Опубликовано: 3626

Гульжан Стейн: Казахстанский бренд – это гостеприимство

Гульжан Стейн: Казахстанский бренд – это гостеприимство

Гульжан Стейн, казахстанский фешн-дизайнер, более известна в России и Великобритании. Она же Гульжан Намазбаева, уроженка Темиртау, победительница конкурса “Мисс Казахстан-1989” и постоянный участник ведущих российских фешн-мероприятий.

Родные заметили ее страсть к созданию одежды, когда в три года она вырезала из бабушкиного платья красивый цветок и приспособила его в качестве шляпы для куклы. Профессиональное дизайнерское образование Гульжан получала на родине, затем – в России, а еще позже – в престижнейшем колледже Сент-Мартинс (Central Saint Martins College of Art and Design).

В последние годы она одевала московский бомонд (среди ее клиентов – Алсу, Андрей Макаревич, “Отпетые мошенники”, телеведущая Елена Ищеева и др.), открыла собственные магазины в Москве и Лондоне.

Спасибо российским журналистам. Они меня разозлили

– Удивительно, но на родине вы более известны как “Мисс Казахстан-1989”. Что произошло потом – почти ничего неизвестно.

– Я уехала из Казахстана 18 лет назад. И когда я в качестве “Мисс Казахстан” попала на “Мисс СССР”, то поняла: Москва – это тот город, где можно заниматься модой. Сначала работала моделью, потом как модельер. Я создала собственную компанию, работала на телевидении, общалась с известными людьми, занималась имиджем представителей шоу-бизнеса. Визитная карточка профессионализма фирмы – если кто-то из звезд носит вашу одежду.

– Как же казахстанскую девушку впустили в этот довольно узкий круг?

– Я предполагаю, что все дело в человеческом факторе. Если вы умеете общаться, то все остальное зависит от вашего усилия и терпения. Но попасть туда было не очень легко, особенно если у тебя восточное лицо. Я и сейчас продолжаю периодически сталкиваться с неким шовинизмом по поводу моего происхождения. Например, многим было непонятно, почему дизайнером 2000 года в России стала модельер из Казахстана. Или почему во франко-российском проекте я представляла Россию. Дело не в том, что я такая удачливая, а в том, что я много работаю. Ведь франко-казахский показ в России я делать не могла, а раз у меня нет выбора, то я делаю франко-российский показ.

Мне пришлось работать и учиться одновременно. Считаю, что у каждого человека есть ответственность за то, для чего он живет. В зависимости от объема ответственности, которую он готов на себя взять, и складывается его успех.

– Вы говорите, что на вас косо поглядывали, но многие издания называют вас в числе ведущих российских модельеров. С учетом того, что вы живете то в Лондоне, то в Москве, то в Алматы, вы все-таки чей дизайнер?

– Если посмотреть мои интервью в прессе и по телевидению, то я везде говорю, что я дизайнер из Казахстана. Даже работая на канале “ТВ-Центр” и делая рубрику в утренней программе “Измени себя”, я добилась от продюсера, чтобы он всегда ставил, что я дизайнер из Казахстана, город Темиртау.

Понятно, раз я очень много работала в России, то меня называют российским дизайнером. Просто эта страна была удобным местом, где я могла реализовываться. Хотя некоторые журналы не печатали меня и фотографы не снимали на каких-то светских мероприятиях только потому, что я не была им интересна именно как дизайнер из Казахстана. Они говорили: “Разве может быть оттуда хороший дизайнер?”. Тем самым, спасибо им, они меня очень сильно разозлили. И я сказала: “Теперь вам придется видеть меня просто везде”.

Все говорили: у нее так глаза горят! А я просто есть хотела

– Я слышал, что когда вы приехали в Москву, то жили непонятно где и питались непонятно чем…

– Да, да. Никто не может поверить, что там я, будучи “Мисс Казахстана”, почти год жила в подсобке школы. Это было что-то типа учебного комбината, где с утра учились дети, а после обеда там работала одна команда дизайнеров, которые только-только окончили учебу и пытались делать что-то свое. Я устроилась к ним на достаточно маленькую зарплату. В те времена снять квартиру было невозможно, а жить где-то надо было. Так я жила в подсобке школы. При этом я очень хорошо одевалась, тренировалась в одном из самых крутых спортивных клубов, но никто никогда не думал, что я могу жить в таких условиях. Все говорили: “Ой, у нее так глаза горят!”. А я просто есть хотела. Что я тогда могла купить? Хлеб, порошки какие-то, каши детские. Делишь это на порции и варишь. Потому что у тебя жесткая экономия, так как неизвестно, каковы перспективы на ближайшую неделю.

