Опубликовано: 872

Гигабайты наркотрафика

Транзит наркотиков через Казахстан растет. Тонны “белой смерти” по территории нашей республики следуют в Россию и Европу. Рост наркотрафика наконец­то вынудил наших законодателей увеличить сроки наказания за нелегальный сбыт наркотиков. Но число продавцов зелья не уменьшается – слишком велик соблазн легких денег. О том, как ведется противостояние с наркоторговцами в Павлодарской области, наш корреспондент попросил рассказать начальника

управления по борьбе с наркобизнесом областного ДВД Ержана Бакумбаева.

– Знаете, я так возмущен случаем, произошедшим во время одной из последних операций, когда мы изъяли 4,5 килограмма героина! – эмоционально начал беседу наш собеседник. – Задержанная женщина разрыдалась, мол, не арестовывайте, у меня маленькие дети. Я ей отвечаю: “Но вы же травите чужих детей, родители которых плачут годами!”. Больше всего обидно, что в конечном итоге она, скорее всего, отделается отсрочкой исполнения приговора до совершеннолетия ее детей.

– И много сейчас в Павлодарской области наркоманов?

– В регионе на официальном учете состоят 4700 наркозависимых, средний возраст которых от 25 до 35 лет. Надо сказать, сегодняшний наркоман “постарел” – в основном это те, кто пристрастился в 1990­е годы. Нынешняя молодежь умнее, не “подсаживается” на наркотики. Считаю нашим достижением сокращение числа несовершеннолетних наркоманов с 313 человек до 214. Это, понятно, официальные цифры, но мы видим – профилактика приносит плоды. В прошлом году мы подписали меморандум с ночными клубами о нераспространении наркотиков и теперь по договоренности с ними проводим акции, где известные люди говорят о вреде наркомании. Стараемся проводить такие мероприятия ненавязчиво, знаем, что молодежь в силу возрастного максимализма может отреагировать своеобразно, сказать: “Что вы тут нам лапшу на уши вешаете!”.

С этого года на все судебные процессы в отношении распространителей будут приглашаться старшеклассники. Еще хотим показывать перед киносеансами мини­фильмы о вреде употребления наркотиков – что­то вроде советских “Фитилей”. Сейчас договариваемся с руководителями кинотеатров.

Мы работаем “под колпаком”

– Неприятный для вас вопрос: были ли случаи выявления “оборотней” в вашем управлении?

– Таких случаев не было. Очень переживаю, когда говорят, что мы “крышуем” наркоторговцев и живем на их деньги припеваючи. Признаюсь, что много лет назад, работая в другом управлении, сам пребывал в таком же заблуждении относительно коллег из управления по борьбе с наркотиками.

Я своим ребятам говорю: “Сегодня ты “крышанул”, а уже завтра об этом знает весь город”. Напоминаю, что мы находимся “под лупой” сразу у нескольких ведомств, а также – негласно – “под колпаком” у ряда других служб. Ну и если узнаем, что кого­то из полицейских осудили за коррупционные преступления, тоже сразу доводим информацию. Чтобы знали…

– А вас лично соблазняли деньгами?

– Пару раз ко мне подходили гражданские лица, предлагали крупные суммы за освобождение от ответственности задержанных накануне лиц. В одном случае выразили готовность немедленно доставить пачку в 10 тысяч долларов. Два года назад звонили по телефону, угрожали. В последнее время попыток угроз и подкупа нет.

– Люди возмущаются – мол, пресловутые “ямы” как работали, так и работают, никто их не ликвидирует.

– Как таковых “ям” на сегодня в Павлодаре не существует. Например, в частном секторе к одному пожилому мужчине люди ходят толпами, но в доме героин не продается. Реализатор берет деньги и говорит, что надо забрать “товар” в таком­то почтовом ящике или мусорном бачке возле такого­то магазина. При этом сбытчики постоянно меняют свои “явки” по нескольку раз в день. Иногда шифруют свою речь, и понять ее может только посвященный – говорят, например: “поступила литература” или: “надо скачать 10 мегабайт”.

– Есть мнение, опять­таки у простых граждан, что сотруднику полиции надо просто проследить за наркоманом, и он обязательно приведет либо к передаточному звену, либо к продавцу.

– В основном так и происходит отслеживание. Однако задерживать наркоманов или мелких посредников можно бесконечно. Потому наша цель – оптовые реализаторы.

