Опубликовано: 988

Где же жесть?

Как человек, приветствующий здоровый образ жизни, но не особенно интересующийся профессиональным спортом, я остался равнодушным к тому, что на телеканалах прописались бесчисленные трансляции из Ванкувера. Мое внимание больше привлекло то, что с 15 февраля из эфира Первого канала исчез сериал “Школа”.

Его показ отложили на две недели, как раз чтобы дать место олимпийским включениям. Не то чтобы я сильно был ущемлен этим фактом, тем более я смотрел сериал в Интернете, но все-таки в пору олимпийской суеты охота поговорить о том, что мне ближе.

Для тех, кто не в курсе: “Школа” рассказывает о девятиклассниках, об их внутренних и внешних конфликтах. Сериал месяц шел по вечерам на Первом и вызвал большой резонанс как среди тех, о ком он, так и среди “уважаемых товарищей взрослых”. За “излишнее сгущение красок” в изображении бытия среднестатистической московской школы ему и его создателям попеняли многие: преподаватели, депутаты, чиновники, включая российского министра образования и науки.

В общем, картина и вправду невеселая. У всех героев, и у взрослых, и у школьников, свои скелеты в шкафу и тараканы в голове. И все это показано очень явно, без прикрас. А если называть вещи своими именами, то сериал, вообще, “жесть”! Посему высоколобые интеллигенты уже начали сравнивать слишком откровенную “Школу” с “Домом-2”. Те, кто попроще, окрестили ее чернухой, а либерально настроенные комментаторы заявляют, мол, давно пора показывать правду на центральных каналах. Тем временем сами школьники либо говорят “все это фигня, у нас такого нет”, либо “все это фигня, у нас еще хуже”.

Снимает “Школу” странная девушка по имени Валерия Гай Германика, которая до своей всенародной славы была известна лишь узкому кругу любителей арт-хаусного кино. Ее картина “Все умрут, а я останусь” о трех школьницах отмечена в 2008 году на Каннском фестивале. То есть, как можно понять, про проблемы подростков Германика снимать любит. Очевидно, поэтому Константин Эрнст доверил ей прайм-тайм своего дражайшего канала.

Меня, честно, не особенно волнуют экстремальные формы самовыражения молодой режиссерши (я имею в виду ее приверженность к натуралистическому стилю съемок, названному “Догма-95”). И обывательский гам “ах, как же такое можно нашим детям показывать!” мне тоже по боку. Гораздо важней то, что “Школа”, в отличие от, скажем, “Ранеток”, стала раздражителем для слишком разных социальных групп. Она заставила задуматься о том, что на самом деле происходит в учебных заведениях (кроме полагающейся учебы), а также в головах у их обитателей.

У меня растет дочь. И о том, ЧЕМУ и КАК она будет учиться в школе спустя несколько лет, я думаю сейчас. А еще думаю, смогли бы и в Казахстане снять что-то подобное, а главное, правдивое? Ведь проблем в наших школах и у наших школьников не меньше. Вопрос, о чем был бы такой сериал? О легализованных поборах, о детях, не уважающих старших, об учителях, которые пришли в эту профессию, потому что в педагогические вузы (и далее по списку) поступить было легче всего, о… Но, скорей всего, факт появления у нас своей “Школы” под большим вопросом.

P.S. Но вот какое дело. Ведь даже если сериал о проблемах школьников появится, не в нем надо искать выход из положения. Ни ТВ, ни система образования, ни конкретно взятые учителя никогда не заменят то внимание и воспитание, которые детям могут дать их родители, и только родители. А вся “жесть”, которая потом вылезает в стенах школы, по моему глубокому убеждению, родилась отнюдь не там…

Загрузка...