Опубликовано: 2552

Герлиц не спешит стать француженкой

Герлиц не спешит стать француженкой

Около 15 лет Ирина Герлиц не была на родине. Одну из самых успешных представительниц в истории нашего спорта, олимпийскую чемпионку 1992 года по баскетболу мы разыскали во Франции. И, как выяснилось, у знаменитой центровой по-прежнему казахстанское гражданство.

Во Франции тяжело выбиться в звезды

Знаменитая баскетболистка Ирина Герлиц уехала из Казахстана в начале 90-х. Поиграв в клубах Испании и Франции и завершив карьеру в 38 лет, олимпийская чемпионка Барселоны-92 осела в Бордо. Звонку из Казахстана Ирина Яковлевна была очень удивлена.

– Давно из Казахстана не было вестей, – говорит Ирина Герлиц. – Но со своей родиной мы концы не обрубаем. В Алматы у нас осталась квартира, и гражданство у нас с мужем, известным в прошлом волейболистом “Дорожника” Виктором Козиком, казахстанское. Во Франции мы живем уже тринадцать лет, но получать паспорта этой страны не спешим.

– Другими словами, возможности вернуться на родину вы не исключаете?

– Конечно, нет. Если бы не хотели возвращаться в Казахстан, то уже официально стали бы французами.

– В Казахстане у вас два родных города – Павлодар, где вы родились, и Алматы, где играли за “Университет”…

– Баскетболом я начала заниматься в 11 лет в Павлодаре у известного тренера Валерия Дмитриевича Тарасова, который до сих пор работает с местной командой. Техническая база, заложенная тренером в детские годы, помогла мне задержаться в баскетболе почти до сорока лет. В 70–80-е годы в СССР существовали детские спортивные школы, в которых работали тренеры, прошедшие специальную подготовку. Во Франции же с детьми занимаются 16–17-летние ребята, которые сами еще толком баскетбол не знают. Что они могут дать? Из-за этого уровень начальной подготовки будущих спортсменов во Франции очень низкий, выбиться в звезды могут только действительно талантливые ребята, которым это дано от Бога. Если я уже в 11 лет тренировалась по пять раз в неделю, то здесь тренировкам отводится только один день плюс игра в уик-энд. Профессия детского тренера во Франции совсем не популярна. Не то что в Америке, где в каждой школе работает профессиональный наставник, а матчи между учебными заведениями транслирует местное телевидение.

Вся республика работала на Алма-Ату

– В союзное время в Павлодаре была команда мастеров?

– Нет. У нас на весь Казахстан был только один клуб, выступавший в высшей лиге чемпионата СССР, – алма-атинский “Университет”. В Павлодаре же была команда при местном пединституте, игравшая на первенство Казахстана.

– В каком возрасте вы переехали в Алма-Ату?

– Сразу после окончания школы. При этом еще в старших классах меня начали подключать к матчам за дублирующий состав “Университета”.

– Что в тот момент представляла собой алма-атинская команда?

– “Университет” тренировал Константин Петрович Миловидов, который очень много дал мне в профессиональном плане. Мы были крепкими середняками женского советского баскетбола. Тем не менее состав у “Университета” был достаточно сильным. Когда я пришла в команду, свою карьеру заканчивала двукратная олимпийская чемпионка Надежда Ольхова. Костяк команды составляли Галина Кудреватова, с которой мы в 1986 году в составе сборной СССР выиграли серебро на Играх доброй воли в Москве, чемпионка Европы среди девушек Галина Быняева. Таисия Ануфриева играла за “Университет” лет до 35–36 – очень долго по тем временам. Кстати, сейчас ее дочь Оксана Рахматуллина является одной из лучших разыгрывающих в России, выступает за сборную этой страны.

Ничего не изменилось

– Вам не казалось, что “Университет” находился несколько в тени мужского СКА?

– Я бы так не сказала. Мужская команда из Алма-Аты поднялась только к 1990 году. Мы больше армейцев поиграли в высшей лиге. Между нашими командами существовала определенная конкуренция – за зрительскую любовь, за отношение к себе Федерации баскетбола Казахстана.

– Каким был интерес болельщиков к женскому баскетболу в Алма-Ате?

– На наши матчи ходил только узкий круг болельщиков. Многие в городе просто не знали, что есть такая команда, что в Алма-Ате проводятся туры чемпионата СССР. Никакой рекламы по радио и телевидению не было. Все ограничивалось плакатиком в вестибюле спортивного зала на Весновке, где мы проводили свои матчи.

– Как вы думаете, почему в Алма-Ате было такое отношение к команде?

– Вопрос не ко мне, а к ответственным за это людям.

– А какой была ситуация в других городах? К примеру, в Москве, где играл флагман женского баскетбола ЦСКА?

– Не сказала бы, что в Москве на ЦСКА был полный зал. Первый раз аншлаги я увидела в Америке, где мы играли с университетскими командами. Каждая из таких команд имела как минимум 10-тысячный зал. Мы о таком отношении к женскому баскетболу могли только мечтать. Вроде в России сейчас что-то начинается. А вот когда дойдет до Казахстана, не представляю. Насколько я знаю, сейчас в чемпионате Казахстана играют всего 4–5 команд. Согласитесь, для такой большой республики это очень мало.

