Опубликовано: 979

Играть, пока бьется сердце

Играть, пока бьется сердце

Квартет американских джазменов под руководством Ари Роланда совершил мини-турне по городам Казахстана. В Астане музыканты ответили на вопросы “Каравана”.

Это уже второй приезд известного нью-йоркского коллектива в нашу страну. Три года назад они блестяще выступили на джаз-фестивале в Алматы, а сейчас проехались по северным и западным городам Казахстана. В нашей беседе приняли участие лидер квартета, контрабасист Ари РОЛАНД и тромбонист Джон МОСКА.

– Вы давно выступаете вместе. Не устали друг от друга?

А.Р.: Я всегда говорю, что не бывает идеальных музыкантов. И мы не такие, хоть и стремимся к этому (смеется). Когда вы находитесь в процессе поиска, то играете со многими разными людьми и в конце концов находите таких, чьи интересы совпадают с вашими. Я нашел таких парней. Они – особенные! У них есть сильные чувства и профессионализм, а также масса новых идей. Эти парни не перестают меня удивлять. К тому же каждый из группы выступает сольно, так что у нас есть время немного передохнуть друг от друга.

– Вы всегда довольны качеством своих выступлений?

А.Р.: Полной удовлетворенности на самом деле никогда не возникает. Каждый раз, когда заканчивается очередной концерт, ты понимаешь, что мог бы сыграть эту композицию по-другому. Да, мы достигли в своей игре определенного уровня, ниже которого мы уже не сможем играть. Но перед выступлением я часто говорю себе, что именно сегодня сыграю эту песню именно так, как надо.

– Насколько, по вашему мнению, джаз – женское занятие?

А.Р.: О, мы часто играем с женщинами, в том числе и с вокалистками. В Нью-Йорке с нами работает девушка-ударница. Она – японка. Такая маленькая, но какой у нее удар!

– А есть ли различия между мужским и женским джазом?

А.Р.: Нет никакой разницы! Я могу назвать сотню женских имен – великих джазовых музыкантов. Взять хотя бы Мери Лу Уильямс – великолепная пианистка, замечательный педагог. Она учила очень многих мастеров современного джаза. Знаете, в молодости я работал с одним певцом, и барабанщицей у нас была женщина. Очень жесткая и сильная. Так вот она защищала меня от этого певца, у которого был тот еще характер. Так что, я думаю, женщины в джазе очень нужны (смеется).

Д.М.: Многие великие джазовые музыканты работали с женщинами. И они обращались с ними не только как с равноправными участниками коллектива, но как с бесценным приобретением. В джазе нет разделения по полу, да и вообще никаких различий между людьми.

– Глядя на вас, складывается такое ощущение, что все джазмены – большие оптимисты.

А.Р.: Ну, не такие мы и оптимисты. Особенно когда не получается заработать столько денег, сколько хотелось бы (смеется). В других направлениях музыки можно точно сказать – это песня веселая, а это – грустная. Чем хорош джаз: во время одного соло, одной импровизации бывают и веселые моменты, и печальные, и часто они чередуются, позволяя слушателю испытать различные эмоции.

– Когда говорят про людей искусства, часто можно услышать, что писателем, поэтом или художником нужно родиться. Джазу можно научиться или это тоже врожденное?

А.Р.: Да, есть люди, одаренные от Бога. А есть не очень талантливые, но трудолюбивые, которые по шесть часов репетируют, потом еще часа три слушают записи других исполнителей, а затем идут в клуб и смотрят выступления вживую. Я видел много людей, которые, возможно, не имели большого таланта, но так много работали, что становились поистине великими музыкантами.

– Что вы можете посоветовать молодым музыкантам, которые хотели бы играть джаз?

А.Р.: Есть одна очень хорошая формула. Во-первых, нужно хорошо изучить инструмент: на что он способен, какие звуки и каким образом можно из него извлечь. То есть вы должны знать его лучше, чем себя. Во-вторых, наработать репертуар из классических джазовых произведений. В-третьих, слушать, как эти композиции играют мастера, как они импровизируют. Вы должны выучить каждое их движение. В-четвертых, научиться играть их в точности, как они. В-пятых, вы должны как можно чаще выступать с другими музыкантами на публике. Конечно, вы можете практиковаться дома, но чувство ритма, свинг могут появиться только тогда, когда вы играете с другими людьми каждый день и так долго, насколько хватит сил. Как вы видите, формула простая, правда, работы много (смеется).

– Что должно произойти, чтобы квартет Ари Роланда перестал выступать и ушел на покой?

А.Р.: Только, если кто-то меня пристрелит (приставляет указательный палец к виску).

Д.М.: Недавно скончался один великий джазовый музыкант, он перестал выступать за неделю до своей смерти. Ему был 91 год. Что я этим хочу сказать: мы будем играть до тех пор, пока будет биться наше сердце.

Маша БИККИНИНА, Андрей ТЕРЕХОВ (фото), Астана

Загрузка...