Опубликовано: 2790

Городские сумасшедшие, или "Настоящих буйных" уже немало...

Городские сумасшедшие, или "Настоящих буйных" уже немало...

“Да он не в своем уме!” – говорим мы, встретив человека, который, мягко говоря, неадекватно себя ведет. Мы называем их “городские сумасшедшие” и стараемся держаться подальше – мало ли что такому в голову взбредет? Но держаться подальше в тесных рамках наших городов не всегда удается.

“Городские сумасшедшие” расхаживают по городу, отравляют жизнь своим родным и соседям неадекватными выходками, строчат письма в разные инстанции, обвиняя окружающих во всех грехах и настойчиво требуя разбирательства.

Как свидетельствует мировая статистика, 1 процент населения, то есть один из ста человек, психически нездоровы. Если они принимают лекарства и соблюдают все предписания врачей, то своим поведением почти не выделяются из толпы.

А если не принимают? Тогда родственникам и соседям придется несладко.

В нашем доме появился “замечательный сосед”

Таких историй можно привести десятки.

Пенсионерка Алма Мукановна разменяла большую квартиру на однокомнатную, чтобы меньше платить за коммунальные услуги. Обрадовалась – квартиру ей продали совсем дешево. Однако экономия вышла боком: оказалось, что в квартире сверху обитает одинокая пожилая женщина, страдающая психическим заболеванием: каждое утро, часов в пять, соседи просыпались от ее страшных проклятий, смачно перемежающихся отборной нецензурной лексикой, затем в ход шел кухонный табурет, которым она долго и монотонно стучала в стену.

Тут уж просыпалась вся округа.

Соседи больную жалели, помнили ее в благополучное время, до трагической гибели мужа, после которой она повредилась в уме.

Алма Мукановна обратилась к участковому, но тот только пожал плечами: справка от психиатра у ее соседки есть, раз в год лечится. А что еще можно сделать? Ничего…

Тонкая грань

По закону оградить себя от людей, которые ведут себя неадекватно, и впрямь трудно. Почти невозможно. Разговоры об этом начинаются, лишь когда случится что-то из ряда вон выходящее. Вроде трагедии в Астане, когда восьмиклассник на уроке ударил одноклассника шариковой ручкой, и тот от удара скончался. Позже выяснилось, что школьник, нанесший смертельную рану, состоял на учете в психдиспансере, но врачи рекомендовали ему обучение в общеобразовательной школе.

Сейчас в Алматы в самом разгаре конфликт из-за первоклассника одной из гимназий, который, по мнению родителей его одноклассников, ведет себя слишком агрессивно. Мама мальчика считает, что ее сын вполне нормален, родители других учеников собираются подавать в суд. На днях в школе собиралась комиссия департамента по контролю в сфере образования Алматы.

Чем закончится эта история – неясно.

Грани психического здоровья и нездоровья настолько тонкие, что трудно сказать, где обычная невоспитанность, а где психическое расстройство. Ребенок, постоянно дерущийся с одноклассниками, нуждается в коррекции воспитания или помощи психиатра? Пенсионерка, которая, к ужасу соседей, завела в однокомнатной квартире пятьдесят кошек – просто любит животных или ненормальная?

Только по согласию

Ежедневно на стол директора Алматинского центра психического здоровья ложится как минимум два обращения – люди жалуются на неадекватных соседей, коллег или других нарушителей общественного порядка.

Каков итог их рассмотрения? Заведующая диспансерным отделением городского центра психического здоровья Алматы Татьяна АЛФЕРОВА говорит:

– Если человек состоит на учете, врачи выезжают и проводят освидетельствование, оценивая психическое состояние, и уже после этого либо госпитализируют, либо назначают лечение. Если же человек не состоит на учете, то здесь гораздо сложнее. Потому что первичное психиатрическое освидетельствование проводится только с согласия самого человека. За исключением трех случаев: когда пациент представляет непосредственную опасность для себя и окружающих (на деле это очень сложно выявить), если он не может самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности, например, обслуживать себя, и если в случае неоказания психиатрической помощи его здоровью будет нанесен существенный вред.

Если, к примеру, ваш сосед ночами стучит, нецензурно бранится или угрожает, это можно расценить как хулиганские действия, и мы тогда пишем, что необходимо обратиться в правоохранительные органы.

Если же в заявлении указаны явные признаки психического заболевания, к примеру – бред, галлюцинации, соседу мерещится, что вы травите его газами через щели в розетке, тогда мы осматриваем пациента целой комиссией. Его согласия при этом не спрашиваем, но открыто заявляем ему, что мы психиатры.

В поле зрения

По данным психиатров, общее количество психически больных людей, зарегистрированных и поставленных на учет в поликлинике, не увеличилось, однако среди самих больных увеличилось число людей, склонных к суициду:

– В основном это молодые люди, – говорит Татьяна Алферова. – Мы постоянно держим их в поле зрения. Сейчас они даже выделены в отдельную группу. Причина роста, возможно, в том, что творится в самом мире, с другой стороны, улучшилась выявляемость. Чаще стали встречаться и психозы. При близком рассмотрении оказывается, что это последствия употребления новых наркотических веществ, которые зачастую даже сложно обнаружить в крови. И это очень тревожная тенденция.

Однако есть немало людей, которые так и не попали в поле зрения психиатров. Возможно, потому, что более или менее социально адаптированы, худо-бедно работают, хотя зачастую и выглядят немного странными.

Психические отклонения могут быть совершенно не заметны для окружающих – до поры до времени. Человек может жить по соседству, работать с вами в офисе, сидеть за рулем машины. Да, при получении прав или трудоустройстве порой просят справку о том, что вы не состоите на учете, но…

– В 2011 году вышел новый приказ Министерства здравоохранения РК № 15, по которому состоящий на учете больной может быть снят с учета, если в течение 12 месяцев о нем нет никаких сведений, – поясняет Татьяна Алферова. – Но год – это очень маленький срок для снятия с учета. Ведь никакой реабилитации таких больных у нас почти не предусмотрено, хотя раз в год или два мы должны обязательно их обследовать. Да и социальный статус таких больных весьма туманен. Многие стараются скрыть свое заболевание от окружающих, чаще всего от работодателя. Для психически больных людей почти нет домов-интернатов, не считая одного-единственного в Алматы, но туда очередь на пять лет вперед расписана. Часто такие больные терроризируют соседей, и ничего поделать с ними нельзя. Даже поместить их в интернат, если человек проживает одиноко, трудно: необходимо, чтобы кто-нибудь из родственников или просто сочувствующих соседей оформил над больным опекунство, чтобы производить за него все действия по закону: получать пенсию, например. В случае если такой человек находится, его кандидатуру должен утвердить акимат.

В общем, “городские сумасшедшие”, похоже, становятся неразрешимой проблемой.

Специалисты говорят, что у нас в стране неуклонно растет количество людей, страдающих деменцией, – слабоумием. Раньше это был удел пожилых людей, сейчас болезнью Пика или Альцгеймера начинают болеть уже в возрасте чуть за пятьдесят.

Загрузка...