Опубликовано: 5265

Генерал КАЙДАРОВ: О хилых призывниках и слабых командирах

Генерал КАЙДАРОВ: О хилых призывниках и слабых командирах

Казахстанская армия живет словно в двух измерениях. Министерство обороны докладывает о достижениях, но уголовные дела в отношении военных заставляют в этих успехах усомниться. О корнях дедовщины, генеральской алчности и других армейских проблемах “КАРАВАНУ” рассказывает глава республиканского объединения “Совет генералов”, генерал-майор юстиции, профессор Рустем КАЙДАРОВ.

Потерянная преемственность

– Как оцениваете уровень советских офицеров и их сегодняшних коллег?

– Учебно-материальные базы периода СССР, профессионализм офицеров-преподавателей и командного состава были одними из лучших в мире. А у нас, к сожалению, потеряна преемственность поколений. Основой прохождения службы офицерами не стала практика в качестве командиров рот, батальонов и бригад. Сегодня они очень быстро “пролетают” все ступени. А такое важное звено, как дивизия, и вовсе утрачено. После того как офицер командовал бригадой, его сразу назначают на должность заместителя командующего войсками регионального командования – “Юг”, “Восток” или “Центр”.

– Все ли нынешние выпускники военных училищ – офицеры – идут служить в армию или же многие стремятся уйти на гражданку?

– Подавляющее большинство идет в армию. Законом предусмотрено, что выпускник обязан отслужить в войсках не менее 5 лет, иначе ему придется возместить государству затраты, связанные с его обучением. Но бывает, что на гражданку уходят из-за негативного отношения к ним командиров. Например, задержанный 27 октября 2014 года сотрудниками подразделения собственной безопасности КНБ директор Погранслужбы генерал-лейтенант Нурлан Джуламанов, оказывается, уволил со службы более сотни молодых офицеров. Такое безответственное отношение к кадрам недопустимо.

Долг родине – 45 суток за 270 тысяч тенге

– Чем сегодняшние призывы отличаются от призывов периода СССР?

– Как в Конституции СССР, так и в Конституции Республики Казахстан прописано, что воинская обязанность является долгом каждого гражданина. Но наша армия переходит на контрактную основу, поэтому количество военнослужащих срочной службы существенно уменьшилось. Сегодня по республике примерно 25 тысяч призывников в год.

– Кроме срочной и контрактной, есть ли иные формы воинской службы?

– Недавно ввели новую модель. Желающий пройти армейскую службу должен заплатить 270 тысяч тенге и отправиться на 45-суточные курсы обучения. Там ребята в возрасте от 22 до 27 лет живут в корпусах военно-технических школ, изучают воинский устав, проходят строевую и огневую подготовку. Но, на мой взгляд, все это несерьезно.

За полтора месяца серьезных военных знаний и умений получить нельзя – не успеешь. Зато один генерал заявил, что такая служба воспитывает патриотизм. Скороспелый какой-то получается патриот: всего за 45 суток и ценой в 270 тысяч тенге.

Служить надо два года

– Какова, на ваш взгляд, физическая подготовка призывников?

– Физическое состояние призывников, да и всей молодежи, требует скорейшего улучшения. Сегодня призывник не может подтянуться на турнике, пробежать кросс или вынести большие физические нагрузки.

– А как все-таки оцениваете степень патриотизма среди призывников?

– Патриотическое воспитание было упущено, и сейчас мы пожинаем горькие плоды. Молодые люди говорят: если, не дай Бог, что-то случится, сынки состоятельных родителей на защиту родины не пойдут, а мы их тоже защищать не станем! Эти проблемы вызваны социальным расслоением общества. Патриотизм должен воспитываться буквально с начальной школы.

– Сейчас срок срочной службы – всего год. Достаточно ли этого времени, чтобы стать квалифицированным специалистом?

– Нет, конечно. Если историю вспомнить, то в СССР солдат служил 3 года, а матрос – 4, потом срок службы им уменьшили на один год. Здесь надо учесть, что есть воинские специальности, определяющие боеспособность частей и подразделений. Это операторы-наводчики, командиры боевых машин, зенитных и артиллерийских установок. Они, на наш взгляд, должны служить хотя бы 2 года. А, например, автоматчикам, ремонтникам, военнослужащим хозяйственных подразделений достаточно и года службы.

Дедовщина там, где слабые офицеры

– Почему никак не удается ликвидировать неуставные отношения в армии, или попросту дедовщину?

