Опубликовано: 2998

Игры в куклы по-взрослому

Игры в куклы по-взрослому

Случайное хобби известного казахстанского дизайнера одежды Балнур Асановой оказалось беспроигрышным билетом на аукцион “Сотбис”. А недавно у Балнур состоялась выставка-продажа ее кукольных творений.

О том, как Балнур попала в поле зрения “Сотбис” и как ее приняли в Париже, мы уже не раз писали (см. “Казахские куклы – с молотка “Сотбис” – №5 от 30 января и “3500 евро за две куклы от Балнур” – №7 от 13 февраля). Чем сегодня живет дизайнер Асанова и какие еще сюрпризы готовит?

ПОСТПРЕД КАЗАХСКОЙ КУЛЬТУРЫ

– Балнур, как родилась сама идея создания кукол? Вроде несерьезное занятие…

– Моя близкая подруга, которой, к сожалению, уже нет в живых, занималась куклами всерьез, а у меня как-то руки не доходили. Но однажды ко мне обратился Олег Гостев и попросил сделать куклу для благотворительного бала, который проводил Фонд Первого Президента. И получилась роскошная вещь! Ее приобрела Дарига Назарбаева в качестве одного из лотов благотворительного аукциона. После этого Олег предложил сделать еще одну куклу – уже для аукциона “Сотбис”.

– Как вы чувствовали себя в этом кругу приобщенных к мировой моде людей?

– Бывая на таких мероприятиях, ощущаешь себя патриотом своей страны. Например, казахский орнамент сейчас можно обнаружить во многих модных коллекциях повсюду в мире. Будто у нас, в Казахстане, высадился десант модельеров, которые потом эти идеи трансформировали и выдали за свои. Откройте любую коллекцию – и везде вы увидите рубашечный крой. А ведь так одевалась казахская знать в XVII–XVIII веках: прямой рубашечный крой, бархат, велюр и шелк! Откройте историю моды и костюма: кто это носил? Кроме нас – никто. В Европе царствовали безумные воротники-жабо, пышные рукава и прочие излишества.

Поэтому мои куклы на том аукционе предстали этакими постпредами казахской культуры на Западе.

– Кто-то делает кукол прикладного характера, кто-то – для игры, кто-то – для того, чтобы туристы могли увезти их домой в качестве сувенира. А вы для чего?

– Наша цель – пропагандировать казахскую одежду. И не важно, кто будет это делать – модель, одетая в национальную одежду, или кукла. Это, конечно же, куклы коллекционные, в них вложен серьезный труд. Это та планка, по которой мы работаем сегодня. Конструктор конструирует для нее одежду, вышивальщица вышивает. И никаких поблажек!

БЕЗ ДЕНЕГ – НЕ ПРОБИТЬСЯ

– А как принимают в мире казахстанскую моду?

– Участие Казахстана в Московской неделе моды в 2002 году, наш первый шоу-рум, оставило неизгладимое впечатление. Раньше было скептическое отношение к тому, что мы делали: “Ой, это же Казахстан...”. А через два-три года люди уже бежали к нам и с восторгом говорили: “О, это же Казахстан!”.

– Почему же нашим модельерам не удается пробиться на те же европейские подиумы?

– Потому что это безумные деньги! В Москве к нам очень хорошо отнеслись, создали нам льготные условия. Москва стала для нас огромным окном в мир: многие наши работы были куплены! Но так, чтобы взять и заплатить за Парижскую неделю моды, – мы не можем. Даниэла Версаче каждый сезон делает показ на два миллиона долларов. Откуда такие деньги у нас? Но если нам дать такие деньги – мы покажем коллекцию не хуже.

ПРИГЛАШЕНИЕ ИЗ ИНДЕЙСКОГО ПЛЕМЕНИ

– Кто у вас одевается?

– Все, кто считает нужным: министры, олигархи, крупные бизнесмены, артисты, иностранцы. Однажды мы сделали коллекцию “осень-зима” для крупной фирмы, и эта одежда продавалась под ее брендом во всех крупных торговых точках Америки и Европы. Лег в основу коллекции наш орнамент.

Еще один показ, который я сделала, вдохновившись работами австрийского художника Фриденсрайха Хундертвассера, получил колоссальный отклик. Благодаря этому была большая фотосессия с Кельмутом Кляйном, известным фотографом, который запечатлел наши работы. Самое главное – этот показ увидела супруга вождя индейского племени из Ванкувера, которая написала мне такое трогательное письмо о том, что наши культуры перекликаются. И нас, мол, надо обязательно пригласить в резервацию на показ.

– И вы приглашение приняли?

– Ну, это все осталось на словах, но если найдутся деньги – почему бы нет?

– А как вы относитесь к творчеству своих конкурентов – других казахстанских модельеров?

– Я к ним никак не отношусь. Они существуют параллельно. Конкуренция должна быть здоровой. У конкурентов я должна чему-то учиться. Но я не могу сказать, что их творчество меня поразило и я хочу пойти к ним поучиться. Но если, например, скажут, что я немного конкурирую с Кандинским или с тем же Хундертвассером, я буду счастлива!

Жанар КАНАФИНА, Руслан ПРЯНИКОВ (фото)

Загрузка...