Опубликовано: 2389

Елена Грозная

Елена Грозная

Бесспорный лидер сборной Казахстана и одна из лучших волейболисток Азии Елена Павлова попрощалась с Европой и стала стратегическим козырем лучшего клуба Японии.

Рейтинг-лист

Елена Павлова. 28 лет. Родилась в Узбекистане. Мама – Лариса Павлова, олимпийская чемпионка 1980 года по волейболу. Играла за ташкентский “Автомобилист”. В Казахстане Павлова с 1997 года. В 1999–2004 годах выступала в высшем дивизионе чемпионата Франции за “Риом”. Была лидером и капитаном команды. Дважды признавалась лучшим игроком и лучшей нападающей Франции. Бронзовый призер чемпионата этой страны.В 2004–2006 годы играла в испанском суперклубе “Тенерифе”. Чемпионка Испании. Бронзовый призер Кубка европейских чемпионов. В сезоне 2006/07 года была игроком швейцарского “Волеро”. В 2007 году заключила контракт с сильнейшей командой Японии “Хисамицу”.

Елена в течение семи лет – капитан сборной Казахстана. Серебряный призер чемпионата Азии 2005 года. Была признана лучшим игроком этого турнира в 2005 и 2007 годах.

Гуд-бай, Европа!

– Лена, твоя карьера в Европе началась во Франции. Что дали пять сезонов, проведенных в “Риоме”?

– Тогда, в 1999-м, я попала словно в другой мир. Все пять лет жила в Риоме, играла за команду этого города. Адаптировалась быстро. Говорила по-французски как могла. Не стеснялась. Это помогло выучить язык. Как волейболистка, я, естественно, подняла свой уровень. Иначе меня бы не взяли в такую суперкоманду, как испанская “Тенерифе”, которая на тот момент была обладателем Кубка европейских чемпионов…

– Что на тебя произвело наибольшее впечатление, пока ты жила в одной из красивейших стран Европы?

– Честно, Франция грандиозных впечатлений не оставила. Для кого-то увидеть Эйфелеву башню, Елисейские поля, Лувр – мечта. У меня большого восторга не было: приезжаю в Париж – стоит железяка многометровая и очередь к ней. Поднимаюсь наверх, вид обалденный, но все зарешечено, чтобы не выпасть… Во Франции жила привычной жизнью. Особенно, когда на второй год пребывания в “Риоме” приехали в команду мои подруги из Казахстана – Наталья Рыкова и Надя Ходжаева. Нам было не скучно, мы все время проводили вместе. Все шло как по накатанной: дом–тренировки–магазины.

– Из “Риома” ты попала в один из лучших европейских клубов – испанский “Тенерифе”. Два сезона ты провела в этой команде. Наверняка есть что вспомнить?

– Испанцы не в пример французам шумный и общительный народ. Я жила в Тенерифе – это же Канарские острова. А какие могут быть воспоминания о курорте?! Солнышко, шум океана под окном – классно, одним словом!

– О последнем своем европейском клубе – швейцарском “Волеро”, видимо, остались менее приятные воспоминания?

– В Швейцарии я надолго не задержалась. В ноябре 2006 года сыграла несколько игр за “Волеро” в Кубке европейских чемпионов. Потом вернулась в Казахстан – наша сборная готовилась к Азиатским играм. После выступления, в середине декабря снова отправилась в Европу. Прилетаю в Цюрих – а там ничего не готово к моему приезду. Я ничего особенного не требую, просто элементарно выполнять условия контракта. Я не собиралась скитаться по квартирам, у меня было много вещей, а в отеле жить неудобно и неуютно. Сказала руководству клуба: когда будет все готово – вернусь, и улетела в Алматы. 1 января уже была в Цюрихе. Когда подписывала контракт, клюнула на то, что “Волеро” сыграет в Кубке европейских чемпионов. Тем более клуб собрал хороших игроков. Но вот организация дел в команде была какой-то любительской. Поиграла пару недель, объяснилась с руководством, и мы распрощались. Остаток сезона провела в алматинском “Рахате”.

Во Франции называли казашкой, В Испании – японкой

– Лена, у тебя евразийская внешность, в любой стране, наверное, принимают за свою.

– Во Франции меня называли казашкой, в Испании – японкой! Я буду туже затягивать волосы, чтобы еще больше сойти в Японии за свою (показывает, как при этом изменится разрез глаз).

– Расскажи, как тебя пригласили в “Хисамицу”?

– Это было второе предложение от них. Ранее меня уже приглашали в “Хисамицу”, после чемпионата мира 2006 года. Но тогда у меня уже был подписан контракт со швейцарским “Волеро”. “Хисамицу” – действующий чемпион Японии из города Кобе, под Осакой.

– Все-таки какой континент сейчас мощнее в волейболе – Азия или Европа?

– Сложный вопрос! Азиатский волейбол более хитрый, работа идет на опережение.

– Рацион питания в Стране восходящего солнца весьма специфичен – в основном это морепродукты и традиционные японские блюда, будет ли это проблемой для тебя?

– Честно сказать, я обожаю суши! К морепродуктам очень хорошо отношусь. Ходила в Японии по супермаркетам. Продукты есть любые. Правда, дорогие, особенно фрукты. Но я и сама умею готовить, с голоду не умру (смеется).

