Опубликовано: 5547

Генерал Батя

Генерал Батя

Внучка генерала Ивана Панфилова – Айгуль Байкадамова – считает, что имя легендарного военачальника незаслуженно затирается в Казахстане. Об этом она поведала в интервью “Каравану” накануне Дня Победы. Не снискав славы при жизни, генерал Панфилов и его подвиг спустя десятилетия могут быть недооценены потомками.Сравнимо с вандализмом

По словам Айгуль Байкадамовой, дальнейшее существование скромного музея в Доме армии сегодня находится в подвешенном состоянии. Хотя с прошлого года, когда отмечалась 70-я годовщина битвы за Москву, в которой проявила мужество Панфиловская дивизия, ее семья и побывала в Киргизии, и провела несколько памятных мероприятий в Казахстане, но отношение к памяти генерала Панфилова и воинов дивизии совершенно разное.

– Для нас и прошлый, и этот год – юбилейные, – рассказывает Айгуль Бахытжановна. – В ноябре 2012 года исполнилось 70 лет битвы под Москвой, в январе 2013-го – 120 лет со дня рождения самого генерала Ивана Панфилова, в апреле исполнилось бы 110 лет его боевой подруге – супруге Марии Ивановне. 1 мая – 90-летие моей мамы, дочери генерала – Валентины Панфиловой. Она служила с отцом бок о бок в легендарной дивизии в медсанбате и потом всю жизнь прожила в Казахстане, выйдя замуж за моего отца – Бахытжана Байкадамова, сына “врага народа”, репрессированного в 30-е годы. В ноябре прошлого года на мероприятие приехали консулы Киргизии, России, Украины, а от Казахстана – только мы. Получается, что о подвигах человека, отстоявшего вместе со своими солдатами Москву, в Казахстане помнят только его семья да некоторые общественные организации вроде “Гражданской инициативы”, возглавляемой Михаилом Тюниным? Перекраивать историю, вырывать из нее страницы – это неблагодарное и неразумное отношение. Это сравнимо с вандализмом. К истории надо относиться уважительно. Если мы не будем помнить прошлого, то у нас не будет и будущего.

Знаете, каким он был!

И действительно, несмотря на раскрученный, казалось бы, бренд, как сегодня модно говорить, Панфиловской дивизии и 28 ее героев, в Казахстане мало что знают о самом генерале Иване Васильевиче Панфилове, который в июле 1941 года в Алма-Ате сформировал 316-ю стрелковую дивизию из людей почти 42 национальностей, проживавших в то время в нашей общей стране.

– Он был очень веселым, требовательным и добрым человеком. Таким он запомнился со слов моей мамы Валентины Ивановны, – рассказывает Айгуль Байкадамова. – Старался уделять время семье, хотя свободных минут было мало. Ведь у них с Марией Ивановной было пятеро детей. Однако, несмотря на это, моя бабушка была большой общественницей. В 1936 году она участвовала во Всесоюзном совещании жен командиров РККА. У нас даже сохранилась фотография, на которой она стоит в составе делегации рядом со Сталиным и Ворошиловым. В 1939 году Иван Васильевич стал военкомом города Фрунзе, столицы Киргизской ССР. Бабушка возглавляла Свердловский райсовет Фрунзе. Была награждена орденом “Знак Почета”. У них была вечная кочевая военная жизнь. После 1923 года, когда  Иван Васильевич окончил школу красных командиров в Киеве, военная судьба надолго связала его со Средней Азией. Как только он объявлял своей жене, что они переезжают, она только спрашивала: когда? И начинала собирать скарб в большие фанерные ящики, которые были вместо чемоданов и заменяли мебель. К слову, мне достался от мамы саксонский фарфор фирмы “Бош”, столовый сервиз, который ей передала ее мать.

Хотели расправиться за Волоколамск

Панфилов получил звание генерал-майора в 1940 году, имел за плечами опыт участия в Первой мировой и Гражданской войнах, воевал в составе 25-й дивизии имени Чапаева под началом самого Василия Ивановича. По закону парных случаев, как говорит Айгуль Бахытжановна, сын Чапаева позже воевал уже в Панфиловской дивизии.

