Опубликовано: 2424

Есть ли жизнь без нефти?

Есть ли жизнь без нефти?

Декабрьское падение цены на черное золото ввергло наших чиновников в панику. Бюджет страны пересчитали, урезали расходы, затянули ремни – в очередной раз признав острую зависимость всей нашей экономики от барреля нефти. А если бы у нас не было этого сырья вообще, как бы мы жили? Хуже? Или, наоборот, лучше? Вместе с учеными и экспертами мы попытались представить жизнь Казахстана без углеводородов.

За проезд от моего дома до работы таксист берет 500 тенге. Бывший строитель, попавший под сокращение этой осенью, таксует на старой “Ауди” и любит размышлять вслух о политике и экономике в стране.

– Цены на нефть падают, скоро конец света настанет, – заводит он разговор. – Хуже, чем в Киргизии, будем жить, там экономика все-таки развивается – туризм у них, халаты шьют, молоко нам продают. А у нас что? Только нефтедоллары…

Вообще-то таксистам падение цен на нефть очень не понравилось. Цены на бензин понизились – это, конечно, хорошо. Но уж больно не хотелось менять устоявшуюся плату за проезд: теперь ведь не будешь сетовать, торгуясь с клиентом, – дескать, горючее дорожает…

Как бы далеки от народа ни были нефтедоллары, но они влияют на благосостояние простых казахстанцев. Перепады цен на мировых рынках аукаются в каждом кошельке. А что бы было, если бы в Казахстане вообще не было нефти?

– Полный крах! – подытожил водитель.

Казалось бы, картина действительно бесперспективная. Но ведь не зря даже в развитых нефтяных странах все чаще говорят о “нефтяном проклятии”!

И, может быть, если бы не нефть, мы бы смогли лучше развить другие отрасли экономики?

Нас спасет только магия?

В книге российского фантаста, главным героям которой пришлось выживать без нефти, мир спасла только магия. Заместитель директора Центра анализа общественных проблем экономист Канат Берентаев тоже считает, что без магии нам не обойтись.

– Но для этого нужно повысить наш интеллектуальный потенциал, – говорит специалист. – К сожалению, мы мощь и будущее страны всегда увязываем с энергетической безопасностью или энергообеспеченностью. Это актуально сегодня. Но в перспективе эти понятия будут зависеть от интеллектуальной мощи, от того, как и насколько человек овладел секретами природы, поставил их на службу своим интересам. Поэтому все будет зависеть от нашего образования, культуры, здоровья.

– Без сырьевого фундамента пришлось бы работать мозгами, а не просто сидеть на трубе, – объясняет политолог Досым Сатпаев. – В Японии, например, нет нефти и газа. А посмотрите, каких успехов они достигли! Попытки уменьшить зависимость от нефти были, много надежд возлагалось на программу индустриально-инновационного развития. Но ощутимых результатов она пока не принесла…

– Уровень научного обеспечения и развития человеческих ресурсов оставляет желать лучшего, – считает кандидат экономических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Гульнур Рахматуллина. – В Казахстане всего три процента научных разработок, которые соответствуют мировому стандарту, впереди нас Украина, Белоруссия…

Возможно ли, что отсутствие нефти действительно подстегнуло бы развитие науки? Хочется в это верить. Но пока падение цен на нефть вызвало противоположный эффект. Экономить стали в первую очередь на научно-исследовательских институтах. Многие программы не получили финансирования на этот год.

Жизнь станет дешевле

Бюджет значительно “худеет”, и жизнь становится дешевле – так эксперты описывают жизнь без нефти.

– Несмотря на то, что несколько лет назад бюджет перестал формироваться за счет нефти, он продолжает зависеть от нее. Дело в том, что он формируется за счет налогоплательщиков, а сырьевые компании являются одними из основных плательщиков налогов, – говорит Досым Сатпаев. – Мощный толчок для развития банковской системы тоже дал сырьевой сектор. В ином случае темпы развития здесь были бы намного медленнее.

Кредитов бы меньше населению выдавали. И это отразилось бы на уровне благосостояния казахстанцев. И без того небольшой средний класс Казахстана стал бы намного меньше.

– Сегодня средний класс составляет 20 процентов, а составлял бы от силы лишь 5 процентов, – размышляет политолог.

При этом цены в стране без нефти, несмотря на то что пришлось бы завозить бензин и мазут, стали бы ниже, предполагает эксперт.

– У нас слишком раздутые цены – и кризис уже показал это. При такой низкой производительности труда жизнь должна быть намного дешевле. Возьмем соседний Узбекистан и сравним цены на продовольствие – там они намного меньше, чем у нас. Потому что платежеспособность населения низкая. То же было бы и в Казахстане.

Есть альтернатива

– На самом деле жизнь без нефти – это уже не просто фантазия, а страшная реальность, которая ждет нас через несколько лет, – утверждает академик НАН РК, заслуженный деятель науки Гаухар Закумбаева. – Запасов хватит на ближайшие десятилетия, а дальше и моделировать уже ничего не надо, придется выживать. И это будет очень непросто. В силу своего географического положения и климатических особенностей нашей стране необходима энергия почти полгода, чтобы элементарно выжить. Попробуйте без отопления прожить в северных областях Казахстана! Если бы у нас не было нефти, нам пришлось бы закупать ее за огромные деньги. Мы бы оказались в положении Грузии – там свет дают на 2–3 часа, а дома отапливают экономичными печурками на дровах… В том же плачевном положении и другие постсоветские страны, у которых нет своей нефти. Пока есть нефтедоллары, нам нужно вкладывать их в развитие и разработку альтернативных источников энергии.