“Еле-Еле – душа в теле!”

– Ты восемь лет играла в Европе. В твоих командах выступали известные волейболистки из разных стран. У всех свой характер, менталитет. Амбиции, наконец…

– Я человек общительный и со всеми найду общий язык – это не проблема. Везде, где я играла, попадался нормальный коллектив. Не могу сказать, что где-то чувствовала себя невыносимо. Даже во Франции, где текучка кадров была постоянной, новенькие – “без тараканов в голове”. В “Тенерифе” у нас тренер был не очень хороший, это нас сплотило. Поэтому мы играли не против соперниц, а против тренера.

– Как тебя называли одноклубницы?

– В Испании они сокращали имена. Например, Сусанну называли Су. Меня тоже не Еленой называли, а Еле. Я постоянно смеялась “Еле-Еле – душа в теле!”.

Переезд в Алматы – больной вопрос для мамы

– В Узбекистане, откуда ты родом, тебя до сих пор считают своей спортсменкой?

– Года два назад маме поступило предложение меня вернуть. Я говорю: “Мама, о чем ты?”. Да, я родилась и выросла в Ташкенте, но десять лет моя жизнь связана с Казахстаном. Мне сейчас ближе и роднее Алматы. Когда мне было 16 лет, мама, тоже волейболистка, сказала: “Тебе надо развиваться как спортсменке”. Так я оказалась в Казахстане… Слышала от девчонок-“старушек”, с которыми когда-то играла в узбекской сборной, что тренер приводит меня в пример. Хотя сколько у меня было проблем с Узбекистаном! За меня требовали деньги, в итоге дисквалифицировали на два года. Это было неприятно.

– Как часто ты видишься с мамой (Лариса Павлова – чемпионка Олимпиады-80 в составе сборной СССР по волейболу. – Прим. авт.)?

– Это больная тема. В основном общаемся по телефону. Мама научилась SMS-ки отправлять! Теперь она всегда может знать, где я, и спросить, покушала ли. Последний раз я была в Ташкенте в январе, потом мама приезжала в Алматы.

– Не хочет ли мама из Ташкента перебраться в Алматы?

– Я не хочу, чтобы мама работала. Я мечтаю, чтобы у нее была достойная старость. Но переезд – очень щепетильный вопрос. В Узбекистане наши родственники, там похоронен папа. Это немаловажные вещи.

Стадо слонов – на удачу!

– У тебя осталось что-то на память из стран, в которых ты играла?

– Я коллекционирую слонов, в каждой стране покупаю. Самые большие слоны – из Таиланда, Вьетнама и Египта. Как-то ездила в гости к родственникам в Калининград – привезла оттуда изумительного янтарного слона.

– Чем тебе симпатичны эти животные?

– Они символизируют доброту. К тому же, я читала, что они приносят удачу. Ну и просто они мне нравятся. Мне сказали, что фигурки слонов должны быть обязательно с поднятым вверх хоботом, а моя подруга переставила всех слонов в доме по фэн-шуй – в сторону окна, чтобы удача работала.

– По окончании карьеры где бы ты хотела жить?

– В Казахстане! Я наелась этой Европы. Нет ничего лучше, чем страна с твоим менталитетом. Я даже сейчас, честно скажу, не хочу ехать в Японию. Мне дома хорошо!

– Ты задумывалась уже, что, например, в твоей жизни будет через пару лет?

– Наверное, я себя уже вижу мамой. Не знаю, буду ли тогда заниматься волейболом. Я думаю лучше уйти на пике, а, допустим, не в 35 лет. Можно заняться тренерской деятельностью. Но пока не уверена, получится ли у меня?

Был такой случай

– Год назад я проспала на рейс, – рассказывает Елена Павлова. – Хорошо, что мы летели не на соревнования, а на сборы в Москву с командой “Рахат”. Я поставила два будильника и не слышала ни одного из них! Когда проснулась, смотрю на время: “Боже, самолет!” У меня масса непринятых телефонных звонков. Меня до последнего ждали. Боялись, что со мной что-то случилось, – потому что ни я, ни мой парень не подходили к телефону. Никому и в голову не могло прийти, что я просто проспала! Обменяла билет, вернулась домой… смотрим с моим парнем друг на друга и медленно начинаем смеяться. Потом смех переходит в истерику! Звоню директору клуба и честно признаюсь, что проспала. Он начал смеяться, я ему: “Что вы смеетесь, плакать надо!”. После этого случая, прежде чем выезжать в аэропорт, мне звонили несколько человек из команды и спрашивали, встала ли я?

Жесткий юмор

– Во Франции у нас был классный тренер – немец по имени Питер, – вспоминает Елена. – С юмором у него все в порядке. Как-то мы поехали на сборы в Швейцарию, там жили с девчонками в одной огромной комнате. Рядом была комната тренера и его помощника. Ночью, когда они уснули, мы взяли туалетную бумагу, лейкопластырь и заклеили, законопатили их дверь – она открывалась наружу. Утром умываемся – туалетная комната была напротив тренерской – и посматриваем на заблокированную дверь. Над ней стекло. И вот в нем вдруг появляется рука тренера, и слышим: “Ку-ку, я тут!”. Такой реакции мы не ожидали.

Марина ХЕГАЙ, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...