Опубликовано: 2149

Идеологический фронт. Репортажи под пулями

Идеологический фронт. Репортажи под пулями

В годы Великой Отечественной войны большинство казахстанских журналистов воевали на фронтах. И не только с боевым оружием в руках. Не выпуская из рук фотоаппарат и блокнот, они под шквальным огнем противника “строчили” репортажи, заметки, стихи, выпускали фронтовые газеты.

“Разгромить зарвавшегося врага!”

Чтобы понять, чем жила и дышала казахстанская журналистика того сурового времени, мы посетили Национальную библиотеку РК в Алматы. Листая подшивки центральных партийных изданий “Казахстанская правда” и “Социалистик Казахстан”, наткнулись на сообщение о начале войны, напечатанное во вторник, 24 июня 1941 года. На первой полосе под заголовком “Разбойничье нападение германских фашистов на Советский Союз” “Казправда” пишет: “Советское правительство отдало приказ войскам страны: разгромить зарвавшегося врага!”.

Все годы войны журналисты газеты эмоционально описывали подвиги бойцов, передовиков тыла, публиковали трогательные письма фронтовиков и их родных. Для поднятия боевого духа здесь печатались стихотворения Самуила Маршака, отрывки из новых произведений Мухтара Ауэзова и других казахстанских писателей.

Война на радиоволне

– Особенность журналистики военного периода в том, что многие работники идеологического фронта – радио, газет – ушли добровольцами на фронт в качестве солдат, – рассказывает профессор, президент Академии журналистики Казахстана Сагымбай КОЗЫБАЕВ.Известные писатели тоже ушли служить, но не выпускали пера из рук, сотрудничая с фронтовыми газетами и участвуя в выпуске дивизионных листовок. Количество республиканских газет и их объем сократились. Центральные газеты поступали с опозданием, да и местные зачастую выходили с перебоями – не хватало бумаги. В этой ситуации на первый план вышло радиовещание. На огромных столбах устанавливались мощные репродукторы, под которыми собирались толпы людей.

К радиомикрофону встали писатели Алексей Толстой, Мухтар Ауэзов, Габит Мусрепов, Сабит Муканов, Самуил Маршак, деятели культуры – Галина Уланова, Куляш Байсеитова, братья Васильевы.

Ежедневно в эфир выходили радиообращения к бойцам Красной Армии. Тысячи ответных писем шли с фронта с пометкой: “Алма-Ата. Радио”. С 15 июля 1941 года началась постоянная радиопереписка фронта и тыла по Казахскому радио.

В декабре 1942-го и январе 1943-го по Казахскому радио выступил Константин Симонов, прочитал стихотворения, среди которых было и знаменитое “Жди меня”. К слову, военный корреспондент газеты “Красная звезда” старший батальонный комиссар Симонов часто приезжал в Алма-Ату, где снимались кинофильмы по его произведениям (“Парень из нашего города”, “Жди меня” и другие). Писатель Габит Мусрепов перевел на казахский язык пьесу Симонова “Русские люди”. 8 октября 1942 года она впервые прозвучала в эфире. Одновременно она транслировалась для воинов фронта.

В тяжелые дни блокады Ленинграда пронзительное стихотворение Джамбула “Ленинградцы, дети мои!” благодаря радио приобрело силу всенародного обращения к защитникам и жителям города на Неве.

 “Прочитай и сожги!”

– В те годы на языках народов республик Средней Азии и Казахстана выходило 26 фронтовых, 3 окружные и 13 дивизионных газет, – продолжает Сагымбай Козыбаев.– 16 из них – на казахском языке. Многие газеты выпускались прямо на фронте. Редакции постоянно меняли дислокацию. Грузовик с типографским оборудованием двигался вслед за бойцами. Журналисты писали тексты от руки, после вручную заливали формы и печатали. Кроме того, выпускались дивизионные газеты. Наиболее известные – 8-й гвардейской Панфиловской дивизии. Русское издание называлось “За Родину”, казахское – “Отан ушин”. Русскоязычную версию долгое время редактировал выдающийся журналист Павел Кузнецов, первый переводчик стихов Джамбула на русский (казахским Кузнецов владел в совершенстве). Казахскую редакцию возглавлял Касым Шарипов, позже он руководил КазТАГом.

 Фронтовые газеты на национальных языках начиная с 1943 года выходили два раза в неделю на четырех полосах тиражом от 5 до 8 тысяч экземпляров. Однако большинство изданий не сохранилось.

– Дело в том, – поясняет профессор, – что во многих фронтовых газетах было написано: “Прочитай и сожги!” Некоторые сведения, печатавшиеся в них, могли представлять интерес для разведки врага. Совмещая приятное с полезным, бойцы, прочитав газету от корки до корки, не сжигали ее, а использовали для самокруток.

В своей книге “Опаленная войной” (“Казахская фронтовая печать”) Сагымбай Козыбаев приводит такие данные. К весне 1944 года из 4 500 военных журналистов более 200 были из республик Средней Азии и Казахстана.

Роковая опечатка

Увы, в истории нашей военной журналистики были и случаи, когда жизнь человека шла под откос из-за глупой опечатки в газете.

В ноябре 1945 года заместителя редактора фронтовой газеты “Отанды коргауда” (“На страже Родины”) Туймебая Ашимбаева арестовали по ложному доносу. Поводом для ареста стала банальная опечатка. В конце октября 1945 года советские газеты на первых полосах опубликовали портрет секретаря ЦК ВКП(б) Андрея Андреева в связи с его 50-летием, поздравление и указ о награждении орденом Ленина. 31 октября эту информацию напечатала и “Отанды коргауда”. Под портретом в имени секретаря ЦК две буквы поменялись местами, и вместо “Андрей” вышло “Аднрей”. В опечатке усмотрели скрытый политический смысл, и закрутилось колесо репрессий.

6 ноября Туймебая Ашимбаева арестовали вместе с еще двумя сотрудниками редакции. Военным трибуналом Ленинграда Ашимбаев был осужден на 6 лет лишения свободы и на два года лишения гражданских прав. Реабилитируют его только спустя 12 лет.

 В 2008 году в Алматы и Санкт-Петербурге зять Туймебая Ашимбаева профессор Рахман Алшанов презентовал книгу “Отанды коргауда”, в которой представлены репринтные номера этого фронтового издания.

– Подшивка сохранилась благодаря супруге Туймебая – Александре Голубевой, – рассказал нам Рахман АЛШАНОВ.Когда в их доме был обыск, она спрятала подшивку под кушетку и села на нее с ребенком. Ее не стали тревожить, пожалели... Читаешь эту фронтовую газету, как детектив. В ней рассказывается о подвигах бойцов – я насчитал более тысячи фамилий, об операциях, о которых сегодня никто не помнит…

Сила печатного слова

Журналистика Великой Отечественной войны не имеет аналогов – разовый тираж всех советских военных газет в 1945 году составлял 3,5 миллиона экземпляров. Количество боевых листков, которые также выпускали журналисты, и вовсе не поддается счету… Историки, исследователи этой темы, единодушны: СМИ военного времени стали мощным стимулом подъема боевого и политического духа армии. А в тылу считалось большой честью, если название колхоза, фамилия бригадира, а тем более передовика попадали на страницы газет.

Что же касается фронтовых журналистов, многие из них прошагали до Берлина бок о бок с героями своих очерков, участвовали в боевых операциях, высаживались с десантом в тылу фашистов, били врага не только из автоматов, но и печатным словом, “к штыку приравняв перо”.

Алматы

Загрузка...