Американки взяли “физикой”

– В каком году вы попали в сборную СССР?

– В 1986-м. До этого я играла на молодежных чемпионатах мира и Европы. Сборную СССР тогда принял Вадим Павлович Капранов, который начал потихоньку обновлять состав, подпускать молодежь. Осталась в прошлом эпоха, когда под кольцом царствовала Ульяна Семенова, а наша сборная одной пятеркой выигрывала по 20–30 очков. Пришло время новых центровых: Виталии Тоумайте, Олеси Барель, Натальи Засульской, меня. Мы были невысокие по баскетбольным меркам игроки (мой рост – всего 192 см), зато более подвижные. Соответственно изменилась и игра команды.

– Если в Европе равных сборной СССР по-прежнему не было (с 1950 по 1991 год женская баскетбольная команда выиграла 21 из 22 континентальных первенств. – Прим. авт.), то на мировых турнирах нас начали поджимать американки…

– Первый тревожный звоночек прозвучал для нас в 1983 году на чемпионате мира в Бразилии, когда в финале мы выиграли у сборной США всего два очка (84:82). А спустя три года американки разбили нашу команду в Москве – и на первых Играх доброй воли, и в финале чемпионата мира (88:108).

– Олимпиада 1988 года в Сеуле была шансом взять у сборной США реванш?

– Да, мы готовились именно к игре против американок. Подготовка к Олимпиаде началась за полгода до ее открытия. На всех сборах мы играли с мужскими молодежными командами, привыкали к жесткому, силовому баскетболу. Помимо скорости и высокого технического оснащения американки славились своей физической подготовкой. У команды США была длинная скамейка, позволявшая за счет частых замен поддерживать высокий темп игры. Мы должны были встретиться с американками в финале, но заняли в своей подгруппе только второе место, проиграв Австралии (48:60). Попав на сборную США в полуфинале, мы уступили ей (88:102) и завоевали в итоге бронзовые медали.

Олимпийское золото

– Через четыре года в Барселоне ситуация повторяется: сборные СССР (тогда уже СНГ) и США сталкиваются на полуфинальной стадии олимпийского турнира…

– В то время некоторые наши баскетболистки – Засульская, Елена Худашова – уже играли в зарубежных чемпионатах против американок. У них появился определенный опыт, к матчам против США они подходили более спокойно. К тому же американки недооценили нашу команду. Мы ведь в первой игре уступили Кубе (89:91), после чего сборная США заранее посчитала себя чемпионом. Даже уступая нам в счете по ходу полуфинального поединка, американки особо не переживали, считали, что время на отыгрыш у них останется. После финальной сирены они никак не могли осознать, что проиграли Олимпиаду. Нам же в перерыве (при счете 47:41) тренер Евгений Яковлевич Гомельский сказал в раздевалке: “Девочки, это ваш шанс!”, и мы его не упустили (79:73).

– Финал с Китаем дался легче?

– Наоборот. Все силы – и физические, и эмоциональные – мы оставили в полуфинале. Китаянки же, напротив, прошли кубинок на одной ноге (109:70). Так что финал получился очень тяжелым (76:66). Мы были счастливы, что сотворили в Барселоне невозможное. Ведь в наши олимпийские перспективы особо не верили. Но мы всем доказали, что нас рано похоронили.

“Переезд в Москву был бы предательством”

– Вас, как игрока сборной СССР, звали из средненького алма-атинского “Университета” в ведущие клубы страны?

– В 1986 году Капранов предлагал перейти в московский ЦСКА, но в то время подобное считалось чуть ли не предательством, переходы баскетболисток из одной команды в другую можно было пересчитать по пальцам. Я даже не представляла, как можно играть против своих. Возможно, сейчас я об этом и жалею. Думаю, могла бы еще многому научиться у Капранова.

– После распада СССР можно было уехать в Россию…

– Тогда было одно спасение – заграница. Времена пошли тяжелые, люди уезжали за рубеж в поисках работы. Если бы не было вариантов за рубежом, тогда поехала бы в Россию.

– А в Германию на постоянное место жительства?

– Такая возможность появилась позже, когда я уже играла в зарубежных чемпионатах. Сначала я выступала в Испании за команды из Мадрида и Овьедо, а потом мой агент нашел вариант с Бордо, где базировались и женский баскетбольный, и мужской волейбольный клубы высшего дивизиона Франции. Это было важно для нашей семьи.

Дочь – не спортсменка, зато отличница

– Слышал, что ваша дочь Кристина тоже начинала заниматься баскетболом…

– Годик позанималась и оставила. Желания тренироваться у нее особого не было. Зато Кристина отлично учится, в этом году сдала выпускные экзамены и хочет поступать в университет. Второму нашему ребенку – сыну Максиму – в августе исполнится три годика.

– Напоследок могли бы дать свой прогноз на женский баскетбольный турнир Олимпиады?

– Фаворитами считаю сборные США и Австралии. Неплохая команда у Бразилии. России же будет тяжело. Насколько я слежу за российским баскетболом, сборницы в своих клубах не имеют большой игровой практики. С другой стороны, к Олимпиаде они могут подойти “голодными”, не уставшими после длинного сезона.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...