Опубликовано: 1202

Гоша рванул в Алматы!

Гоша рванул в Алматы!

Звезда аншлаговых картин “Антикиллер”, “Любовь-морковь”, “Турецкий гамбит”, “Ночной дозор”, певец Гоша Куценко приехал в Алматы для съемок в казахстанском фильме о спорте “Рывок”. Светское обаяние и интеллигентные шутки Куценко вызывали улыбку. Окончательно же он обаял всех после прочтения свежесочиненного опуса: “Звездочки – ночью, ласточки – днем, так и живем, так и

живем…”.

Кто тут прораб?!

– Гоша, как вы относитесь к своему герою?

– Есть доля жизни, юмора в моем персонаже. Мы придумывали очень мобильно, на ходу, сразу. Я говорю режиссеру Канагату Мустафину: “Слушай, мне не хватает истории”. Я позвонил в Москву врачу ЦСКА, он рассказал, что существует такая болезнь – “ужасная триада”, это когда рвутся все связки.

Потом я стал немного заикаться в кадре. Режиссер сказал: “Отлично, оставь”. И получился такой с-странный ч-человек, который в 90-х работал массажистом в женской сборной, потом ушел в строительный бизнес. Смешно, но мне реально сегодня приснился сон, как я стою на стройке и говорю: “Нурик, зачем вы разобрали эту сцену? Кто прораб: ты или я?”.

Если Орбакайте играет в кино, почему мне не петь?

– Вы уже однажды приезжали в Алматы в качестве музыканта…

– Музыка – это одно из моих любимых занятий. Вчера в ресторане мы слушали мои песни… Людям нравится. Хочу в июне приехать в Алматы и дать хороший концерт. Если бы не моя азиатская скромность, я бы давно песни пел. Если Орбакайте играет в кино, почему я не могу петь?

– Участие в фильме не навело на мысли о написании саунд­трека?

– Эта ниша уже занята – я пробивал. Мы вчера с ребятами из группы Ghetto dogs встречались, они почитали свои стихи, я свои. Если режиссера уговорим, то на финальных титрах сделаем совместный рэп – почитаем на русском и казахском языках. А вообще мы с моим партнером Максимом Головиным пишем саундтреки: написали к “Дикарям”, “Все могут короли”, недавно к проекту с участием Павла Воли. У меня вся музыка в общем-то связана с кино.

– Вы до сих пор занимаетесь вокалом дочери?

– Я привел Полину на студию несколько лет назад. Она немножко стеснялась. Но я хотел, чтобы она попробовала петь. Она у нас подвижная вообще девица – ничего не помнит. У нее одно оправдание: она так любит жизнь, любит смотреть вперед, что у нее нет времени глядеть по сторонам. Она спела песни на французском, сказала, что ей очень понравилось и что будет приходить на репетиции. С тех пор еще ни разу там не была! Я хочу ее заманить! У нее нужный голосок, и я хочу, чтобы она пела, по крайней мере, больше, чем играла в театре.

Никак не могу жениться!

– Вы сразу согласились приехать на съемки в Казахстан?

– Как узнал, что в Алматы, сказал: “А что так мало, всего пять дней?”. С удовольствием уехал из дождливой Москвы! Мне нравится, что ребята работают быстро, в кино меня раздражают паузы и торможения. Придумали, тут же нашли объект и сняли.

– Какие у вас отношения со спортом?

– Последняя моя травма – колена – приблизительно, как у героя фильма. Я катаюсь на сноуборде, езжу на водном джете для того, чтобы радовать девушек на пляже. Кто-то покупает дорогие яхты, а ты подъехал и сделал сальто!

Я был на Олимпиаде в Пекине – самые счастливые дни в моей жизни. Понял, что все в нашей стране держится на спортсменах и на военных! До этого я побывал в Южной Осетии, хотел правды, хотел увидеть своими глазами, и отправился туда на третий день после начала войны. В Цхинвали меня не пустили, но я был во Владикавказе, в госпиталях, а через неделю оказался в Пекине. Из тяжелого ада улетел в рай. Я видел, как прыгала Елена Исинбаева, познакомился со многими спортсменами. Я – за спорт!

Режиссеру удалось сделать подвижную молодежную историю. Таким должно быть спортивное кино. Я люблю и уважаю людей, которые не боятся делать рывки в жизни, – так я пришел в театр. Еще один рывок, который я никак не могу совершить, – жениться.

Марина ХЕГАЙ, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...