– Вина лежит на слабых командирах, которые не могут поставить службу, так как не обладают достаточными для этого знаниями и авторитетом. Поэтому они собирают возле себя солдат из числа старослужащих, и те кулаками заставляют сослуживцев выполнять требования командира. А так как в начале 90-х в армию все чаще стали попадать криминально ориентированные призывники, то недостатка в таких “помощниках” слабые командиры не испытывали.

– Когда в армию стали брать контрактников, предполагалось, что взрослые люди не станут вести себя, как мальчишки, и проблема дедовщины уйдет сама собой…

– К сожалению, этого не произошло. Командиру, вчерашнему выпускнику военного вуза, всего 21 год, а военнослужащим контрактной службы по 30–35 лет. Естественно, молодому офицеру сложно завоевать авторитет и уважение у контрактников. Поэтому очень важно, чтобы из военных учебных заведений выходили волевые, профессионально грамотные командиры.

Угроза есть всегда

– Какова доктрина нашей армии?

– Военная доктрина 2010–2015 годов определяет три вида конфликтов: низкой интенсивности (уничтожение бандформирований), средней (война с участием государств, не обладающих высоким военным потенциалом) и высокой интенсивности (война с участием коалиций государств).

– Сейчас наблюдается сильная напряженность в Сирии, Ираке, Ливии… Между тем НАТО выводит из Афганистана свои войска. Есть ли угроза проникновения экстремистов в Казахстан?

– Угроза есть всегда. Мы входим в ОДКБ – Организацию Договора о коллективной безопасности. У нас есть соответствующие планы и должны быть силы и средства для противодействия агрессии со стороны экстремистских, террористических и незаконных вооруженных формирований.

– Нам говорят, что казахстанскую армию по многим параметрам можно сравнить с ведущими армиями мира. Так ли это в действительности?

– Согласно исследованиям международных военных аналитиков, наша армия занимает 80-е место в мире. Для сравнения: армия Украины – на 46-м месте, и какая это армия, мы сегодня знаем.

Необходимо перевооружаться

– Казахстанская армия приобретает военную технику за рубежом. Может, следует начать самим производить вооружение?

– Для чего? Все производить мы не сможем. Если мы состоим в ОДКБ, то и система вооружений должна быть единой с другими странами, входящими в Договор. Или, допустим, купили мы самую современную технику, но ломается какая-нибудь незначительная деталь, а взять ее негде. Высокотехнологичная и дорогая техника превратится тогда в бесполезный кусок железа. Чтобы подобного не происходило, Совет генералов еще в 2008 году внес предложение в Счетный комитет и Министерство обороны, чтобы закупаемая техника проходила испытания во всех регионах Казахстана днем и ночью, в мороз и жару. По итогам испытаний каждый член технической комиссии должен подписать заключение о пригодности военной техники и ее соответствии мировым аналогам.

К сожалению, такого добиться нам не удалось. Напротив, закупили ракетные установки в Израиле на 20 миллиардов тенге, а они оказались неисправными. Как выяснилось, ответственное лицо поехало в Израиль, встретило там своего знакомого, который и предложил купить это оружие. В итоге наши ракетные войска не получили современную систему залпового огня. Кстати, если в советские времена новейшую технику прямо с заводов направляли в военные учебные заведения, чтобы будущие офицеры имели возможность ее освоить, то сегодня технику передают прямо в войска. Курсанты военных учебных заведений ее не знают. Им приходится учиться уже в войсках.

– Что же состоит сейчас у нас на вооружении?

– В основном техника 70–80-х годов прошлого века, доставшаяся нам в наследство от Советской армии. Надеемся, что новый министр обороны Имангали Тасмагамбетов сможет перевооружить армию.

Коррупционные схемы

– В последние два года за превышение должностных полномочий и коррупционные преступления осуждены три генерала, в том числе заместитель министра обороны. Что заставило их преступить закон?

– Возможно, все они пришли в армию кристально честными людьми, но затем не выдержали искушения. Совет генералов с 2006 года направляет письма во все инстанции с предложением изъять у Министерства обороны и других войск право на проведение тендеров по государственным закупкам. Я против того, чтобы в состав Министерства обороны входил военно-промышленный комплекс. Ведь сейчас получается, что военное руководство само делает у себя же заказ, а потом само у себя приобретает. Так создается множество предпосылок для коррупционных схем.

– Как свести коррупционную преступность в армии хотя бы к минимуму?

– Есть и военная полиция, и военно-следственное управление, и военная прокуратура, и военный суд, а коррупция и вообще уголовная преступность в Вооруженных силах до сих пор не искоренены. Все названные контролирующие и судебные военные органы должны в корне перестроить работу по профилактике, выявлению и пресечению преступлений в военном ведомстве сверху донизу.

Алматы

Загрузка...