Опубликовано: 5878

Герои не умирают

Герои не умирают

Николай (Каиргельды) МАЙДАНОВ – единственный казах, дважды удостоенный за боевые заслуги звания Героя в новейшей истории. Он – Герой Советского Союза и Герой Российской Федерации. Его жизнь оборвалась в 2000-м. И в последние минуты он делал то, что и всегда, – спасал других. В России о его мужестве вспоминают и сегодня. А вот на родине, в Западном Казахстане, ничто – ни улочка, ни крошечный скверик, ни памятная доска – не напоминает о

легендарном вертолетчике.

Две тысячи афгани – за голову Майданова

О Николае Майданове нам удалось поговорить с летчиком Владимиром НОВИКОВЫМ. Он и сегодня живет в Уральске. Оба прошли афганскую войну и на всю жизнь сохранили свою дружбу.

Николай Майданов, которого в детстве звали Каиргельды, родился в селе Таскудук Сырымского района Западно-Казахстанской области. Рос в многодетной семье казаха и немки, у которых было пятеро сыновей и две дочери. От родителей Николай унаследовал любовь к труду и бесценное качество ценить дружбу и уметь подставить плечо товарищу.

Майданов и Новиков стали близкими друзьями. Вместе учились в Москве – правда, в разных летных академиях. Будучи уже семейным – с двумя детьми, Николай часто приглашал холостого земляка в гости...

О таких говорят, что они никогда не думают об опасности, когда речь идет о спасении других. Однажды вертолетчик Майданов попал под жесточайший обстрел, когда забирал десантников с задания. Офицер пересчитал бойцов – оказалось, одного не хватает. Ждать было очень опасно. Но Майданов сказал, что, пока не найдется солдат, он никуда не полетит. Солдат нашелся. И таких ситуаций у Николая были сотни.

В 1984-м он был направлен в первую командировку в Афганистан. В 1987-м направили во второй раз, хотя он мог не возвращаться опять в пекло боевых действий, как это делали многие. Но это было не в его характере. Слава летного аса к Николаю пришла именно во время второй его командировки в Афганистан. Он выходил невредимым из любого пекла, доставлял груз в самые непроходимые районы, спасал товарищей, которые, казалось, обречены на верную гибель. За сбитый МИ-8 Майданова душманы предлагали 2 миллиона афгани. По тем временам – 200 тысяч долларов. Даже листовки об этом везде развешивали…

Звание Героя Советского Союза Николай получил за то, что в 1988 году за один рейс вывез на своем вертолете 46 человек – экипажи двух подбитых вертолетов и группу спецназа, попавших в засаду.

Майданов не боялся абсолютно ничего. “Сбитые полуобгорелые вертолеты пытались ремонтировать – хвост приделают, какие-то железки прикрутят, – вспоминает Владимир Новиков. – И нужно их перегонять на базу. Никто не хотел вести вертолет, который мог рухнуть на землю. Тогда Коля встает и говорит: давайте я перегоню”.

Легендарный шлемофон

Зато в жизни Николай Майданов был настолько скромным, что окружающие удивлялись и порой пользовались этим. “Бывало, придет на вещевой склад, а там какой-то прапорщик говорит, что обмундирование закончилось, – продолжает Владимир Новиков. – А летчику положены новые унты на зиму. Николай – к тому времени Герой Советского Союза – мог бы возмутиться. А он: “Давай, что есть”. Ему выдают кирзовые утепленные сапоги. На построении командир спрашивает: “Почему в кирзовых?” – “Не хватило, товарищ командир”. – “Почему ко мне не пришел?” – “Да что по мелочам беспокоить?”. В этом был весь Коля”.

Еще Владимир вспоминает историю с фотографией Майданова, которая печатается почти везде, когда речь идет о нем. На фото Николай – в шлеме и камуфляжной куртке.

