Опубликовано: 2885

Евгений МАЛИШЕВСКИЙ: О тупиках образования, нашей связи и “научном” распиле бюджета

Евгений МАЛИШЕВСКИЙ: О тупиках образования, нашей связи и “научном” распиле бюджета

Евгений МАЛИШЕВСКИЙ – директор научно-консультативного центра Телекоммуникационной ассоциации Казахстана. Но профессору и академику Международной академии информации есть что сказать и о нашем образовании, и о  состоянии науки. Где и как создаются неразрешимые проблемы – читайте в интервью “КАРАВАНА”.

Электронные деньги: у кого “право первой ночи”?

 – По прогнозам экспертов, в ближайшее время в мире начнется активный переход на электронные деньги. Но в Казахстане, насколько известно, так четко и не определились, как развивать такие системы платежей…

– Использование электронных эквивалентов денег сейчас очень мощно развивается. Можно делать вид, что этого нет. Основная задача государства – обеспечить защиту участников рынка. Живые примеры – туристические компании. Обналичил деньги туристов – и ушел. Во всем мире государственные органы постоянно вырабатывают новые правила игры, чтобы обезопасить честных игроков. И в Казахстане тоже должна идти такая работа. Но у нас сейчас не определились, у кого есть “право первой ночи” с электронными деньгами. Кто будет регулировать рынок – банки или кто-то еще? Банки пытаются подмять рынок под себя. Между тем список тех, кто может заниматься платежными операциями, растет. Ситуация подогревается прогнозами, что все платежи могут перейти к смартфонам.

Если мы говорим об электронных платежах, то вся цепочка должна регулироваться одним конкретным оператором, который принимает деньги. Если это платежи, сделанные с помощью мобильного телефона, то ответственным должен быть оператор мобильной связи. Система платежей должна отталкиваться от технологии, благодаря которой она осуществляется. Наша основная проблема – разделение телекоммуникации и информатизации. Это фактически одна сфера, и ее надо развивать вместе. Кто дает доходы в отрасли? Только связь. Информатизация формально денег не приносит. У Агентства по статистике даже нет формы отчетности по доходности предприятий, занимающихся информатизацией. Это результат нашей колоссальной межведомственной разобщенности: каждый орган регулирует лишь свой маленький кусочек рынка. Но прогресс не стоит на месте. В итоге оказывается целый ряд компетенций, за которыми никого нет.

Бесполезное обучение

– Недавно депутаты Парламента предложили закрыть проект электронного обучения Е-learning. Насколько я знаю, вы активно пользовались похожими разработками еще до принятия программы, значит, можете показать ошибки Минобразования.

– Министерство образования и науки постаралось с водой выплеснуть ребенка. Здесь ответ простой: чтобы обучаться дистанционно, нужно иметь базис знаний, на который могут накладываться новые знания. Но вначале эту базу нужно создать. Значит, базовую систему образования нужно пройти и освоить нормально непосредственно с преподавателем. И этот базис должен постоянно наращиваться. Если этого минимума нет, то электронное обучение бесполезно. А у нас пообещали всех школьников перевести на это дело. Система ЕНТ – это вообще тупик. На каком-то уровне она была прогрессивной, но с развитием зашла в такую стадию, когда ее уже нельзя применять. Изначально тестирование – это система проверки минимальных базовых знаний, чтобы сказать: да, ты можешь двигаться дальше. Эту систему активно применяют американцы. Условно говоря: прошел тест – получил тройку.

Но если ты должен участвовать в конкурсе, когда надо получать более высокие баллы, тогда должны включаться следующие механизмы: от простых тестов нужно переходить к тестам с открытыми вопросами и ответами. Здесь уже работают и логика, и применение знаний и умений. Тогда можно говорить об адекватной оценке знаний. Я проработал педагогом в вузе более 30 лет и тестовую систему применял именно так.

Как выстроить систему?

– В сентябре в прессе вышли материалы на базе данных Агентства по статистике, в которых говорится, что телекоммуникации перестали быть драйвером роста экономики Казахстана.

– Считаю, что это не совсем корректно. Последнее десятилетие отрасль активно развивалась в основном благодаря развитию мобильной связи. Сейчас, когда сотовая связь достигла пределов своего экстенсивного развития, доходы классических услуг от сотовой связи снижаются. Рост идет в основном за счет новых услуг. Проблема кроется в дефиците радиочастотного спектра, пригодного для работы мобильной связи. Поэтому перспективы развития – опять у нормальной фиксированной связи. Операторы, прекрасно это понимая, стали создавать консорциумы совместно с операторами фиксированной связи. Это характерно для всех стран мира. Все смешивается. Поэтому нам нужна концепция, как правильно выстроить систему сетей телекоммуникаций общего пользования с учетом всех видов технологий и всех видов сетей. Тем более что сейчас происходит смена технологий: от коммутации пакетов мы идем к коммутации приложений. Это уже следующее поколение, а мы еще предыдущее до конца не довели.

