Опубликовано: 1824

Европейская пристань

Европейская пристань

В 80-е годы в Казахстане выросли сразу два сильных прыгуна с шестом. Игорь Потапович и Григорий Егоров много лет спорили не только за первенство в стране, но и выигрывали медали мировых и азиатских чемпионатов. Судьба не разлучила их и после завершения карьеры: сегодня Егоров и Потапович живут в Испании.

“Работаю в банке”

Правда, в отличие от Григория, выступающего на ветеранских турнирах, Игорь давно не выходил в сектор для прыжков.

– Я работаю в банке, – рассказывает Потапович – чемпион мира 1997 года в закрытых помещениях. – Параллельно открыли с компаньоном свою фирму по недвижимости.

– Мировой финансовый кризис сильно ударил по вашему бизнесу?

– С одной стороны, да. Народ сейчас не так активен. Я в основном работаю с русскоязычными клиентами. Так вот с их стороны вообще тишина – ждут, что будет дальше. С другой стороны, цены на недвижимость упали. Многие люди с деньгами как раз сейчас ее скупают.

Отец – в Италии, сын – в Испании

– За спортом продолжаете следить?

– Не так часто, но по мере возможности слежу за той же легкой атлетикой. К шесту остался какой-то интерес только благодаря тому, что отец до сих пор работает тренером в Италии.

– Геннадий Михайлович вроде собирался завершать тренерскую работу после Пекинской Олимпиады…

– Да, отец пару раз пытался завязать, но через месяц-другой снова начинались разговоры о том, что, пока молодой, надо еще поработать (Геннадию Потаповичу сейчас 66 лет. – Прим. автора). В общем, мы пришли к выводу, что, пока есть моральные и физические силы, пусть занимается тренерской работой. Сейчас отец является старшим тренером сборной Италии по прыжкам с шестом. Курирует, в частности, Джузеппе Джибилиско – чемпиона мира 2003 года.

– Вас самого тренерская работа после завершения спортивной карьеры не интересовала?

– До этого не дошло. Хотя минувшей весной, когда я был в Дохе на чемпионате мира в закрытых помещениях, мне поступали предложения из Кувейта и Катара. Приглашения были, конечно, интересные, но тренерская работа – это не мое. Поэтому я им вежливо отказал.

– Зная финансовые возможности Кувейта и Катара, могу предположить, что в финансовом плане контракт был достаточно выгодным…

– В том-то и дело, что нет. Там, несмотря на все наши заслуги и медали, нас до сих пор расценивают как дешевую рабочую силу. Возможно, будь предложение выгодным в финансовом плане, я бы еще над ним подумал.

“Заинтересованности из Казахстана не почувствовал”

– Старший сын Кирилл пошел по вашим стопам и тоже увлекся прыжками с шестом. Как его успехи?

– Знаете, мы уже оставили эту идею с прыжками. В свое время я пытался обратить внимание казахстанской стороны на Кирилла. Но никакой заинтересованности не почувствовал – только обещания на словах. Потом у Кирилла случилась небольшая травма, и мы решили взять паузу и получить образование. Сын целый год отучился в университете Турина по специальности дизайн машин и яхт, учеба его увлекла. Честно говоря, даже рад этому. Потому что вся эта нервотрепка уже порядком надоела, я все принимал слишком близко к сердцу.

– Вы как-то сказали, что сын собирается побить ваш рекорд – 5,92 м…

– Кирилл остановился на отметке 5 метров. Сейчас он дома, на каникулах. Может, переведется учиться в Барселону. Все-таки в Италии надо хорошо знать местный язык – из-за него он пару экзаменов завалил. В сектор для прыжков Кирилл не вернется – хватит в нашей семье шестовиков.

– Младший сын Роман со своими спортивными пристрастиями не определился?

– Как и все маленькие дети, он занимается всем подряд – и карате, и футболом, и теннисом. Так же, как и мы в свое время.

– С Казахстаном связь осталась?

– Конечно. Во-первых, по работе. Во-вторых, в Казахстане у меня живет много друзей. С тем же Сергеем Арзамасовым (победитель Азиатских игр-1998 в тройном прыжке. – Прим. автора) созваниваемся практически каждый месяц. Собираюсь приехать в Алматы в конце лета.

Французские “файлы”

– Помните, где вы находились 13 июля 1985 года, когда Сергей Бубка впервые в истории прыгнул на шесть метров?

