Опубликовано: 1900

Год без дела

Год без дела

Почти год лучший казахстанский гимнаст Ернар Еримбетов был вне спорта. На соревнованиях в Москве он получил тяжелейшую травму плеча. Весь 2008 год ушел у него на восстановление. И сейчас жизнь вернулась в привычную колею: дом – тренировки – дом.

Наше досье

Ернар Еримбетов. Родился 16 марта 1980 года. Чемпион Азии 2003 г. Двукратный победитель Всемирной универсиады 2003 г. Бронзовый призер Азиатских игр 2006 г. Победитель и призер различных этапов Кубка мира. Участник Олимпиады-2004 (7-е место – брусья).

На чемпионате мира 2003 года в США был в многоборье четвертым. Лучшего результата в этом виде гимнастической программы среди казахстанцев добивался только двукратный олимпийский чемпион Валерий Люкин.

Работать в удовольствие и на результат – разные вещи

– Ернар, ежедневные тренировки не приелись?

– Конечно, тяжело. Но это моя работа, мой хлеб. Тренировки по два раза в день необходимы для достижения моей главной цели в спорте – стать призером Олимпийских игр.

– От тренировочных будней удовольствие не получаете давно?

– Работать в удовольствие и на результат – это совсем разные вещи. Когда ты разучиваешь какие-то новые элементы – это интересно. Интересно наблюдать за теми изменениями, что происходят с твоим телом, за переменами в мышлении. Сейчас на профессиональном уровне, когда практически все умеешь, ты только поддерживаешь свою форму и мастерство. Не даешь им опуститься ниже определенной планки.

– Заметили момент, когда гимнастика стала для вас работой?

– В 1997 году, когда попал в основной состав сборной Казахстана. В том году я окончил 11-й класс, начал регулярно ездить на соревнования, меня поставили на зарплату. Я по-взрослому увидел мир гимнастики.

– В чем это проявлялось?

– В первую очередь – в сложности программ. Когда вживую увидел выступления ведущих гимнастов мира, то понял, что впереди еще очень много работы и пробиться наверх будет непросто. В мире около тысячи гимнастов, и каждый из них мечтает о медалях – конкуренция очень высока. Для того чтобы тебя заметили и оценили, ты должен уметь делать что-то гораздо более сложное, чем твои соперники.

Через боль

– Будучи отлученным от гимнастики на целый год, скучали по тренировкам?

– Конечно, скучал. Но я понимал, что сначала надо полностью восстановиться, а период реабилитации будет долгим. Рассчитывал все закончить за четыре месяца, но это было только мое мнение. Врачи сказали, что на восстановление уйдет минимум полгода. Доктора уже сталкивались с подобными травмами и знали, сколько времени они лечатся. Когда начал разрабатывать плечо, то не верил, что можно что-то сделать – настолько все болело. Однако уже через два месяца мы с тренером увидели результат нашей работы. Тогда я поверил в то, что все может быть нормально.

– Были какие-то послеоперационные проблемы?

– Я потерял много времени из-за того, что шов не срастался. Должен был начать разрабатывать плечо спустя два месяца после операции, а получилось, что только через полгода. За это время образовалась костная мозоль, и работать стало сложнее: я ведь полгода провел в покое, ничего не делал. Все закостенело, и было больно. Сейчас плечо, конечно, беспокоит, но работать можно.

– Как использовали вдруг возникшее свободное время?

– В основном лечился. Дома за мной ухаживала моя семья, жена. Телевизора насмотрелся. Сейчас на него снова времени не осталось – только семья и тренировки… За это время много всяких мыслей было в голове.

“Это не знак свыше”

– Наверное, думали и о том, что травма – знак свыше? Мол, пора остановиться?

– Такие мысли тоже возникали. Родители говорили: может быть, уже остановишься? Но я чувствовал, что это никакое не предупреждение, а чистая случайность. Можно сказать, что в той травме была и моя ошибка.

– В чем же вы были виноваты?

– Я не почувствовал, что телу нужна передышка. Напротив, ощущал прилив сил. К травме привело и то, что в команде не было массажиста, медикаментов, восстановительных процедур. Нам выделяют какие-то лекарства, витамины, но этого недостаточно. Для достижения результата нужна база. Необходимо наличие в сборной и врача, и массажиста, и, возможно, даже психолога.

– Эта проблема до сих пор не решена?

– Да, она никуда не исчезла. Конечно, ведущие виды спорта – бокс, борьба, тяжелая атлетика – все это получают, но у них есть олимпийские медали. У нас почему-то сначала требуют результат, а потом что-то начинают вкладывать. Надо же делать наоборот: сначала вложить, а потом собирать плоды.

