Опубликовано: 1051

Есть газ, да не для нас?

Есть газ, да не для нас?

Что делать, когда интересы нефтегазовой компании отличаются от интересов государственных? Природного газа в Южном Казахстане не хватало, не хватает… и будет не хватать – “обрадовала” жителей юга страны национальная компания “КазМунайГаз” в середине сентября.

О том, что КМГ не может найти 500 миллионов на строительство газопровода Бозой – Шымкент, мы писали еще в июне (“На чистый воздух денег нет?”, №25 от 18 июня 2010 г.). Большую часть расходов на трубу – 2,5 из 3 миллиардов долларов – оплачивают китайцы. К концу лета деньги в казне нашлись, но тут выяснилось, что китайские партнеры, воспользовавшись срывом обязательств казахстанской стороной, тоже решили изменить условия. Теперь в обмен на кредит они желают получить больше прав в управлении недавно построенным газопроводом Казахстан – Китай. Переговоры идут, сообщил 13 сентября вице-министр нефти и газа Асет Магауов…

Когда начнется строительство – никто сказать не может. Пока что китайская сторона решила не давать для новой трубы даже обещанного газа. По словам г-на Магауова, КМГ теперь придется “быстро искать другие ресурсы, привлекать их с других месторождений Западного Казахстана”.

Это значит, что весь юг Казахстана и дальше будет сидеть на “голодном” газовом пайке. Из 381 населенного пункта Жамбылской области к началу 2010 года было газифицировано лишь чуть более 60. В Южно-Казахстанской области, по официальным данным, доступ к природному газу имеет менее 40 процентов населения. Без природного газа до сих пор живут ближайшие пригороды Алматы.

Газовый Тбилиси

Обеспечивать отечественных потребителей газом – дело хлопотное и неблагодарное. Поэтому КМГ всегда стремился в более привлекательные страны, например, в Грузию. В декабре 2005 года нацкомпанией Казахстана были куплены газораспределительные сети столицы этой страны – Тбилиси. В следующие три года в “КазТрансГаз-Тбилиси” вложено около 80 миллионов долларов. Покупка считалась очень выгодной. К 2010 году, заявляли “топы” “КазМунайГаза”, грузинская “дочка” начнет приносить прибыль, да еще какую!

Грузинская реальность оказалась суровой. Власти поставили инвестора в ту же “стойку”, в какую в свое время попал бельгийский “Трактебель” в Алматы: требовали инвестиций, но цены на газ повышать не разрешали. Два десятка сотрудников компании попали в тюрьму за получение взяток. Но взятки не помогли – “КазТрансГаз-Тбилиси” погряз в долгах, и в 2009 году грузинские власти взяли компанию под свой контроль, назначив внешнего управляющего…

Герои Румынии

“Караван” неоднократно писал о том, как национальная компания год за годом откладывает сроки строительства новых предприятий по переработке нефти и газа в Западном Казахстане, срывая государственную программу модернизации химической отрасли. Хорошо известно, что отечественные НПЗ, управляемые КМГ, до сих пор работают по технологиям 70-х годов, имеют низкий уровень переработки нефти и не в состоянии выпускать топливо европейского качества. На эти проекты у “КазМунайГаза” нет денег, сообщают официальные лица компании. А на что деньги есть?

В декабре 2007 года “КазМунайГаз” купил у румынского миллиардера Дину Патрисиу 75 процентов акций компании Rompetrol Group. Компания имела сеть заправок в 10 странах Европы, нефтеперерабатывающие и химические заводы, а также много долгов. Летом прошлого года КМГ получил оставшиеся акции, потратив в общей сложности, по сообщениям зарубежной прессы, около 3 миллиардов долларов. Но это было еще не все: по данным международного рейтингового агентства Fitch, национальная компания в 2008 – 2009 годах дополнительно вложила в покупку 1,1 миллиарда долларов, а также “одолжила” “дочке” 596 миллионов “зеленых”.

Ни один производственный проект в Казахстане (за исключением выкупа долей у других инвесторов) не получал от КМГ таких денег. На эти доллары можно было модернизировать все три отечественных НПЗ или построить давно обещанный “химический кластер” в Атырау. Но они ушли за границу. В 2008 году, по данным с сайта Rompetrol Group, в бюджет Румынии этой компанией было выплачено 1,2 миллиарда долларов налогов, а за 9 месяцев прошлого года – еще 737 миллионов. Сегодня в этой “казахстанской” группе трудятся 9600 иностранцев. За два последних года, гордо сообщает пресс-служба Rompetrol Group, число служащих выросло на пять процентов…

Тут можно было бы порадоваться за Румынию и “КазМунайГаз”, если бы компания стала успешной и прибыльной. Но этого не произошло: несмотря на все вложения, за последние полгода долги Rompetrol выросли с 629 до 972 миллионов долларов. 17 сентября агентство Fitch определило рейтинг компании как “негативный”, отмечая опасное сочетание высоких долгов и низких доходов…

Деньги есть, но тратить не хотят

Не все “нефтяные” деньги уходят за границу – отечественную экономику “КазМунайГаз” тоже поддерживает. Точнее – наши коммерческие банки и их владельцев. Об этом заявил не кто-нибудь, а крупнейшее рейтинговое агентство Standard&Poors (S&P). В рейтинговом отчете-обосновании по КМГ, опубликованном в августе, есть загадочный абзац, который мы приводим дословно: “Мы повысили оценку собственной кредитоспособности компании с “В-” до “В”… поскольку КМГ, как представляется, может постепенно начать использовать денежные средства, которые хранятся в казахстанских банках АО “Народный банк Казахстана” и АО “Казкоммерцбанк”… Депозиты группы КМГ составляют значительную часть депозитной базы этих банков”. По оценкам S&P, в этих банках КМГ держит около 2,6 миллиарда долларов, и еще около 1 миллиарда – в БТА.

Вроде бы не так много. Но непонятно другое: КМГ держит эти деньги на счетах, отчаянно нуждаясь в средствах. Минувшим летом нацкомпания заняла на фондовом рынке 1,5 миллиарда долларов и продала доли в нефтяных месторождениях на сумму 750 миллионов долларов. Распродажа собранных с таким трудом нефтяных активов осталась незамеченной широкой публикой, потому что покупателем выступила “дочка” КМГ – АО “Разведка Добыча “КазМунайГаз”. Однако в РД КМГ (после недавней продажи 11 процентов китайскому фонду China Investment Corp) нацкомпания имеет всего 60 процентов. То есть 40 процентов “национальных” скважин ушло “на сторону”.

КМГ уже должен более 15 миллиардов долларов (при чистой прибыли за прошлый год в 1 миллиард долларов). Проблемы с деньгами подтверждают и аналитики S&P: “Если мы увидим фактические доказательства того, что подверженность КМГ рискам казахстанских банков снижается и остатки средств в них используются для инвестиций или для рефинансирования других долговых обязательств, то мы можем повысить оценку собственной кредитоспособности КМГ...”.

Ходят упорные слухи, что “отсрочка” ввода Кашагана, за которую наше правительство так ругает инвесторов, теперь выгодна самому “КазМунайГазу” – компании просто нечем оплачивать свою долю в гигантском проекте.

Но, похоже, все вышеперечисленное никак не влияет на любовь национальной компании к рискованным инвестициям и частным банкам. Что бы это значило?

Иван ВОЙЦЕХОВСКИЙ

Загрузка...