Опубликовано: 1859

Группа “Токио”: Ни песни без любви!

Группа “Токио”: Ни песни без любви!

В их хитах нет историй – только образы, близкие каждому слушателю: “вечный покой”, “солнечный свет”, “облака и запах улиц”… Возможно, именно этим объясняется популярность российской группы “Токио”. “В проекте нет ничего японского, “Токио” – это токи, потоки заряженных частиц, свет, любовь”, – не устает пояснять солист, автор текстов и музыки группы Ярослав Малый.

Живот разрывается от счастья

С солистом “Токио” Ярославом Малым мы поговорили за несколько часов до концерта, на котором группа выступила в Алматы на прошлой неделе в компании других известных российских исполнителей.

– Ярослав, сейчас ваша группа на пике популярности. Какую аудиторию вы называете своей? Кто самые преданные поклонники группы “Токио”?

– У нас нет фанов, поклонников, я их не вижу. Есть люди, которые находятся с нами на одной волне. Если они задумываются над вещами, о которых мы поем, – это наша аудитория.

– Почти в каждой вашей песне фигурирует слово “любовь”. Что оно для вас значит?

– Для меня любовь – это то чувство, когда в детстве ты выходишь на улицу и у тебя живот разрывается от счастья! У вас было такое? И непонятно, к чему это? То ли к мячику, то ли к ребятам, которые скоро должны выйти во двор, то ли к пирожкам, которые ты несешь из дома, чтобы угостить друзей. К солнышку, которое светит, к машине, которая проехала, такая новая, красивая, красного цвета. Любовь – это ощущение того, что все, что в мире происходит, – прекрасно.

– А любовь к женщине? У вас сейчас она есть?

– Конечно! Как бы я, по-вашему, сейчас долетел до Казахстана, проведя в самолете семь часов, и так прекрасно выглядел?!

– Кто она?

– Наташа Симакова – абсолютно безумный персонаж! Актриса и певица. У нее своя группа, ребята девятнадцати лет. Рубят супермузыку такую: Нью-Йорк, конец 80-х годов, диско уже умерло, рок не пошел ни в какое направление, что-то на стыке получилось. Очень прикольную музыку играют!.. В Украине мы одним ребятам помогаем. Есть еще проекты. Мы стараемся оказывать поддержку людям, близким нам по духу. Слава Богу, у нас есть такая возможность.

– Были ли в вашей жизни моменты депрессии, растерянности?

– Как-то мне было очень плохо, реально плохо. Я не знал, как мне двигаться дальше, что делать. Когда мы впервые четыре года назад выступили на “Максидроме” перед аудиторией 24 тысячи человек, наши песни вместе с нами пели тысячи голосов. И я от этого жутко обломался. Не знал, что дальше. Я подумал о том, что раз мы находимся по ту сторону экрана и нас смотрят, то мы должны о чем-то говорить, должны каким-то образом меняться.

– Почти в каждом интервью вы выражаете благодарность своему учителю. Кто он?

– Я занимаюсь Торой, и у меня замечательный учитель – Владимир Иосифович Слуцкер. Благодаря ему я открыл многие вещи, посмотрел на многое с другой точки зрения.

– Вы изучаете Тору или Кабалу?

– Тора и Кабала не могут быть друг без друга. Те, кто занимается разъединением, это, знаете, как секс в презервативе или секс без любви (смеется).

На осколках бумажек

– Ваш второй альбом “Пульс 200” имеет большой успех. Над чем вы работаете сейчас?

– Мы готовим третью пластинку. Это будет абсолютно другая музыка. Очень быстрая. Сначала из трехсот треков мы выбрали сто. Затем из ста – пятьдесят. Сейчас вот остановились на двадцати, а в альбоме будет тринадцать или четырнадцать треков.

– Куда денутся остальные песни?

– Мы будем снимать фильм “Мысли вслух” и частично используем их там. Наш третий альбом выйдет и на английском языке, он будет включать в себя треки из первых двух альбомов.

– Вы говорите о том, что ваши поклонники не страдают фанатизмом. А вам самому приходилось фанатеть?

– Нет, я ни от чего не фанател. Мне, безусловно, нравилась хорошая музыка, нравились люди, которые ее несут в себе. В детстве я чувствовал в песнях на английском языке что-то свое. Я не понимал ни слова, сам придумывал на эту музыку слова и просто чувствовал эту гармонию. Мне нравились Depeche Mode, Led Zeppelin, The Doors. Это меня царапнуло!

