категория – “сокращающиеся”. Это значит, что найти представителей этой группы в дикой природе еще можно, но их слишком быстро истребляют.

И последняя, самая серьезная категория – “исчезающие”.

В последней версии Красной книги нет категории “0”, которая раньше, в советские времена, существовала. В нее входили уже исчезнувшие животные. Сегодня этих животных корректно включили в категорию “исчезающие”.

Кстати, на вопрос, сколько точно исчезло животных в Казахстане за последние годы, ученые так и не дали ответа.

– Вполне возможно, что животные, которых сейчас нет в Казахстане, просто ушли в приграничные государства, – говорят зоологи. – И когда-нибудь вернутся…

Что дает животным тот или иной статус? Чем тяжелее положение животного, тем больше средств на его изучение и меры охраны выделяется. И тем выше штрафы за охоту на краснокнижного зверя. Ведь один из основных факторов исчезновения животных – браконьерство. Несмотря на штрафы и запреты, охота вне закона продолжается.

– Меры наказания за браконьерство нужно ужесточать, – считает Алихан Мельдибеков. – Будет штраф побольше, может, и рука у браконьера не поднимется. Пока же материальный стимул не действует. Штраф за сайгака – около 10 тысяч тенге, а в нем одного только мяса на несколько тысяч тенге больше! Плюс рога, стоимость которых очень высока… За границей штраф в три раза больше!

А если уж говорить про того же барса, то у него положение совсем незавидное. В электронном объявлении, обнаруженном нами на одном из сайтов в Интернете, предлагают купить живого барса… за 50 тысяч долларов. Штраф – намного меньше.

Искусственный мир обходится дорого

Вообще-то, редкие виды животных можно восстановить искусственным путем.

– В нашем зоопарке есть пара красных волков, которые на воле на территории страны уже исчезли, – говорит заместитель директора по науке Алматинского зоологического парка Жанат Ахметова. – Но они родственники и потому для массового воспроизводства не подходят – кровосмешение приведет к вырождению. Красные волки есть в зоопарках других городов, и организовать встречу животных можно.

Правда, для этого придется создать базу, выделить дополнительное место, клетки для размещения потомства и специальную территорию, где бы животные могли дичать – они должны научиться самостоятельно добывать пищу. И лишь после этого их можно выпускать в естественную среду.

Понятно, что стоит это все слишком дорого. Да и хлопотно. Идея создания краснокнижных “искусственников”, родившись в зоопарке, так и не получила поддержки. Хотя были разработаны проекты, программы, но многие из них пылятся на книжных полках рядом с Красной книгой…

А ведь таким образом можно было бы восстановить даже гепардов, которые исчезли в Казахстане полвека назад! Сейчас в Алматинском зоопарке есть пара этих животных, но потомства от них специалисты не ждут, животные приходятся близкими родственниками друг другу.

А вот снежного барса сейчас в зоопарке нет. Последний умер в 1996 году. Специалисты надеются получить хотя бы одну особь весной из Японии – сына того самого погибшего алматинского барса, которого в свое время возили в японский зоопарк для продолжения рода.

– Цель зоопарка – сохранить. А восстановлением популяции должны заниматься ученые. Сейчас еще есть возможность изменить ситуацию, – говорит Жанат Ахметова. – Например, мы выпустили в заповедник Алтын-Емель лошадей Пржевальского, которых привезли из Германии. Но с копытными, конечно, легче – кормовая база есть. С хищниками сложнее…

Алматинский зоопарк является членом Евро-Азиатской ассоциации зоопарков. Когда в 1996 году проходил конкурс проектов по восстановлению исчезающих животных, наши проекты заняли призовые места. Но на практике большинство из них так и не реализовано.

