Опубликовано: 1008

Фермеров оставили без хлеба

Фермеров оставили без хлеба

В Восточном Казахстане чиновники вспомнили времена советскойпродразверстки! “Добровольно-принудительная” сдача зерна обернулась для фермеров миллионными убытками.

Лето 2008 года стало настоящим бедствием для восточноказахстанских сел. Такого пекла область не видела лет тридцать, засуха погубила почти весь урожай. Хозяйства остались без зерна, цены на сено и корма взлетели до небес. Департамент сельского хозяйства доложил о списании трети всех полей, урожайность на остальных оказалась ниже пяти центнеров с гектара.

Уже в июне, в первую волну зноя, стало ясно, каких “цыплят” соберут крестьяне осенью. Июльская жара убила остатки надежды. В августе аким ВКО Адылгазы Бергенев экстренно подписал меморандумы о поставках зерна и муки из центральных областей. А в сентябре выдвинул фермерам негласное "добровольно-принудительное" требование… сдать пшеницу! 47 тысяч тонн. И это в условиях полного неурожая!

Зачистка

Аким не шутил. Правительство спустило для Восточного Казахстана квоту сдачи зерна в стабилизационный фонд и госрезерв. Область тут же раздала задания районам, районы напрягли сельские округа, округа – крестьянские хозяйства. Вышло по 50–100 тонн на среднее хозяйство.

Год назад в области вызрел хороший урожай. Хватило на все – и город накормить, и стабфонд пополнить, и на экспорт оставить. Фермеры рассчитались за льготную солярку и с лихвой вернули долг государству. В этом году засуха не оставила селу ни единого шанса, чтобы проявить требуемую властями гражданскую ответственность. Команду сдать зерно здесь встретили с недоумением – откуда взять-то?!

И тогда, по словам фермеров, в ход пошел административный ресурс.

– Чиновники вели себя предельно жестко, – рассказал фермер из Уланского района. Имен и фамилий селяне просили не называть – им еще здесь жить и работать. – Никого не волновало, есть зерно у нас или нет. Приказали сдать даже семена. В войну семена были неприкосновенным запасом. А у нас все до зернышка вычистили!

Деревни начали шерстить “прод­отряды”. Каждый рабочий день на фермах начинался с визита районного начальства. Разговор короткий: не выполнишь план – работать больше не будешь. “Я ничего не скрывал, – признался нам глава крестьянского хозяйства из Шемонаихинского района. – Показал весь баланс: вот столько я собрал, столько у меня семян, столько свободного зерна. У хозяйства своя мини-пекарня, мы возим хлеб в несколько соседних сел, нам для себя мука нужна… Никто нас не слушал! Выгребли все. На сегодня в хозяйстве нет никаких запасов, чтобы поддержать пекарню. И так по всей области”.

В Бородулихе, по словам фермеров, зачистку крестьянских амбаров возглавил сам аким района. В Зыряновске на дорогах выставили кордоны – чтобы ни одна машина с пшеницей не проскользнула мимо. В Уланском районе разработали целую стратегию. “Позвали на элеватор, – рассказал один фермер, – и велели раскошелиться за тот объем зерна, который нам спустили по плану. Хлеб элеватора мы сдали Госпродкорпорации как свой собственный”.

В конце сентября земледельцы Аягозского, Урджарского, Бородулихинского, Жарминского, Кокпектинского, Курчумского, Глубоковского, Катон-Карагайского, Шемонаихинского районов отправились в Северный Казахстан, где собрали неплохой урожай. И там закупили тонны пшеницы, чтобы потом дома отчитаться перед пресловутым стабфондом. В среднем каждый фермер понес от полутора до двух миллионов тенге убытков.

У чиновника своя логика

Стабилизационный фонд появился в Казахстане в год большого хлеба. Мировая конъюнктура могла спровоцировать интенсивный вывоз зерна за рубеж и, как следствие, резкое подорожание продукта номер один. Поэтому правительство предусмотрительно создало “подушку безопасности”. Благодаря стабфонду власть смогла обеспечить население социальным хлебом.

В 2008 году погода перечеркнула надежду на большой хлеб в Восточном Казахстане. Урожай оказался вчетверо ниже прошлогоднего – и это по самым скромным подсчетам! В такой ситуации, по логике селян, основное бремя по формированию стабфонда должно было взять на себя государство.

Логика селян подвела. Чиновники сэкономили казенные средства, предпочтя метод принудительного сбора с крестьян – 40 тысяч тонн зерна в стабфонд и 7 тысяч тонн в госресурс. На селе его единодушно расценили как продразверстку. И все ради того, чтобы отправить “наверх” рапорт о готовности области снабжать людей хлебом по социальной цене…

Не так давно на областном совещании по сельскому хозяйству аким ВКО Адылгазы Бергенев поднимал с мест, как школяров, “проштрафившихся” управленцев и фермеров. И грозил тем, кто до сих пор не сдал зерно в стабфонд, что они “больше не будут работать”. Публичная порка проходила в присутствии министра сельского хозяйства. И он ни одним словом не защитил крестьян! Значит, был солидарен с акимом?

– У власти аргумент один, – уже прощаясь, вздохнул известный шемонаихинский фермер, – государство, мол, крестьянам помогает, поэтому и село должно помочь государству. На деле получается, что чиновники одной рукой дают деньги, а другой отбирают?

На недоуменные вопросы крестьян никто не отвечает. Может быть, власти Восточного Казахстана редакции ответят: ради чего в регионе объявили "продразверстку"?

Галина ВОЛОГОДСКАЯ, Восточно-Казахстанская область

Загрузка...