Опубликовано: 2628

Голливуд с неба не свалится

Голливуд с неба не свалится

Молодая, талантливая, перспективная. На нее делают ставку лучшие кинорежиссеры Казахстана, а с недавних пор и России. В эксклюзивном интервью “Каравану” актриса Карлыгаш МУХАМЕДЖАНОВА рассказала о том, как непросты киношные поцелуи, что чувствует жертва киллера и каким должен быть настоящий принц.

Дочь оперной певицы Нуржамал УСЕНБАЕВОЙ и сенатора Толегена МУХАМЕДЖАНОВА Карлыгаш даже не помышляла о съемках в кино. Окончила факультет международных отношений, потом два года училась в колледже в Америке. По возвращении вела музыкальную передачу “Ән Арна” на телеканале “Казахстан”, где ее заметила продюсер кинокартины “Лавэ”. В ней и состоялся кинодебют Карлыгаш. Затем были “Рывок” и “Ирония любви”. А сейчас она сыграла главные женские роли сразу в трех самых ожидаемых кинопремьерах этого года. Это молодежная драма “Сказ о розовом зайце” Фархата ШАРИПОВА, военная лента под рабочим названием “Настоящий полковник” Егора КОНЧАЛОВСКОГО и мистический боевик “Ликвидатор” Ахана САТАЕВА.

ПЛАКАЛА, КРИЧАЛА, УМОЛЯЛА…

– Карлыгаш, в фильме “Ликвидатор” твоим партнером стал британский актер Винни Джонс, известный по фильмам “Угнать за 60 секунд”, “Карты, деньги, два ствола”, “Большой куш”. Как тебе с ним работалось?

– Винни – истинный англичанин: спокойный, доброжелательный, очень сдержанный. Он играл роль немого киллера, я же была его заложницей. Был момент, когда Винни должен был ударить меня наотмашь по лицу. А он такой здоровый дяденька, у него одна ладонь, как вся моя голова! И когда он замахивался, я от страха закатывала глаза: мало ли, вдруг действительно заденет?! Он это заметил и решил меня подбодрить: “Да ты не бойся, – говорит. – Я не промахнусь! Знаешь, сколько раз я бил женщин?”. После такого заявления я сразу расслабилась. Все действительно прошло хорошо.

– А ты что делала во время экзекуции?

– Плакала, кричала, умоляла – чего я только не делала! На самом деле я больше волновалась до нашей встречи, чем во время нее. Винни – обычный человек, такой же, как и мы, просто известный.

– Ну а режиссер? Оправдал твои ожидания?

– Ахан – просто супер! Я работала со многими режиссерами, но такого перфекциониста, как Сатаев, не встречала. Он настолько щепетильно относится к своей работе – четко знает, чего хочет, и влюблен в кино. У него все должно быть безукоризненно. Сто раз отмерит, тысячу – отрепетирует, все-все-все проверит и только потом снимет в доли секунды. И, будьте уверены, это будет идеальное кино.

– Кричит, наверное, как все режиссеры?

– Кстати, нет, он вообще не тиран. Всегда прислушивается к актерам, уважает. Иногда случается, что диалог, написанный сценаристом, не выговаривается. Я спокойно говорю об этом Ахану и слышу ответ: “Как тебе удобно, так и скажи”. Он понимает, что, если актер испытывает дискомфорт во время съемок, его увидят и зрители. А когда режиссер не требует от актера полного подчинения, поощряет импровизацию, по сути, дарит свободу – для актера это большая удача. У Егора Кончаловского, кстати, эта черта тоже присутствует.

ОТОРВА И ПАТРИОТКА

– Я знаю, что ты часто играешь журналисток…

– Да, почему-то так получается. И в “Настоящем полковнике”, и в “Ликвидаторе” я играю журналисток, но они совсем разные. В “Полковнике” моя героиня – развязная хулиганка, оторва, всегда готовая к авантюрам и приключениям, несмотря на протесты своего молодого человека. Захотела в Афганистан – поехала, захотела – послала куда подальше. А у Ахана я более целомудренная журналистка. Патриотка, борец за справедливость, которая искренне считает, что зло должно быть наказано.

– И какой характер тебе ближе?

– Не скажу, что я девочка-паинька, но и чересчур развязной меня тоже не назовешь. Думаю, что в моем характере присутствуют черты обеих героинь. Хотя я бы не стала идти наперекор чувствам любимого человека. Мне, конечно, тоже присущи амбиции, но я куда более покладистая. Героиня Ахана – девушка спокойная, мудрая, думающая о серьезных вещах – все это мне тоже свойственно.