У ученых набралось много проектов, но они пылятся на полках. Хотя возможности у Казахстана получать энергию не из нефти, а из других источников – огромные.

У нас большие запасы бурого угля – это отличное сырье для так называемой искусственной нефти. Технология проста: бурый уголь сжигается прямо под землей, в результате получается синтез-газ, из которого можно получить бензин и другие продукты. У нас есть совместный патент с россиянами на эту технологию. Но пока этот метод не востребован в Казахстане. А запасов угля у нас больше, чем той же нефти. В Германии, в Эльзасе, уже давно получают искусственную нефть из бурого угля. Получать синтез-газ, а в последующем и бензин мы можем также из метана, который сегодня является большой проблемой на шахтах.

Опять же в Германии, например, где нет своей нефти, 50 процентов потребности в электроэнергии перекрывают за счет ветров и солнечной энергии. Для нас это тоже вариант. Для получения альтернативного топлива можно использовать отходы сельского хозяйства.

Словом, источников энергии много. Но чтобы они заработали, нужны вложения. А сейчас никто не хочет вкладывать деньги в развитие новых технологий – слишком долго ждать прибыли.

На чем можно зарабатывать

На чем мы могли бы зарабатывать, не имея в запасе черного золота?

– Возможно, использовали бы во всю силу транзитный потенциал, который сегодня задействован лишь на треть, – говорит Гульнур Рахматуллина. – Мы находимся между Европой и Азией. Товары из Китая могли бы напрямую идти через нас в Западную Европу. А это огромный объем и большие деньги! Но опять же нужны инвестиции в транспортную инфраструктуру, это капиталоемкое дело.

– Общий объем товарооборота между европейскими и азиатскими странами, по данным международных институтов, достигает уровня 700 миллиардов долларов США в год, в том числе доход от транзита составляет 40–50 миллиардов долларов США. Но доходы транспортных компаний Казахстана от транзита товаров находятся на уровне 500 миллионов долларов США в год, что составляет всего один процент от общего рынка транзитных перевозок между Европой и Азией.

– Можно было занять лидирующую позицию по добыче урана, – считает Досым Сатпаев.

Специалисты Министерства энергетики и минеральных ресурсов РК утверждают, что к 2015 году на долю Казахстана придется треть мировой добычи урана. Сегодня наша страна занимает второе место в мире после Австралии по разведанным запасам урана.

Кроме того, в период кризисов растет в цене продовольствие. Может, сельское хозяйство станет локомотивом экономики?

Ставка на баранину!

– Если бы у нас не было нефти, мы бы сейчас овец пасли и правильно бы делали! – это мнение народа из уст таксиста.

Сегодня наше сельское хозяйство может прокормить лишь часть населения. Например, тех же баранов у нас, если верить статистике, всего по одной штуке на каждого гражданина.

В Казахском национальном аграрном университете мы встретились с профессором Галижаном Мадиевым и попросили рассказать о потенциале нашего сельского хозяйства.

– Потенциал огромный, но он не используется, – говорит ученый. – Огромные земельные ресурсы: посевные площади в стране составляют 35 миллионов 182 тысячи гектаров, используется – лишь половина. 47 процентов населения у нас проживают в сельской местности – а это рабочая сила. Мы могли бы отправлять на экспорт не только зерно, но и продукты животноводства, плодоовощную продукцию.

В 1990 году в Казахстане насчитывалось 9,8 миллиона голов крупного рогатого скота, сегодня по подворьям статисты насчитали 5,5 миллиона голов.

В прошлом году мы собрали рекордный урожай – 20 миллионов тонн зерна. А если бы были задействованы все потенциальные посевные площади, то собрали бы на 14 миллионов тонн больше. И это могло бы принести в казну 4 миллиарда 200 миллионов долларов!

Поднимать экономику можно было и с помощью овцеводства. Когда-то отменной бараниной мы снабжали весь Союз. Сегодня у нас осталось менее половины от того поголовья овец, что было в начале 90-х годов прошлого века.

Только во время хаджа Саудовская Аравия закупает 3 миллиона овец в Австралии, а ведь могли бы и мы продавать. Такая разовая сделка принесла бы в экономику страны около 300 миллионов долларов.

Но чтобы сельское хозяйство стало флагманом экономики, в него опять же надо вкладывать как минимум по 1 миллиарду долларов в течение 10 лет, говорят ученые. И начинать делать инвестиции надо уже сейчас.

Апокалипсис отменяется?

В общем, не так уж страшно выглядит будущее без нефти – по крайней мере, такой вывод можно сделать из слов наших экспертов. Есть у нас немало и других возможностей для заработка. И если с умом распорядиться накопленными нефтедолларами, вложив их в наиболее перспективные отрасли, то никакие грядущие кризисы нам не страшны.

Только вот отчего же до сих пор мы наши нефтедоллары толком ни во что не вкладывали?

Александра МЫСКИНА

Загрузка...