Главным призванием военачальника, по словам Айгуль, ее дед считал сохранение жизни солдат на войне, теплое отношение и заботу. Не зря бойцы называли Панфилова генерал Батя:

“Он говорил солдатам и командирам: “Мне не нужно, чтобы ты погиб, нужно, чтобы ты остался живым!”. Дед понимал, что если дивизия оставит Волоколамск, то сконцентрирует силы, измотает врага, тем самым не допустит его до Москвы. О том, что деда могли отдать под трибунал за сдачу Волоколамска, мы узнали уже в 1985 году. Спас его Рокоссовский, он сказал: “Я доверяю Панфилову. Если он оставил Волоколамск, то, значит, так было нужно!”.

“Спасибо за валенки!”

На стенах рейхстага в 1945 году военные корреспонденты запечатлели слова воинов Панфиловской дивизии: “Мы – воины-панфиловцы. Спасибо, Батя, тебе за валенки”, – рассказывает Айгуль Байкадамова. – Об этом говорится и в одном из документальных фильмов на российском телевидении.

Нашли этот фильм и мы. 25-минутная лента начинается с документальных свидетельств о том, что перед самой войной Панфилов слал депеши в Кремль с просьбами позаботиться о теплых вещах, обмундировании для солдат и других, казалось бы, приземленных вещах. Но кто слушал провинциального генерала? Впрочем, в военные учебники попало такое понятие, как петля Панфилова, – когда силы боевых подразделений рассредоточивались в нескольких важных точках, а не бросались на противника целиком:

– Заслуга деда заключалась и в том, что в процессе формирования 316-й стрелковой дивизии, на учениях под Талгаром, он на тракторах учил новобранцев преодолевать так называемую танкобоязнь. Он понимал, что время войн с шашками наголо и на боевых лошадях безвозвратно ушло в прошлое. И эта его дальновидность тоже стала залогом успеха в  битве за Москву. Поговаривают, что и в октябрьские дни 1941 года, когда шли бои под Волоколамском, он даже ночью отправлял громить тылы врага, чтобы у солдат было ощущение, что враг тоже живой человек и его можно победить… Один историк спросил меня на днях: как Панфилов смог найти общий язык с такой многонациональной дивизией? Я думаю, ответ в том, что он долгое время жил в Средней Азии, знал нравы, обычаи, языки этих народов и смог стать для них настоящим отцом-командиром.

Смертельный осколок

О стратегическом противостоянии под Москвой написаны книги, сотни статей, воспоминаний военачальников. Но это все может остаться в прошлом, если уйдет самое главное – желание и умение помнить тех, кто отстоял общую для всех Родину в те суровые военные годы…

16 ноября 1941 года дивизия выстояла в сражении с немецкими частями, превосходящими ее и в силе, и в технике. 17 ноября дивизию наградили орденом Красного Знамени, присвоив ей статус 8-й Гвардейской, а 18-го генерал Иван Панфилов погиб от осколка, попавшего ему прямо в сердце.

Дочь Валентина узнала о гибели отца от раненого бойца, который стонал не от боли, а от горя: “ Батю-то нашего убили!”…

После смерти генерала Панфилова его супругу Марию Ивановну разбил паралич, но она смогла преодолеть свой недуг. Всю войну провела в Киргизии, во Фрунзе. После того как в апреле 1942 года генерал Панфилов и 28 его солдат стали Героями Советского Союза, “всесоюзный староста” Михаил Калинин подарил вдове квартиру в Москве и дачу в Болышево. Семья переехала в столицу. А дочь Панфилова Валентина уже после войны, в последние дни которой получила тяжелейшее ранение в голову, отправилась по комсомольской путевке в Казахстан, в Алма-Ату. Здесь она связала свою жизнь с сыном репрессированного и будущим основоположником хорового пения в Казахстане. Но это уже совсем другая история…

Загрузка...