– А вас, молодую девушку, не пугало все это?

– Было нелегко, но меня это не пугало, потому что я предполагала, что будут трудности. Сегодня я могу так весело все рассказывать, но даже мои близкие об этом не знают. Знаете, у меня есть внутреннее понимание, что если у тебя есть мечта, то ты должен бороться и идти к ней.

– У вас есть какая-то одна большая мечта на всю жизнь или на каждом жизненном этапе появляется что-то новое?

– У меня есть очень большая, скажем, мега-мечта, которая кажется некоторым болезнью, гигантоманией. Я хочу своей работой, своими действиями, своим знанием бизнеса и контактами сделать Казахстан одной из самых ведущих стран. Поскольку у него огромнейшие перспективы, нужно использовать их сейчас, а не ждать, пока придут какие-то люди и сделают это. У нас большая страна с исключительным геополитическим положением и всем необходимым. Но почему-то этот потенциал не раскрывается. Мне кажется, нужна огромная пропаганда ценностей. Уровень ценностей у нашего человека теряется очень быстро, как только он становится сытым и живет в более или менее хороших условиях. Чтобы все это сдвинуть, нужно, чтобы 50 процентов людей в стране думали соответствующе и пытались своими усилиями сделать нечто большое. И тогда будет результат. Это моя самая большая мечта.

В ее рамках существуют направления, которые я хотела бы реализовать в бизнесе. Например, я хочу создать бренд, который будет производиться в Казахстане и продаваться по всему миру.

– Вы уже давно продаете свою одежду в Лондоне и Москве. Как сейчас обстоят дела с вашей дизайнерской линией?

– Я долго работала с эксклюзивной линией одежды, работала над своим брендом и его репутацией. Но сейчас решила перейти на масс-маркет. То есть я собираюсь делать вещи, рассчитанные на массовое потребление. Производиться они будут в Казахстане и Кыргызстане, а продаваться для начала в Лондоне и Москве.

Я всегда любила дизайн. И, взрослея, поняла, что человек прежде всего воспринимается в обществе в зависимости от того, как он выглядит. К тому же одежда может менять настроение. Людям очень нравится нравиться себе и другим. Наш стиль, наш образ жизни занимает значительную часть нашего времени. Все вокруг этого замешано. И поэтому, создавая какие-то единичные модели, ты понимаешь, что этот сегмент распространен среди людей, которые работают в шоу-бизнесе, – артистов, моделей, актеров. А когда ты задумываешься о том, чтобы твои вещи носило как можно больше людей, то понимаешь, что нужно развивать сектор масс-маркет.

В гости к аль-Файеду

– Что на этот раз привело вас в Казахстан?

– Уехав, я всегда наблюдала за жизнью здесь. Мне было интересно, как живут люди, во что одеваются, какие торговые центры строятся… И сейчас поняла, что уже пора начинать в Казахстане более активную работу. Я решила создать группу дизайнеров, чтобы показывать их на Западе, поскольку каждому из них по отдельности будет тяжело выйти на тот рынок. А вот в рамках акции, которая пройдет в Лондоне, мы можем их представить в разных форматах. Мы можем представить наших дизайнеров в одном из самых престижных торговых домов Harrods, которым владеет Мохаммед аль-Файед, рядом с такими крупными брендами, как Кристиан Диор и Шанель.

И если смотреть дальше, то это может стать хорошим началом для развития текстильного производства. Это я понимаю и как дизайнер-профессионал, и как человек бизнеса, который бы сам потреблял этот продукт.

– Все-таки не верится, что наши дизайнеры так запросто попадут в Harrods...

– Я уверена: наше искусство может быть принятым и хорошо продаваемым на Западе. Нужна только хорошая упаковка и правильная пресс-поддержка. А взять нашу кухню и красивейшую чайную церемонию, в которой отражается целая философия... Вообще я думаю, что казахстанский бренд – это госте-приимство. На этом языке мы можем говорить со всем миром.

Загрузка...