– Я в то время входил в состав юниорской сборной СССР, и мы вели подготовку к чемпионату мира, который должен был пройти на следующий год. Не могу вспомнить, какие эмоции испытал, услышав о рекордном прыжке Бубки. В то время я сам брал только 5,30 м. Но большие прыжки подстегивают тебя к тому, что такие высоты можно брать. Правда, на стадионе я ни разу не взял 6 метров. А вот во время соревнований на площадях однажды удалось прыгнуть на эту высоту. Это произошло во Франции в 1995 году. Я участвовал в ряде небольших соревнований, которые проходили на площадях. Там создавались все условия для высоких результатов: стелили особую дорожку под наклоном, включали музыку, которая заводила спортсменов перед прыжком. Как правило, это была музыка известных в то время рок-групп, которая повышала адреналин.

– Франция для вас вообще счастливая страна. Помимо прыжка на 6 метров вы там еще и чемпионат в закрытых помещениях в 1997 году выиграли…

– Да, практически все свои лучшие результаты я показал именно во Франции. Это самая приспособленная для прыжков с шестом страна. Там очень сильны традиции прыжков, в любом городе для спортсменов создаются идеальные условия.

Соль на рану

– Ваш лучший результат на Олимпийских играх – четвертое место в 1996 году – расцениваете как успех или неудачу?

– По больному решили ударить, да? После того как Бубка и южноафриканец Оккерт Бритс (обладатель лучшего результата сезона-1995 в мире – 6,03 м. – Прим. автора) оказались вне игры, я стал фаворитом. Однако не справился с нервами: меня переполняли эмоции, но рядом не оказалось человека, который сумел бы мне помочь, подсказать. Отца же по непонятной причине не взяли на ту Олимпиаду.

– Самым удачным стартом стал, наверное, выигранный вами чемпионат мира 1997 года в закрытых помещениях?

– Давайте начнем с 1986 года. Тогда фаворитом первого юниорского чемпионата мира был другой казахстанец – Гриша Егоров, однако все повернулось таким образом, что золотую медаль завоевал я. Затем был ряд других соревнований высокого уровня. Естественно, что чемпионат мира-1997 – одно из ярких впечатлений… Много эмоций – и позитивных, и негативных – дали Олимпийские игры-1996 в Атланте. Они, может, и подтолкнули потом к золотой медали чемпионата мира. После неудачи на Олимпиаде я еще два года оставался “голодным” до прыжков.

Рекорды Бубки уже не побить?

– Что помешало взять реванш в Сиднее в 2000 году?

– На тот момент у меня была серьезная травма спины. К тому же мне было 33 года. До Сиднея о завершении карьеры я не задумывался – пытался всеми правдами и неправдами залечить травму. Чувствовал в себе силы, но прыгать, как раньше, уже не мог. После Олимпиады-2000, когда не попал в финал, прошел обследование. Врачи мне дали на выбор два варианта: либо идти на операцию с вероятностью 50 на 50, что все пройдет удачно, либо лежать на растяжках. Я прикинул, что года полтора у меня уйдет на восстановление, а к тому времени мне будет 35 лет. Смысла в продолжении карьеры не увидел. Поэтому на семейном совете приняли решение попрощаться со спортивной жизнью и адаптироваться к другой.

– Как считаете, почему не растут результаты у шестовиков? Мировые рекорды Бубки – 6,14 м на стадионе и 6,15 м в закрытых помещениях – держатся уже более 15 лет…

– На это есть много причин. Во-первых, Сергей Бубка уже не выступает. В свое время он был для всех главным раздражителем, отчего росли результаты. Во-вторых, в республиках бывшего Союза поменялась вся система подготовки. Ушли сильные тренеры. Во время распада СССР многим специалистам пришлось бросить тренерскую работу и заняться чем-то иным – продажами машин, например, чтобы прокормить себя и свою семью. В-третьих, изменились правила соревнований, за последние десять лет добавились нюансы, работающие на понижение результатов. Например, время на попытку сократили с двух минут до одной. Потом укоротили “усики”, на которых лежит планка. Кроме того, один из концов планки сделали полукруглым вместо плоского, что влияет на ее устойчивость, когда спортсмен в воздухе эту планку задевает. В других дисциплинах, в том же копье, например, после введения технических новшеств таблицу мировых рекордов пересмотрели. В шесте же все оставили, как есть. Поэтому нынешние 5,80–5,90 м и далеки от мировых рекордов Бубки.

“Кричал так, будто сам выиграл”

– Вы живете в Испании, футболисты которой недавно стали чемпионами мира…

– По улицам до сих пор ездят машины с флагами. Наверное, здесь еще год будут отмечать эту победу. Не удивлюсь, если день той финальной игры сделают национальным праздником. Все-таки в первый раз в истории стали чемпионами мира по футболу.

– Сами следили за чемпионатом мира?

– Конечно. Хоть я и не любитель футбола, но такие крупные турниры уважаю. Кричал у телевизора так, будто сам выиграл чемпионат мира.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...