А если и начали, но остановились на полпути... как это случилось с программой по искусственному размножению соколов-балобанов. О ней очень много говорили и писали. Деньги на проект по восстановлению численности соколов-балобанов выделил иностранный экологический фонд. 15 соколов были выращены и выпущены в природу – это обошлось всего в 10 тысяч долларов. Можно было бы продолжать проект, но опять вопрос упирается в отсутствие финансов. Деньги гранта кончились, а поддержки государства нет.

Та же участь постигла программу по восстановлению популяции архаров.

Все перечисленные животные занесены в Красную книгу и, по прогнозам ученых, не скоро покинут ее страницы. Может быть, никогда.

ГЕПАРД

Единственный подвид гепарда, обитавший на территории Казахстана, – закаспийский. В конце XVIII – начале XIX в. на восточном побережье Каспийского моря и в пустынях, прилегающих к Аральскому морю, гепард встречался регулярно. За 1947–1964 гг. известно о добыче на Мангышлаке и Устюрте 16 гепардов. Но вот уже 30 лет о гепарде нет никаких сведений. Основными причинами катастрофического сокращения численности гепарда во всех районах его ареала является освоение пустынных районов и распашка земель. Это приводит к исчезновению копытных зверей, в основном джейранов, которыми питается гепард. Но главной причиной является истребление гепарда браконьерами.

СНЕЖНЫЙ БАРС

Редкий вид. Включен в третью категорию Красной книги Казахстана. Территория обитания – в горах от Южно-Казахстанской области до Алтая. По словам сотрудника лаборатории териологии Юрия Грачева, в Алматинском заповеднике в ущелье Талгар и Иссык осталось не более 10 барсов. Общая численность в Казахстане – около 100 особей. Но специальных исследований по барсу не проводится из-за нехватки финансирования. Барса истребляют ради шкуры. Животное обитает в крутых скальных местах. Охранять этого хищника очень сложно, говорят специалисты.

Барс сам является матерым охотником, и длина прыжка этого зверя достигает семи метров, но ему не всегда удается уйти от пули браконьера. По словам ученых, именно браконьерство – главное препятствие для восстановления численности барса. Животное быстро размножается. Самка барса приносит до пяти котят, и если бы браконьеры не уничтожали животных, численность барсов могла бы восстановиться в считанные годы.

МЕДОЕД

Занесен в первую категорию Красной книги. Является единственным представителем вида в мировой фауне. В Казахстане обитал в южной части Мангистауской области. С 1983 года было зарегистрировано всего 15 особей. В последние годы данных по этому животному нет. Главная причина исчезновения – браконьерство.

ТЯНЬ-ШАНЬСКИЙ БУРЫЙ МЕДВЕДЬ

Занесен в третью категорию Красной книги. В конце XIX – начале XX в. был многочислен на большей части Тянь-Шаня и Джунгарского Алатау, но за последние 50 лет число животных стало резко сокращаться. В настоящее время в Джунгарском Алатау обитает примерно 300 медведей. В казахстанской части Тянь-Шаня насчитывается около 200 особей, в том числе 20–25 – в Алматинском заповеднике и 65–70 – в заповеднике Аксу-Джабаглы.

ТУГАЙНЫЙ БЛАГОРОДНЫЙ ОЛЕНЬ

Последние тугайные олени были убиты в бассейне реки Сырдарьи в 1956 году. Они занесены в первую категорию Красной книги.

КРАСНЫЙ ВОЛК

Вид, практически исчезнувший на территории Казахстана. За последние 40 лет не зафиксировано ни одной достоверной встречи с этим зверем. Несмотря на очень быстрое размножение (в одном помете может быть до 9 щенков), красные волки так и не смогли восстановить численность.

ЕВРОПЕЙСКАЯ НОРКА

Последний раз зверька видели на территории Казахстана в 1938 году. Европейская норка хорошо размножается в неволе, и восстановить численность зверька можно через зоопарки.

КАРАКАЛ

Относится к роду рысей. Эта пустынная кошка занесена в первую категорию Красной книги. В настоящее время крайне редко встречается в Казахстане на территории Мангистауской области.

Загрузка...