Опубликовано: 2336

Герольд БЕЛЬГЕР: До цели не доходят ни деньги, ни добрая воля

Герольд БЕЛЬГЕР: До цели не доходят ни деньги, ни добрая воля

Когда в постоянной рубрике “КАРАВАНА” “Интервью номера” была опубликована беседа с Герольдом Бельгером, она сразу вызвала резонанс. При этом газетный формат не смог вместить всего того, что заслуживало внимания. Сегодня мы публикуем мысли Герольда Карловича, не вошедшие тогда в интервью.

О себе

– Один публицистику мою изучает, другой ищет во мне образ казахов. Обо мне написано 516 научных статей. Для общипывания я очень интересный человек. …По старинке пользуюсь ручкой и бумагой, при этом должен постоянно менять ручку и сорт бумаги. У меня даже мобильника нет – зачем мне он нужен? Мне и домашний телефон надоел, а если еще мобильник появится, сколько будет звонков? На это вся жизнь уйдет. Недавно у меня спросили: что, у вас и компьютера нет? Я его уничтожил. С ним чувствовал себя зависимым, у меня давление поднималось, уши горели. А так я пишу, потом мне набирают тексты.

О казахах

– Я проникся казахским духом, о казахах могу говорить бесконечно. Раньше я был Керей, потому что Герольд рифмуется с Керей. Меня звали Керей Балгер.

О немцах

– Я очень много выезжал на Волгу, я – ярый автономист. И написал роман “Зов” на немецкую тематику, так вот каких немцев я там увидел? Сибирские немцы – агрессивные, нахальные, резкие, на скандал напрашиваются. Балтийские немцы – несколько чопорные, культурные. Самые интересные – туркменские немцы, их выслали еще во время коллективизации. Как-то они приезжали на московский съезд в бараньих шапках и в кресло не садились, сели на пол, скрестив ноги, насвай за губу и плевали направо-налево. Казахстанские немцы – самые нормальные, порядочные, искренние, благорасположенные, просто айналайын! Все наши немцы вобрали культуру и цивилизацию тех народов, среди которых они жили.

О русском языке

– Я очень высокого мнения о русской культуре – язык, проза, литература, это поразительное явление. Но повторю еще раз: русский знаю плохо. Он у меня – поздний язык, я только с третьего курса института перешел на русский, по-казахски мне легче говорить. Когда меня принимали в институт, говорили: парень образованный, читающий, но не может быть учителем, у него странное произношение. Я раньше говорил так: ко-ро-ва, до-ро-га, то есть по слогам. Все время переключаюсь с языка на язык, так как переводчик, а это, говорят, вредно для здоровья.

О ситуации с казахским языком

– Деньги передают немалые, но до цели ни деньги, ни добрая воля не доходят. Все склонны брать взятки. Воруют сверху донизу. Когда дело доходит до акша, никто не думает о языке, о патриотизме, каждый думает о своем кармане! Я с возрастом все больше и больше отношусь к этому скептически. Когда слышу, что к 2025 году заговорим на казахском, про себя думаю: черта с два – не перейдут, не смогут. Когда казахов будет 85 процентов от всего состава населения, мол, тогда будем говорить на казахском языке – тоже не будем. Потому что сами казахи охотнее разговаривают на русском языке.

О стране

– Надо что-то менять, нужны реформы, до сих пор были “рипормы”. Это еще Салтыков-Щедрин употреблял. А нужны реформы, их нет. Они там на верху все знают, что сидят временно и через год-другой их уберут вместе с командой, и “рипорма” останется “рипормой” – ничего не делается.

Глазами друзей

“Ни дня не отступал от своей миссии”

Олжас СУЛЕЙМЕНОВ, писатель:

– В пятницу я высказался в одной газете, что Герольда перевели из реанимации в общую палату, и пожелал ему долгих лет жизни, а в субботу узнал об этом несчастье. Его отец был долгожителем, и он всегда радовался этому. Память ему будет долгой, и в этом смысле он безусловный долгожитель…

Мурат АУЭЗОВ, культуролог:

– Ему Бог даровал бесконечный талант, потрясающий, оснастил его исполинской силой. Не было дня, когда бы он отступал от своей миссии. Он был обожжен этой несправедливостью, когда немцев переселили на беззащитную землю, здесь прекрасный и страдающий народ, казахи, принял его. И эти два чувства – ощущение несправедливости и желание помочь этому народу – подвигли его на поиск ответов на очень многие вопросы. А получить он их мог только от великих знаний. И он действительно обладал ими. Это качество человека-миссии. Необыкновенная популярность его публикаций с этим и связана, что он вернул нам веру, волю, чувство собственного достоинства. Он делал это очень убедительно и каждодневно.

