Опубликовано: 1408

Формула Вайсса – назад не оглядываться!

Формула Вайсса – назад не оглядываться!

Новый главный тренер алматинского “Кайрата” Владимир Вайсс – представитель большой футбольной династии. Его отец – Владимир Вайсс-старший – в составе сборной Чехословакии выигрывал серебро Олимпиады-1964. Сын – Владимир Вайсс-младший – играл за команду Словакии на чемпионате мира-2010. Ту сборную, к слову, тренировал нынешний наставник “Кайрата”.Семейная реликвия – серебро Олимпиады-1964

– Я очень уважаю своего отца, и выбрал его жизненный путь, – говорит Владимир Вайсс-средний. – Папа на меня никогда в этом вопросе не давил, все произошло само собой. Поэтому, когда у меня родился сын, мы решили его тоже назвать Владимиром. Сейчас, когда он вырос, сказал, что если у него будет сын, то он тоже получит имя Владимир. Посмотрим, как будет, – Володя пока еще холост.

– Случалось ли всем троим выйти одновременно на поле? Может, в составе какой-нибудь любительской команды?

– Нет. Моему папе уже тяжело играть. Но у меня есть записи матчей с его участием. Я показывал маленькому Володе, как играл его дед на Олимпийских играх за сборную Чехословакии.

– Справочники уверяют, что на той Олимпиаде 1964 года в Токио ваш отец забил в финале гол в свои ворота…

– Нет, это неправда. У вас неверная информация. Они уступили сборной Венгрии со счетом 1:2, но автогола в том матче не было.

Маршруты внука – Англия, Испания, Италия

– Когда вы только пришли в футбол, долго оставались в тени отца?

– Это всегда непросто, вас постоянно сравнивают. Правда, всю мою карьеру я был атакующим футболистом и только в конце играл на позиции защитника, как мой папа. Поэтому сравнивать нас было тяжело. Но, думаю, что нас обоих – и деда, и меня – превзошел Володя. Он играет совсем на другом уровне. Сейчас выступает в Италии (за “Пескару”. – Прим. ред.). Ему там нравится. До этого Володя играл в Англии (“Манчестер Сити”, “Болтон”), Шотландии (“Глазго Рейнджерс”), Испании (“Эспаньол”), а в 19 лет выступал на чемпионате мира. Так что считаю, что из нас троих он – лучший футболист.

– Ваш сын попал в сборную, когда вы ее тренировали. Журналисты часто вам об этом напоминали?

– Знаете, если человек умный, то он смотрит на качество игры, а если недалекий, то смотрит, кто чей сын. Да, я взял Володю в сборную, но в тот момент он был лучшим футболистом Словакии.

Запрет на киевское “Динамо”

– Основную часть карьеры вы отыграли за “Интер” из Братиславы. Кто был самым принципиальным соперником вашего клуба?

– Братиславский “Слован”. Это самая известная словацкая команда. Я дважды был близок к переходу в “Слован”, но меня из “Интера” так и не отпустили. А жаль, ведь это были мои лучшие футбольные годы. После “Интера” я поиграл за “Спарту” из Праги и выиграл с ней последний чемпионат единой Чехословакии.

– Вы могли стать первым легионером в чемпионате СССР, если бы перешли в киевское “Динамо”…

– Да, мог, но не удалось. В 1988 году я подписал личный контракт с “Динамо”. Валерий Лобановский рассматривал меня как замену Алексею Михайличенко. Но руководство “Интера” запретило мне переходить в киевский клуб. “Динамо” считалось великолепной командой с прекрасным тренером. Для меня выдавался шанс заиграть на высоком уровне. Все-таки советский футбол был гораздо сильнее чехословацкого.

Чемпионат мира-1990: немецкие “шалости”

– В 1990 году вы в составе сборной Чехословакии поехали в Италию на чемпионат мира. Ваша команда дошла до четвертьфинала, где проиграла будущим чемпионам мира – немцам, пропустив единственный мяч с пенальти. Сейчас, по прошествии 23 лет, можете сказать, было ли тогда нарушение в штрафной площадке?

– Если судить по тому, что судья свистнул, то пенальти был. А так его, конечно, не было. Нападающий сборной Германии Юрген Клинсманн красиво упал в борьбе с двумя защитниками, и судья зафиксировал фол. Понятно, все хотели, чтобы в полуфинал прошла Германия, а не Чехословакия. В немецкой команде были звезды. Мы играли с ними в Милане на стадионе “Сан-Сиро”. Тогда за местный “Интер” выступали ведущие немецкие футболисты Юрген Клинсманн, Лотар Маттеус, Андреас Бреме, и стадион был забит битком. Было ощущение, что мы играем в гостях.

– Перед игрой не смущало, что ее будет судить Гельмут Коль – арбитр из соседней с Германией Австрии?

– Конечно, смущало. Это называется футбольным лобби. Но что делать? Повторяю, Чехословакия – маленькая страна, а Германия – большая, с великими звездами. Наверное, это то же самое, что сегодня Казахстан играл бы против сборной России.

Симуляция была, есть и будет

– Возвращаясь к поступку Клинсманна. Как вы относитесь к симуляции? Она убивает футбол или добавляет ему театральности?

