Опубликовано: 5145

Генерал Махмут ТЕЛЕГУСОВ: Казнокрад страшнее диверсанта!

Генерал Махмут ТЕЛЕГУСОВ: Казнокрад страшнее диверсанта!

В 2015 году в казахстанской армии пройдет аттестация офицерского состава на знание законодательства, соответствие в боевой и физической подготовке, а также психологическое тестирование. Обещано, что аттестация пройдет при максимальной гласности и объективности. Но, принимая во внимание все коррупционные скандалы в Минобороны, верится в это с трудом.Кому нужна такая доктрина?

Своими соображениями и опасениями по поводу ситуации в казахстанской армии с “КАРАВАНОМ” поделился заместитель председателя республиканского общественного объединения “Совет генералов” генерал-майор запаса Махмут ТЕЛЕГУСОВ:

– Беда в том, что разрабатывают законопроекты, как правило, заинтересованные в них министерства без привлечения независимых экспертов. Взять закон о госзакупках. С момента его принятия в 2002 году там уже были всевозможные лазейки, позволившие нанести большой ущерб государству и создавшие предпосылки для коррупционных преступлений.

– Независимые эксперты участвовали в разработке военной доктрины Казахстана?

– Нет, хотя у нас в Совете генералов есть не только военные эксперты, но и ученые, специалисты в области юриспруденции и международного права. Но разработкой военной доктрины занимались лишь представители Министерства обороны. При этом никто не задумался, что все они подвержены влиянию своего руководства и не в их интересах критически и объективно оценить состояние обороноспособности страны. Когда готовится законопроект, как правило, каждое ведомство пытается лучше сделать для себя, а не в интересах населения и государства.

– Что значит “лучше сделать для себя, для своего ведомства”?

– Чтобы им было легче жить, причем с увеличенным размером бюджета.

 – А что думаете по поводу предстоящей аттестации в казахстанской армии?

– Опасаюсь, что эта затея приведет к печальным последствиям. У нас после аттестации на улице ранее оказались более 10 тысяч полицейских и около 4 тысяч пограничников. Уволили оперативников или следователей, наработавших опыт за годы службы. А кого набрали взамен? Сколько времени надо, чтобы из них специалистов сделать? Что касается Министерства обороны, тут дело может обернуться еще хуже.

– Но почему все может привести к печальным итогам?

– Люди, прослужившие 15 и более лет, рискуют пополнить ряды бомжей, будучи уволенными без квартиры и без пенсии, а их семьи – лишиться средств к существованию. Ведь, как правило, семьи проживают в военных городках. Жены не имеют возможности найти там работу, вот и сидит вся семья с детьми на зарплату мужа. А тут на тебе – уволили! Что делать, как быть, где искать работу, как кормить семью и содержать престарелых родителей?! Не надо забывать, что офицеры – это золотой фонд страны.

Печальный опыт

– По каким причинам сотрудники полиции и Погранслужбы ранее не прошли аттестацию?

– Один из пистолета Макарова с расстояния 25 метров не смог выбить 25 очков. Другой не успел за положенное время надеть на себя общевойсковой защитный комплект или пробежать дистанцию. Кто-то не подтянулся положенное количество раз.

– И за это их уволили?

– Да! Даже в советское время за это не увольняли, а дополнительно занимались и переучивали! Ведь это вина старших начальников. В каждой роте есть журнал учета боевой подготовки сержантов, а в батальоне и в полку – офицеров. Каждый месяц сдают зачеты по всем предметам, и им ставят оценки. А тут аттестация пришла, и их увольняют. Получается, формально проводили занятия и ставили положительные оценки?

– Вы против аттестации?

– Нет, я против увольнения из рядов Вооруженных сил тех, кто не смог ее пройти. Чтобы не получилось, как в тех структурах, когда аттестация привела к некомплекту личного состава. Еще знаю, что прежде всего страдают принципиальные и честные офицеры, не идущие на поводу у казнокрадов и недобросовестных начальников. Кто гарантирует, что под шумок вышестоящее руководство не захочет избавиться от неугодных подчиненных? Поэтому основным направлением аттестации должна стать очистка Вооруженных сил от непрофессионалов и коррупционеров в погонах. Аттестация должна прежде всего учитывать соответствие военной специальности занимаемой должности, уровень оперативного и стратегического мышления, способность и умение управлять войсками.

 “Мы подрываем себя изнутри”

– То, что в Вооруженных силах появилось немало офицеров из других ведомств, например из МВД, – это нормально?

– Нет. Это подрывает традиции казахстанского офицерства. При прежних министрах обороны в армию просочилось немало представителей силовых структур. Кого только нет – из МВД, КНБ, даже из прокуратуры! Причем идут только на полковничьи или генеральские должности и служат начальниками управлений и департаментов.

– По какой причине это происходит?

– Огромной ошибкой стало уравнивание званий. Допустим, подполковник МВД идет в армию и становится армейским подполковником. Такого никогда не было! Во времена СССР если нужен был специалист, его могли призвать в армию, но на 2–3 звания ниже, чем в милиции или КГБ!