– Сложно было играть развязную девушку?

– Мне не пришлось сильно перестраиваться психологически. Видимо, какие-то задатки развязности у меня все-таки есть! (Смеется.) Другое было сложно: убивать человека и играть в откровенной сцене – тут мне пришлось прибегнуть к помощи дублерши.

КИНО И ПОЦЕЛУИ

– Скажи, а каково это – целоваться перед камерой, да еще с чужими мужчинами?

– С удовольствием бы этого не делала, но надо – профессия требует. Причем мои напарники по поцелуям стесняются не меньше моего – по сердцебиению чувствуется. Каким бы раскрепощенным ты ни был, попробуй реагировать иначе, когда на тебя смотрят сто человек, а ты мало того что целуешься с чужой девушкой, но и должен делать это красиво.

– А ты могла бы выйти замуж за актера?

– Почему бы и нет? Могла бы. Творческим людям проще понять друг друга, смириться с сумасшедшим графиком, с откровенными сценами. Но лучше, наверное, за хорошего режиссера! (Смеется.)

– Ты ведь не получила актерскую профессию. Выходит, образование не имеет значения?

– Уверена, что имеет. Я планирую восполнить этот пробел – поехать учиться в Америку, возможно, это случится осенью. Буду постигать актерское мастерство и продюсерское дело. Мне кажется, что многие актеры рано или поздно становятся продюсерами. Я понимаю, что всю жизнь сниматься не смогу, и потом мне просто интересно поработать за кадром.

МУЖЧИНА ДОЛЖЕН УМЕТЬ РАБОТАТЬ

– Где ты знакомишься с парнями?

– Чаще всего получается так, что не я знакомлюсь, а меня знакомят друзья. Не бывает так, что я сижу в кафе, кто-то ко мне подошел и познакомился. Наоборот. Если мы сидим в кафе с подружками, никто и никогда к нам не подойдет!

– Каким должен быть твой принц?

– Самое главное, чтобы мне с ним было интересно. Потому что если нам элементарно не о чем поговорить, о каком продолжении отношений может идти речь? И, конечно, человек должен понимать меня и мою работу, на что способен далеко не каждый. Сама я всегда воспринимаю человека таким, какой он есть, и к себе жду соответствующего отношения. Я не говорю, что мы должны полностью совпадать, как пазлы, – это скучно, но в чем-то понимать друг друга нужно.

– То есть твой принц не обязательно должен быть богатым?

– Нет. Но я не совсем понимаю, когда девушка говорит, что для нее финансы парня не имеют значения. Мне кажется, она врет. Потому что любой нормальный человек при наличии головы, рук и ног может обеспечить себе нормальное существование. А если человек бедный – значит, он просто не хочет трудиться. А мужчина должен уметь работать.

ПОЮ В КАРАОКЕ ШЕПОТОМ

– У тебя музыкальная семья: мама – певица, папа – музыкант. А как у тебя по этой части?

– У меня есть небольшой голос, слух, я ходила в музыкальную школу. Могу спеть что-то, причем чисто. Но насчет “голосить” – это не ко мне, это к маме. Меня, кстати, часто зовут участвовать в каких-то музыкальных проектах. Но петь так, как завывают некоторые наши “звезды”, я не могу – мне ужасно стыдно. Поэтому на вопрос “ты поешь?” я отвечаю, что нет, разве что шепотом в караоке. Возможно, это у меня комплекс из-за мамы. Боюсь, что нас будут сравнивать: “Ужас, какая она бездарная, а вот мама вроде так хорошо поет! Неужели не могла научить?”. (Смеется.)

– Кто из актрис тебя восхищает?

– Мне нравятся нестандартные женщины. Не стереотипные красотки, а интересные, с изюминкой, как Марион Котийяр или Мерил Стрип. Но больше всего я люблю Кейт Бланшетт. Она для меня в сто раз милее, чем какая-нибудь супермодель.

– А ты сама в Голливуд не собираешься?

– Думаю, там и без меня актрис хватает. И потом, я, наверное, патриот: мне хочется прославлять нашу страну, сделать так, чтобы наши актеры стали более узнаваемыми. Весь мир знает японцев, корейцев, того же Джеки Чана. А чем мы хуже?

– И что для этого нужно?

– Удача, трудоспособность и талант. Не будешь действовать, Голливуд с неба точно не свалится.

Юлия ЧУКМАСОВА. Фото из архива Карлыгаш Мухаметжановой

Загрузка...