– И все­таки, почему так редко задерживают наркоторговцев? Наверняка всех знаете наперечет!

– Иногда несколько месяцев проходит, прежде чем задержим оптового продавца. Мы около трех лет “вели” цыганскую группировку. Сложность в данном случае была в том, что этнические группы сильно законспирированы и не пускают посторонних в свой круг. А нам важно поймать их за руку, чтобы доказательная база была “железобетонной”, – тогда уж они точно попадут за решетку.

У нас есть агенты среди наркопотребителей. Но они ради ежедневной дозы готовы на все. А если поставщика задержим, они останутся без “дозы” – они это знают. Но некоторые все равно помогают нам.

“Мелочь” можно ловить каждый день, но мы сейчас ориентируем своих сотрудников “бить в корень”, то есть выявлять крупных поставщиков. В 2006 году изъяли полторы тонны марихуаны и семь килограммов героина. В прошлом году – полтонны наркотиков, в том числе около 10 килограммов героина. По итогам первого полугодия 2008 года изъято около 7 килограммов героина. То есть из года в год количество тяжелых наркотиков растет.

– Рост изъятия говорит о том, что УБН усилило работу или о том, что увеличился наркотрафик?

– Мы думаем, и то и другое. Что касается транзита наркотиков через Казахстан, то он вырос значительно. Свидетельство тому – задержание в Костанае КамАЗа с 500 килограммами наркотиков, в Алматы наши коллеги изъяли 120 килограммов. Трафик вырос и в западных регионах.

– А откуда доставляются наркотики в Павлодарскую область?

– В основном от южных соседей – из Узбекистана и Киргизии. Туда выезжают наркосбытчики из нашей страны, договариваются о поставке. Затем находят так называемого “верблюда”, который нанимает такси, доезжает до границы, выходит из машины и с баулом переходит ее пешком в обход таможенных постов. Наркокурьеры имеют свои маршруты, строго расписанные, вплоть до одного метра. Они хорошо изучили местность…

Кадров нам не хватает!

– Вы уже наверняка все приемы наркоторговцев знаете – тайники, способы перевозки…

– Наркосбытчики постоянно придумывают новые способы поставки своего товара и не жалеют денег на безопасность. Например, на средства видеоконтроля. Имеются у них и так называемые глушители, в определенном радиусе уменьшающие сигнал прослушивающих устройств. В этом плане мы отстаем от них, а хотелось бы идти на шаг впереди.

– И чего вам не хватает для полного искоренения наркоторговли в области?

– Кадров в первую очередь. В Омской области, насчитывающей полтора миллиона человек, в управлении по борьбе с наркотиками работает 400 сотрудников, в Павлодарской – с населением 800 тысяч человек – в нашем управлении 32 полицейских.

Если мне дадут еще 50 человек оперативного состава, мы очистим регион. Сейчас у нас в отделе работают 15 человек, в том числе я, мой заместитель, три специалиста, занимающихся аналитикой, потому что большой объем документооборота. Один человек занимается агентурой, один отслеживает легальный оборот. Остается всего семь оперативников. Что они могут сделать в трехсоттысячном Павлодаре?

По мере сил мы справляемся, хотя ребятам приходится тяжело, они здорово устают. Жалко, когда от нас уходят опытные кадры, но я не имею морального права их не отпускать.

К “травке” тоже привыкаешь

– На Западе время от времени поднимают тему легализации марихуаны. Как вы относитесь к этому?

– В Казахстане, надеюсь, легализации марихуаны не будет. Эпизодического потребления этого наркотика не может быть, это заблуждение. Привыкание все равно наступает. Не с первого и второго раза, но настолько, что потребитель может “сесть на иглу”.

– Как вы считаете, ужесточение наказания наркоторговцев даст плоды?

– Оно необходимо. Сегодня наркоторговцы прекрасно знают о предстоящем ужесточении наказания за сбыт несовершеннолетним, за продажу в крупных размерах. Однако велик соблазн заработать легкие деньги. И они думают: дай­ка попробую провернуть дело в последний раз. Все, кого мы задержали в последний год, признаются, что намеревались “завязать”, и сейчас клянут себя за то, что вовремя не отошли в сторону. Возможно, после первых публичных осуждений – вплоть до пожизненного лишения свободы! – некоторые наконец­то одумаются!

Ризабек ИСАБЕКОВ, Павлодар

Загрузка...