– Зачем представители других ведомств идут в армию?

– В основном они покидают прежнее место службы из-за профнепригодности или чтобы получить воинский стаж не менее 12,5 года для пенсии наравне с кадровыми офицерами. Немало и тех, кто стремится удовлетворить свои коррупционные амбиции. Об этом говорят непрекращающиеся скандалы, в том числе с участием заместителей министра обороны и высоких чинов из центрального аппарата. Они приходят, создают команды и растаскивают бюджетные средства, выделенные на укрепление обороноспособности страны и усиление военной мощи государства. Эти люди наносят такой ущерб, какой никакие вражеские диверсанты не способны причинить. Применять к таким меры нужно, как к изменникам Родины. Мы сами себя подрываем изнутри.

К чему должна быть готова армия

– Как можно оценить боеспособность казахстанской армии?

– По оценкам международных экспертов, из армий 106 государств наша армия находится на 80-м месте. Исследования вооруженных сил разных стран проводятся экспертами по совокупности критериев, из которых складывается обороноспособность государства.

– Какие задачи стоят сегодня перед нашими Вооруженными силами?

– Военачальники твердят о готовности наших Вооруженных сил сегодня отразить угрозы, исходящие от бандформирований и террористов. До 2014 года ждали “часа икс” – возможного нападения талибов, которые после ухода США и их союзников из Афганистана сразу активизировались. Сейчас основное внимание – на боевиков Исламского государства (ИГ).

– Почему с исламскими боевиками до сих пор мир не может справиться?

– Готовили их очень хорошо, они имеют поддержку части населения в мусульманских странах. Кроме того, сейчас нет заинтересованных стран, которые поставили бы перед собой цель – уничтожить боевиков Исламского государства.

– А как же США и союзники?

– Они лишь наносят авиа-удары, образно выражаясь, пытаются поставить ИГ на место. Для чего? Чтобы сделать ИГ послушным и потом вновь использовать боевиков: кто платит, тот и заказывает музыку. Для отражения угроз бандформирований и террористов по всем стратегическим направлениям еще в 2005 году Министерством обороны Казахстана были созданы мощные группировки войск. Но в военной доктрине 2010–2015 годов указано, что наши Вооруженные силы должны быть готовы отразить нападение противника, создавшего конфликт средней интенсивности.

– Что означает понятие “конфликт средней интенсивности”?

– Это война между государствами. Сейчас мы должны учитывать дальнейшее развитие событий в Украине, конфликтную ситуацию в Нагорном Карабахе, ирано-израильское противостояние, выход Узбекистана из ОДКБ. Кроме того, в военной доктрине России, нашего стратегического партнера, блок НАТО определен главной угрозой ее национальной безопасности. Если внешний враг нападет на Армению, Белоруссию, Киргизию или Россию, то в рамках ОДКБ мы обязаны выполнить свои обязательства – оказать военную помощь союзникам и вступить в противодействие с агрессором.

“Терминатор” за 270 тысяч тенге

– Когда казахстанская армия полностью перейдет на контрактную основу?

– По заявлению Минобороны, армия станет полностью профессиональной к 2016 году.

– И тогда призыва солдат-срочников больше не будет?

– Нет, но надо подходить к проблеме с учетом всех условий. Так, во Внутренних и в Пограничных войсках не могут обойтись без военнослужащих срочной службы. К тому же, если армия – профессиональная, надо подготовить резерв. Сейчас кое-кто говорит, что надо оставить 20–30 процентов срочников, но я с этим не согласен. Ведь нападающая сторона всегда рассчитывает разгромить обороняющиеся войска за 1–2 недели. В такой скоротечной войне отпор агрессору могут дать только профессионалы, виртуозно владеющие боевой техникой и обладающие высоким моральным духом. Смотрите: вот служит сейчас солдат один год, и только стрелком. Он из танка ни разу не стрелял, технику не знает. В современной войне в первую очередь уничтожаются средства ПВО и военная техника с экипажами. Ну подготовили мы 100 тысяч военнослужащих за 5 лет, но кому они нужны, эти стрелки-автоматчики?

– Недавно Министерство обороны заявило о положительном опыте подготовки военнослужащих всего за 45 суток…

– Да-да, кажется, это стоит 270 тысяч тенге. Но они сами себя обманывают: это просто курс молодого бойца на платной основе. Сейчас ведут разговор об увеличении продолжительности обучения до 3 месяцев. Но это тоже не выход, туда простые парни из аула не попадут – у них денег нет. Только сыновья высокопоставленных начальников будут проходить такую “службу”, чтобы получить военный билет и устроиться куда-нибудь на теплое место. Для подготовки резервистов необходимо использовать отдельные учебные центры, где будут осваивать военную технику – танки, БМП, средства связи, артиллерию, средства ПВО и т. д. Иначе смысла нет.

Загрузка...