Майданов тогда служил в Забайкалье, его вызвали в Москву в издательство “Планета”, готовившее фотобуклет о Героях Советского Союза. Летной амуниции он с собой не захватил, поэтому пошел к другу и земляку Владимиру Новикову, который учился в Москве в академии имени Н. Е. Жуковского. Посидели, выпили по сто граммов, а утром отправились в издательство. И тут их задержал… комендантский патруль. Даже собрались отправить на гауптвахту. Увидев на груди Майданова Звезду Героя, начальник патруля даже усомнился в ее подлинности и начал оскорблять: дескать, нацепил себе побрякушки. Николай, как обычно, молчит. “Тогда я говорю этому офицеру: везите нас на гауптвахту, – рассказывает Новиков. – Но вы лично будете отвечать перед министром обороны Язовым, почему Герой Советского Союза Майданов не явился в издательство “Планета”, где он должен быть через 25 минут. Тут все закрутилось, нас на машине с мигалкой за считанные минуты доставили в нужное место”. Сейчас этот легендарный шлем, в котором сфотографировался Николай, хранится в Уральске, в обществе воинов-афганцев.

Родина встретила неприветливо

В 1991 году, после распада Союза, Майданов, окончив летную академию имени Ю. А. Гагарина, вернулся домой, в Казахстан. Сразу обратился в Министерство обороны, и ему предложили должность командира полка в Таразе. “А там – разброд, вертолеты все сломанные, топлива нет. Коля обращался по инстанциям, пытался навести порядок. Все тщетно”, – поясняет Владимир. Майданов поставил условие перед начальством: если не дадите летать, уеду. В ответ – оскорбления, дескать, кому ты нужен – СССР уже нет. “Чувствую, что деградирую как летчик, не летаю совсем”, – пожаловался он другу.

Тогда он принял решение переехать в город Калинов. И как раз в это время под Санкт-Петербургом создавался вертолетный полк. Николая направили им командовать. А потом в жизни полковника Майданова была еще одна война, с которой он уже не вернулся.

Последний подвиг

В Чечне летчик Майданов снова показал себя  первоклассным асом. Российские журналисты до сих пор вспоминают, как 28 января 2000 года они едва не попали в плен. Майданов спас командующего войсками Северо-Кавказского округа генерал-полковника Казанцева и группу журналистов. А на следующий день он совершил свой последний вылет. В печати об этом много неточностей, говорит Новиков. А дело было так:

“В Аргунском ущелье сбили реактивный самолет Су-25. Все знали, что летчик катапультировался и скрывается в лесу. Десантникам нужно было прочесать местность и найти его. Но этот район оказался логовом боевиков. Начался мощный обстрел, у десантников не было никаких шансов на спасение. Майданов принял единственно возможное для себя решение вернуться обратно и попытаться взять солдат на борт. Когда уже все загрузились и вертолет стал взлетать, боевики открыли по нему стрельбу. Одна пуля попала Николаю в грудь, вторая – в горло и перебила сонную артерию. Истекая кровью, он довел свою машину до базы, но на посадку у него не хватило сил – он скончался. Вертолет посадил второй пилот. Майданов получил звание Героя Российской Федерации посмертно”.

Похоронили Героя России с казахскими корнями в Санкт-Петербурге на Аллее Героев Серафимовского кладбища. На похороны пришли губернаторы Московской и Ленинградской областей, руководитель администрации президента России и тысячи людей в погонах.

Не могут простить отъезда?

Уральские власти не жалуют легендарного летчика. О нем спешно вспоминают лишь по специальным датам. А стенды о нем затем прячут в кладовке – до следующего случая. Сейчас разрабатывается эскиз Аллеи Славы воинов-интернационалистов в Уральске, но неизвестно, будет ли там хотя бы барельеф Николаю Майданову. Говорят, что ему не могут простить переезда в Россию. Но ведь в его паспорте было указано “казах” и Героем Советского Союза он стал как воин из Казахстана.

Р.S. “Говорят, летчики не умирают, летчики улетают на небеса”, –  сказал в конце нашей встречи Владимир Новиков. – Если здесь не хотят его увековечивать, значит, будем считать, что Коля еще живой и не нуждается в этих почестях. Он просто улетел на небеса”.

Уральск

Загрузка...