Опубликовано: 1114

Глазами казаха

<w:WordDocument> <w:View>Normal</w:View> <w:Zoom>0</w:Zoom> <w:PunctuationKerning/> <w:ValidateAgainstSchemas/> <w:SaveIfXMLInvalid>false</w:SaveIfXMLInvalid> <w:IgnoreMixedContent>false</w:IgnoreMixedContent> <w:AlwaysShowPlaceholderText>false</w:AlwaysShowPlaceholderText> <w:Compatibility> <w:BreakWrappedTables/> <w:SnapToGridInCell/> <w:WrapTextWithPunct/> <w:UseAsianBreakRules/> <w:DontGrowAutofit/> </w:Compatibility> <w:BrowserLevel>MicrosoftInternetExplorer4</w:BrowserLevel> </w:WordDocument> </xml><![endif]-->

Пока Санжар Султанов был занят показом своего первого фильма “Время не ждет” в Нью-Йорке, алматинцы наталкивались в городе на постеры с дерзкимслоганом из этой картины: For One To Win, The Other Must Lose –
“Победа – для одного, остальные – проиграют”. В этом фильме он выступил и режиссером, и актером. Казахстанская премьера состоится в январе. А пока Санжар, проживающий в Торонто, рассказал “Каравану”, почему для дебюта он обратился к наследию американского классика.

Джек Лондон – в качестве… страховки

– Санжар, обычно режиссеры сначала зарабатывают себе имя дома, а потом выходят на зарубежные рынки. У вас случилось наоборот.

– Дело в том, что я получил образование и профессию в США и Канаде. Поэтому начал свой путь в Северной Америке, а не в Казахстане.

– Расскажите историю своего десанта за океан…

– По рассказу родителей, в середине 90-х годов в Кордае, где я родился и учился в школе, было неспокойно. Село находится на границе с Киргизией, и поэтому криминогенная обстановка была крайне обострена. Отец был довольно успешным бизнесменом, но до него дошли сигналы, что нам угрожает опасность. Так в 1997 году мы с братом Саидом оказались в Англии, где продолжили свое обучение.

– Странно, что в 21 год  в качестве дебюта вы решили экранизировать именно Джека Лондона – Burning Daylight (“Время не ждет”)...

– Я сам был в этом фильме дебютантом, а если еще и сценарий был бы не от мастера – не слишком ли много риска? Мой дебют как режиссера должен был базироваться на драматургии высочайшего класса. Это была своего рода страховка от неудачи. Так думали я и мои инвесторы.

– Примечательно и то, что с Джеком Лондоном вообще связана большая часть вашей творческой биографии.

– Он, на мой взгляд,  один из лучших рассказчиков всех времен и народов, великий мастер слова! Я продолжаю открывать его, читая и перечитывая. В августе мы возили картину на родину писателя в местечко Сонома. Устроили там показ, посчитав это своим первейшим долгом. Это была поучительная и вдохновляющая поездка!

Не так страшны голливудские звезды…

– Слышали, вы хотели пригласить на главную роль даже голливудскую знаменитость – Харви Кейтела, но сняли другого известного актера – Роберта Нэппера.

– Не совсем так. Харви Кейтела мы пригласили авансом на одну из главных ролей в картине The Story. А на “Время не ждет” с самого начала вели переговоры с Робертом Нэппером, который был несколько неуступчив в вопросе гонорара, и когда мы уже посчитали, что Роберт отказался, то сделали предложение Майклу Медсону. Он дал согласие тут же, едва прочитав сценарий. В это время Роберт тоже согласился… Возникла щепетильная ситуация, из которой пришлось выходить не самым приятным образом. Кстати, Роберт признался, что мы открыли ему Джека Лондона и сейчас он стал его  большим поклонником. И даже заявил, что готов сниматься бесплатно в картинах по Джеку Лондону. Надо будет его поймать на слове!

– Кстати, какая судьба постигла ваш другой проект – The Story?

– Если бы вы только знали, насколько это больная тема для меня! Впервые я взялся за нее, еще учась у режиссера Ли Страсберга. Очень умный, тонкий сценарий, вместе с тем остросюжетный и колоритный. Создан для кино! Мы выкупили права на сценарий. Они истекли в прошлом году, но автор дал слово еще подержать его для меня. С того времени я тщетно пытаюсь найти инвестора для этого фильма. Иногда, кажется, все получается, но… Я верю, что нам все же удастся осуществить этот проект.

– Как вас, вчерашнего выпускника университета, воспринимают актеры?

– Если откровенно, то отношение эволюционирует – от простого к сложному, от скептицизма к уважению. Проще говоря, меня зауважали. А может, притворяются. Это же артисты, они вам что хочешь сыграют – и любовь, и ненависть!

Кто пойдет замуж за режиссера?

– Ваша театральная карьера тоже неплохо развивалась. Но теперь с театром покончено навсегда?

– Спасибо за оценку моей театральной работы. Если когда-нибудь удастся совмещать кино и театр или больше заниматься театральными постановками,  я буду счастлив. К сожалению, театральное искусство почти везде нерентабельно и переход в театр требует прежде всего финансовой поддержки. В США, Канаде театр для артистов – это не место для заработка, а скорее отдушина. Они получают творческий кайф. К примеру, Джулия Робертс, Кэтрин Зета-Джонс , чьи гонорары в кино исчисляются десятками миллионов долларов, работают в театрах на Бродвее с годовым жалованьем  10–15 тысяч долларов!

– Планируете ли работать на родине?

– Я бы этого очень хотел. Если мой первый фильм понравится зрителю, то, значит, мне удастся поработать в Казахстане.

– Вам важно познакомить соотечественников со своим творчеством?

– Очень! Здесь ведь не просто соотечественники: родные, родственники, друзья, однокашники… К тому же я  холост, а кто же за меня пойдет, если провалю фильм?!

Загрузка...