– Вы работаете на границе между экстремальным попом и интеллектуальным электронным роком. Современный рок, на ваш взгляд, сильно изменился?

– Он не изменился. В современной музыке, насколько я себе представляю, очень важно, о чем ты говоришь, о чем ты мечтаешь и чем можешь поделиться с людьми. Реально. Песня, конечно, должна быть завернута в ультрасовременную “обертку”, должна быть качественная аранжировка, качественный звук. Грубо говоря, в ней должны быть “звуки поколения”. Но при этом прежде всего должна быть мысль!

– Стихи и музыку вы пишете сами. Как рождаются песни?

– Музыка – это удивительная штука! Она рождается везде. В самолетах, на осколках каких-то бумажек, в ресторанах на салфетках. Где угодно это происходит! Дома, в машине… Какое-то событие либо ранит тебя, либо заставляет прыгать от радости до четвертого этажа! Это жизнь. Так получилось, что у меня, слава Богу, есть возможность эмоции вкладывать в музыку, в слова.

Нереальные персонажи Малого

– Расскажите о вашей семье.

– Моя семья – это мои родители, мои дети, моя (пауза)… любовь. У меня трое детей. Абсолютно нереальные персонажи. У них свой мир и они живут там! Я приехал к дочке своей недавно, ей 13 лет, и у нее в дневнике: “три, три, три, три, три”. Я говорю: “Яна, хорошо, но почему у тебя по английскому языку три?” “Папа, – говорит, – не могу учить английский язык. “Фазэ”, “мазэ” – мне это неинтересно”. И вытаскивает такой талмуд – английский технический словарь: “До 450-й страницы я знаю все наизусть!” (смеется). Моим сыновьям четырнадцать и пять лет. Старший живет в Швейцарии. Понимаете, они живут в своих каких-то штуках. Я только им подсказываю что-то, но не навязываю ничего.

– Вспомните эпизод уже из своего детства, когда близких ваше поведение застало врасплох? Или даже шокировало?

– Однажды родители оставили меня у дедушки с бабушкой на Новый год. Мне было годика четыре, и от меня прятали конфеты. Когда все ушли из дома, я увидел краешек коробки конфет на огромном шкафу. Попытался залезть туда, стащить эту коробку какой-то линейкой. В конце концов коробка упала. Я открыл ее, а там, знаете, жижа такая – растеклась начинка! Я только через несколько лет понял, что эти конфеты были с ликером. Я начал их есть, чтобы бабушка и дед не увидели, когда вернутся. И вот такая новогодняя картина: я лежу в углу дивана, забегает бабушка. И дальше, как в картинах Бондарчука после контузии, – какое-то действие происходит, кто-то кричит, а главному герою все равно (смеется). Бабушка деда зовет, паника!

– Что вы можете пожелать казахстанским слушателям?

– Больше любви! Реально! Во всем. Всем нам!

Даты и факты

Состав группы: Ярослав Малый, Демьян Курченко, барабанщик Роман Титенштейн, гитарист Илья Шаповалов, клавишник Денис Транский.

Первый состав группы образовался в 2002 году и был несколько иным (Ярослав Малый, Илья Язов, Макс Богоявленский, Демьян Курченко).

В 2003 году в эфире радиостанций появилась песня “Снег”, а затем хиты “Звезда”, “Сердце”, “Москва”, “Пальцы-наручники”.

17 мая 2003 года группа стала дебютантом и потрясением “Максидрома”. Журналисты и музыкальные критики писали, что “токийцы” – “прорыв года”, “новая сенсация”, “самая романтичная российская группа”.

2004 год – презентация дебютного альбома группы.

21 апреля 2006 года – номинанты церемонии "Кинонаграды MTV". Номинация “Лучший саундтрек” (фильм “9 рота”, песня “Кто я без тебя”).

21 сентября 2006 года – обладатели премии RMA MTV в номинации “Лучший рок-проект 2006 года”.

12 октября 2006 года – официальный выход альбома “PULS 200”.

13 января 2007 года. Лондон. Трафальгарская площадь. Участие в фестивале “Русская зима”.

4 октября 2007 года группа “Токио” номинировалась MTV Russia Music Fwards 2007 в двух номинациях: “Лучший рок-проект” и “Лучшая группа”.

Ольга КОЩЕЕВА, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...