– Симуляция есть везде. Кто-то ее замечает, кто-то нет. Клинсманн “попросил” фол – и получил его. Все произошло в доли секунды, а арбитру тяжело было правильно определить ситуацию. У него ведь нет возможности посмотреть повтор. Поэтому я никогда после матчей не критикую арбитров: момент-то вернуть невозможно, а штраф за свои слова получишь. Симуляции сейчас много, потому что современный футбол – быстрый и жесткий. Люди у экрана могут посмотреть повтор нарушения с разных точек, а у арбитра для принятия решения есть всего несколько секунд.

– А как бы вы повели себя на месте главного тренера той сборной Германии Франца Беккенбауэра? Похвалили бы Клинсманна или пожурили?

– Я бы не стал говорить, что немцы выиграли у нас только за счет симуляции. А наказал бы я футболиста? Тяжело сказать. Наверное, нет такого тренера, который после выхода в полуфинал чемпионата мира ругал бы своего игрока за симуляцию.

– Другим ключевым моментом той игры стало удаление полузащитника вашей команды – Любомира Моравчика. Вторую желтую карточку он получил за то, что с досады швырнул бутсу на газон…

– Перед этим Бреме наступил ему на пятку. Это произошло в немецкой штрафной, и если бы арбитр назначил пенальти, то поступил бы справедливо. Но он не увидел нарушения, а Любош – эмоциональный человек. Вот и получил красную карточку.

– На вашей памяти были более глупые удаления?

– Да я сам однажды получил такую красную карточку. Между прочим, единственную в карьере. Пошел в борьбу, упал, и соперник пнул мне мячом в голову. Я ударил его в ответ, и нас обоих удалили с поля. Потом мы шутили над этим, когда принимали душ.

– После распада Чехословакии вы выбирали, за сборную какой страны выступать?

– Нет. Возможно, перед кем-то стояла такая дилемма, но только не передо мной. Я родился словаком и словаком буду умирать.


Мы начинаем строить новый “Кайрат” – такой, каким его хотят видеть болельщики, руководство, я сам. Нам предстоит длинный путь


Чемпионат мира-2010: словацкая сенсация

– Вы, как тренер, вывели сборную Словакии на чемпионат мира 2010 года, где обыграли итальянцев, лишив их возможности защитить чемпионский титул. Что было в команде перед игрой?

– В первом туре мы сыграли вничью со сборной Новой Зеландии, пропустив гол на последней минуте. За это нас сильно критиковали. Потом уступили сборной Парагвая (0:2), и в нас перестали верить. Я полностью сконцентрировался на предстоящей игре и знал, за счет чего мы можем победить. Я видел, что итальянцы находятся не в лучшей форме, поэтому решил прессинговать их медленных защитников. План сработал, мы выиграли (3:2), вышли из группы и сразу стали звездами – знаете же, как это бывает в жизни. Но это уже история, а я не из тех, кто любит оглядываться назад.

– А как-то эмоционально заводили команду перед игрой с Италией?

– У всех было огромное желание победить. Нам еще наши журналисты “помогли”. Они ведь писали, что для нас чемпионат мира уже закончился. Когда же прошли Италию, все стали думать, что теперь мы можем обыграть любого соперника. Но это не так. Для этого надо играть в футбол иного качества. С тех пор у меня обострились отношения с прессой. После чемпионата мира я еще потренировал сборную, но начали меняться отношения не только с журналистами, но и с федерацией футбола. Поэтому я решил уехать в Казахстан.

– Видео той исторической победы над итальянцами храните?

– Нет. Я не собираю ни видео, ни фотографии. От того турнира у меня остались воспоминания и полученный опыт. Самый главный вывод – это то, что когда ты на вершине – у тебя много друзей, когда же падаешь – многие тебя не просто не поддерживают, а, образно говоря, убивают.

Я сам лишь однажды получил такую красную карточку. Пошел в борьбу, упал, и соперник пнул мне мячом в голову. Я ударил его в ответ, нас обоих удалили с поля. Потом мы шутили над этим, когда принимали душ

“Кайрат” – новый вызов себе

– Много ли потеряли людей, которых считали друзьями?

– У человека не может быть много друзей. Я тоже по пальцам могу пересчитать тех, на которых готов положиться. Футбол – это, конечно, любовь всей жизни, но он на втором месте. А на первом – моя прекрасная семья: жена и двое сыновей.

– Второй сын футболом занимается?

– Нет. Он инженер.

Казахстанские болельщики помнят вас прежде всего как главного тренера “Артмедии”, с которой “Кайрат” играл в Лиге чемпионов в 2005 году. Тогда вы прошли нашу команду, забив решающий гол в последней атаке ответного матча…

– Я уже видел, как арбитр держал свисток, чтобы завершить матч. Но мы успели забить гол. Потом “Артмедия” прошла “Селтик” и “Партизан”, попала в групповой этап Лиги чемпионов. Это не было случайностью – ту команду я создавал 3–4 года. Сейчас нахожусь в похожей ситуации. Мы начинаем строить новый “Кайрат” – такой, каким его хотят видеть болельщики, руководство, я сам. Нам предстоит длинный путь.


Когда ты на вершине – у тебя много друзей, когда же падаешь – многие тебя не просто не поддерживают, а, образно говоря, убивают


Загрузка...