– Одна из самых обсуждаемых тем в телекоммуникациях – тарифообразование. Компании, имеющие магистральные линии, могут зарабатывать больше, чем операторы, которые только продают свои услуги конечному пользователю. Как вы видите эту проблему?

– В России попытались создать собственную концепцию развития мультисервисных сетей. Но так и не смогли договориться, потому что технари не послушали бизнесменов, и они так и не смогли заложить в сети экономику, чтобы компании связи могли эффективно работать. Но рынку телекоммуникаций нужно развиваться, для этого надо договариваться, как вести бизнес. Это и тарифообразование, и величина расчетной таксы между операторами при разных видах соединений. Нужны минимально приемлемые принципы, на которых будут строиться сети и проводиться взаиморасчеты. Это даст возможность появляться новым независимым разработчикам, на которых уже не смогут давить более крупные компании. Это будут новые рабочие места и дополнительные доходы.

По пути наименьшего сопротивления

– А как же международные стандарты? Агентство по связи и информатизации постоянно говорит, что у нас используются самые передовые стандарты.

– У нас почти не пользуются стандартами. У нас их продают – как национальные, так и международные. Все стандарты закрыты – доступ только за деньги. То есть у специалистов нет возможности изучать эти стандарты и видеть, куда движутся технологии. Даже я не вижу документы, которые сам же и написал. В результате 99 процентов стандартов лежат на полке. Ими не пользуются. А если бы они были открыты, то мы бы пошли в развитие. Закрыта масса документов, нужных для обеспечения жизнедеятельности. В строительстве, связи, промышленности, энергетике, санитарии. Весь интеллектуальный багаж Казахстана находится под замком. В результате уровень квалификации работников постоянно падает и падает.

Сфера технического регулирования также движется по пути наименьшего сопротивления – по принципу “рынок все рассудит”. Расскажу на примере сотовых телефонов. На многих аппаратах есть стикер “СТКаз”, то есть сертификат соответствия Госстандарта РК. Такие смартфоны стоят в среднем на 5 тысяч тенге дороже, чем те же аппараты без стикера. Вообще, подобная наклейка должна указывать на качество и функциональность продукта. Но на самом деле этот сертификат не подтверждает соответствие тому, что вы хотите купить. Согласно Закону РК “О техническом регулировании”, подтверждение стандарта – это вопросы, связанные с безопасностью жизнедеятельности. То есть это устройство вас не убьет и не покалечит. И все! О том, что телефон имеет все те функции, которые вам обещает реклама, наш сертификат соответствия ничего не говорит.

Россия и Украина пошли по другому пути. У них обязательно требуется подтверждение функциональности продукта перед его выходом на рынок. Наклейка Росстандарта подтверждает его полное функциональное соответствие. У нас эта задача выпала. Поэтому мы внутри Таможенного союза будем проигрывать в сфере телекоммуникаций, так как ничем не защищены. Нашим гражданам и предприятиям можно впарить любой хлам, и мы не можем этому помешать. Под видом современной техники продать могут любое старье.

Грантовые кормушки

– Сейчас мы видим разрыв поколений в науке. Большая часть ученых, которые пока двигают нашу науку, – это люди вашего поколения. Более молодые в технических сферах не так активны. Почему это происходит?

– У нас произошла девальвация образования. Мы перешли на систему бакалавр – магистр – доктор. Но фактически выпускник вуза со степенью бакалавра – это недоучка. Его квалификация в основном соответствует уровню выпускника ПТУ без практических навыков. Я постоянно занимаюсь вопросами определения профессиональных стандартов и квалификационных требований к специалистам и знаю, что поднять уровень подготовки можно, если разделить обучение и подтверждение обучения. Независимые центры подтверждения квалификации могут работать на базе отраслевых ассоциаций. Механизм этот уже запустили, но формально – пока не решен вопрос финансирования…

Проблема подготовки научных кадров тесно связана еще и с коммерциализацией самой науки. Если ученый не сможет зарабатывать своими знаниями, он будет заниматься чем угодно, кроме науки. Министерство образования и науки допустило громадную ошибку, дав людям из околонаучных кругов доступ к бюджетным деньгам, которые выделяются на коммерциализацию технологий. Недавно Комитет науки обнародовал данные результативности проектов и научно-технических программ, на которые было выделено грантовое финансирование на 2012–2014 гг. Всего было профинансировано 1 667 проектов. Внедрено лишь 38. По прикладному целевому финансированию за три года по Министерству образования и науки из 415 проектов по 54 научно-техническим программам акты внедрения есть только у 12 проектов. Все идет на полку. Никому это не нужно. По сути, происходит распил бюджетных денег.

Алматы

Загрузка...