Бахытжан КАНАПЬЯНОВ, поэт и писатель:

– У нас многонациональная страна, и все мы – граждане суверенного Казахстана, но Герольд Карлович был единственным в своем таком энциклопедическом, в культурном, в литературном и в политическом значении. Я бы его больше назвал – гражданином Вселенной. У него чрезвычайно высокие заслуги как у переводчика. Для многих писателей, начиная с Габита Мусрепова, Абдижамила Нурпеисова, Абиша Кекильбаева, он делал блестящие подстрочники, которые были ничем не хуже художественного перевода.

Жумабай ШАШТАЙУЛЫ, главный редактор газеты “Қазақ әдебиеті”:

– Его очень уважали казахи. Он был очень правдивым публицистом. Он говорил и писал на трех языках – это явление среди нас очень редкое. Мог смело сказать как о казахских, так и о немецких и русских пороках общества. Единственный человек, который это мог, таких больше не осталось.

Прощание

Человек с казахской душой и немецким сердцем

Десятого февраля в Алматы в последний путь проводили известного всему Казахстану публициста, писателя, переводчика Герольда Бельгера – человека, к которому было особое отношение.

На 81-м году жизни после шестого инфаркта скончался Герольд Бельгер. Смерть аксакала не оставила равнодушной страну. Интернет заполнен откликами, те, кто смог, пришли лично попрощаться в Казахский театр драмы имени Мухтара Ауэзова во вторник, 10 февраля. Было много известных людей страны – руководители культурных учреждений, режиссеры, актеры, чиновники и, конечно, коллеги по писательскому цеху. Всю свою жизнь Бельгер, педагог по образованию, просвещал и молодых, и седых через свои книги, публикации, переводы. Из-под его пера вышло свыше 70 книг, более 2 000 публикаций. Немного в стране людей, о которых говорят: Гражданин, совесть нации, настоящий казах.

Генеральный консул Германии в Алматы, самые известные немцы Казахстана высказали слова скорби, сострадания и искреннего соболезнования семье – супруге Раисе Закировне, дочери Ирине и близким. Особенно запомнились слова Александра Дедерера, председателя Ассоциации общественных объединений немцев Казахстана “Возрождение”:

– Герольд Карлович стал совестью народа. Он получил награду “Парасат”, что означает “благородство”. Таким он был и остается в нашей памяти. Человек благородный и невероятно скромный. Его жизненная позиция всегда была связана с культурой народа. Известность не повлияла на него, он не вознесся, не дистанцировался. Остался таким же открытым человеком. Герольд Карлович служил своему народу, соучаствовал, сопереживал, его творчество хорошо известно в Германии среди переселенцев. Вместе со своим народом он пережил депортацию, репрессии, вырос в казахском ауле, учился в казахской школе, глубоко и искренне проникся любовью к казахскому народу, к языку. Получив педагогическое образование, он посвятил себя воспитанию молодежи. Человек, соединивший в себе культуру двух народов, он стал для нас символом единения. Это человек с казахской душой и немецким сердцем. В своих трудах он отразил главную философию, основа которой – человеколюбие, честность, справедливость. Он сделал то, что возможно сделать только великому человеку.

Похоронили Герольда Бельгера на казахской земле, на которой он прожил больше 70 лет, – на кладбище Кенсай в Алматы, как он сам того хотел.

Личный взгляд

Герольд Бельгер однажды сказал мне, журналисту “КАРАВАНА”: “Если есть ручка и бумага, больше мне ничего не надо”. Это мы, его современники, обставили свою жизнь и закрылись от близких гаджетами, телефонами, планшетниками, а он был простой, доступный, открытый.

Он все записывал и не доверял современным устройствам, компьютерам, не пользовался Интернетом – все знания держал в голове, как в энциклопедии. Намеренно отказался от сотового телефона – он его отвлекал от хода жизни. Под рукой у него всегда были книги – целый мир книг на казахском, немецком и русском языках. О себе говорил, что давно “оказахован”, так как с 7-летнего возраста жил в казахском ауле и был горячим сторонником всего казахского, для него это было близко и кровно. При этом на протяжении всей жизни бережно культивировал в себе немца. И считал, что каждой нации необходимо сохранить свою национальную суть.

Герольд Карлович стал для нашего общества Глашатаем – именно так с немецкого языка переводится его имя. Он умел аргументированно поддержать или критиковать, ему не нужно было ничье “добро” сверху, чтобы сказать то, что он думает. Одним из главных пороков нашего общества считал хвастовство, или, как сейчас говорят, понты, а также ложь.

Как образованный и высококультурный человек, очень переживал, что к культуре в стране относятся легкомысленно, видят только сиюминутное – то, что под носом, но не смотрят вдаль. Переживал, что у современной молодежи нет идеалов и авторитетов, что на пьедестал взошли акша и материальные блага, больше никого и ничто не интересует. Герольд Карлович был убежден, что человеку, особенно молодому, очень важно дать нравственное образование, в обществе же, где царят хамство, бесстыдство и бескультурье, никакого будущего нет.

Он был своим для всех: для немцев, казахов и русских. Постоянно читал прессу на казахском языке – выписывал 15 казахоязычных газет.

Светлая ему память. Таких граждан побольше бы нашей стране.

Загрузка...