Как выкарабкаться – вот в чем вопрос

– Отсутствие сборной Казахстана на Олимпиаде в Пекине серьезно скажется на развитии нашей спортивной гимнастики?

– Боюсь, что это может обернуться для нас очень плохо. Гимнастика в Казахстане вообще может стать любительской. На чемпионате Казахстана всех гимнастов можно пересчитать по пальцам. Если вдруг я и другие члены сборной оставим спорт, то гимнастику просто “закроют”. Из-за того, что нас не было на Олимпиаде, финансирование сразу урезали в два раза. В условиях, когда нужен результат без какой-то помощи со стороны, очень сложно приносить медали. Лично мне после травмы тяжело показывать высокие результаты. Что ж, будем бороться, искать какие-то выходы, выкарабкиваться из этой ситуации. Гимнастику надо поддерживать, потому что это красивый и основополагающий вид спорта.

– Травму вы получили при исполнении простого или сложного элемента?

– Я делал “крест” на кольцах. Для профессионала это не очень сложный элемент, но судьи оценивают его высоко. На турнире в Москве я решил пройти все шесть снарядов, чтобы проверить свое состояние. Этого можно было и не делать, тренер меня отговаривал. Однако я настоял на своем, но мышцы со связками не выдержали. Хочешь не хочешь, а телу надо отдыхать.

Здоровье все-таки дороже

– Теперь акцент будет сделан на опорном прыжке?

– Не только. Вместе с прыжком хочу сделать ударными также брусья и перекладину. Старую программу на кольцах я, конечно, делать не буду – здоровье мне дороже. Однако совсем отказываться от этого вида нельзя – для олимпийской лицензии надо отработать все виды. Надеюсь, на кольцах я наберу минимум, достаточный для завоевания путевки на Игры-2012.

– Старые программы придется сильно усложнять?

– Да, чуть ли не в два раза. Я к этому готов. Каждый олимпийский цикл у нас новые правила. Сейчас надо их изучить. Наш главный тренер едет в Москву на судейский семинар, где конкретно узнает все требования, после чего мы начнем работать над новыми программами. Приблизительный план в голове есть. К примеру, свой опорный прыжок я уже усложнил: сейчас его нарабатываю, шлифую, довожу до автоматизма, чтобы можно было с этой программой бороться за высокие места.

“Появились страх и мандраж”

– Какой турнир станет для вас главным в этом году?

– Чемпионат мира, который пройдет в октябре в Лондоне. Перед этим в апреле выступлю в Москве в том же зале, где получил травму. В столице России опробую свои возможности, получу соревновательную практику, обкатаю себя в психологическом плане. Все-таки за год я отвык от соревнований. После травмы появились страх и мандраж. И через это надо пройти. Предстоит вернуть прежнюю моральную форму, настрой, когда без боязни подходил к любому снаряду и работал в удовольствие, показывал свою программу.

– Для попадания в состав сборной Казахстана на чемпионат мира надо проходить отбор на внутренних состязаниях?

– Нет, состав сборной формируется и утверждается в начале года. С членами команды подписываются контракты, выделяется на год финансирование. Если не будешь показывать результат, то тебя на следующий год могут убрать из команды.

– Этой зимой вы уже заняли третье место в опорном прыжке на Кубке Воронина в Москве…

– Он проходил в зале “Динамо”, где мы часто бываем на сборах. В опорном прыжке выиграл квалификацию, но в финале стал третьим, допустив ошибку при приземлении. Тем не менее доволен результатом. Какой-то конкретной цели перед собой не ставил. Главное было попасть в число призеров.

Неприятная история

– За последнее время часто приходилось слышать, что Еримбетов – возрастной спортсмен и уже не добьется высоких результатов...

– Да, до меня доходили разговоры, что я уже не молодой и не потяну. В лицо мне это не говорили. Слышал через кого-то, узнавал из прессы. Сейчас не хочу называть этих людей. Не понимаю, почему меня списывают. Я собираюсь работать, рук не опускаю. Лучше бы поддержали. Когда такое слышишь, очень неприятно. К Лондонской Олимпиаде мне будет 32 года – вполне нормальный возраст для гимнаста.

– По каким критериям пройдет отбор на Олимпиаду?

– Отобраться на Игры можно будет только через чемпионат мира 2011 года, больше отборочных соревнований не предусмотрено. И это довольно несправедливая система.

– Призовое место в отдельных упражнениях не дает лицензию?

– Сейчас как раз хотят дополнить правила, чтобы олимпийские лицензии получали не только по результатам многоборья, но и призеры чемпионата мира на отдельных снарядах. А то действительно странно выглядит, когда чемпионы мира не могут участвовать в Играх. Так что может появиться дополнительная возможность заработать лицензию.

Сергей РАЙЛЯН, Тахир САСЫКОВ (фото)

Загрузка...