Опубликовано: 4490

Екатерина ХАРИТОНЕНКО. Фронтовая закалка

Екатерина ХАРИТОНЕНКО. Фронтовая закалка

Разведчица Катя не раз переходила линию фронта, преодолела сотни километров военных дорог и знает, сколько однополчан не вернулось из боя. Но сумела сохранить завидное жизнелюбие и в свои 90 с лишним не теряет оптимизма.

От Старой Руссы до Кёнигсберга

Екатерина Харитоненко родилась в 1923 году в алтайской глубинке. Ей было 13, когда семья переехала в Ашхабад к родственникам. Окончив семь классов, устроилась рассыльной в райисполком. Когда началась война, в Ашхабад и другие города Средней Азии пошли эшелоны с эвакуированными. Так, из Харькова прибыло военно-медицинское училище. Там Екатерина работала машинисткой. Уже через пару месяцев на базе училища сформировали подразделения для медсанбата. 17-летняя Катя написала заявление с просьбой отправить ее на фронт и уже осенью 1941-го оказалась на передовой.

 – Я попала на Северо-Западный фронт, в район Старой Руссы, – говорит Екатерина Петровна. – Сначала была машинисткой, затем перевели в разведку. Помню ожесточенные бои за село Боброво, оно три раза переходило из рук в руки, но мы его все-таки взяли. Затем нас отправили на переформирование, и после трехнедельного отдыха мы оказались на Западном фронте.

Там Харитоненко была серьезно ранена. По злой иронии судьбы случилось это не в ходе выполнения боевого задания. Вместе с подругой шла от штаба, как вдруг разорвалась мина. Девушку контузило, она осталась без барабанной перепонки. Но узнала об этом много позже. Отлежалась в медсанбате, а потом снова вернулась в строй:

– После взятия Ковеля мы освободили Ельню, пройдя с боями 240 километров. Затем отправили на переформирование в Бологое, потому что нашу дивизию сильно потрясло. Новое назначение – Первый Белорусский фронт. Соединившись с Первым Украинским фронтом, мы форсировали реку Одер и вступили на территорию Германии. Освободили Кёнигсберг и там встретили 9 Мая 1945 года.

Хочется жить

 Харитоненко не раз ходила за линию фронта за “языком”:

– Помню, нам поставили задачу доставить пленного. Добрались до места. Было очень холодно. Смотрим, часовой – продрог, скрючился в шинели. Сзади подкрались – и цап его. Сложнее было доставить пленного. Возвращаться было далеко, тащили его по очереди.

После войны Екатерина Петровна приехала в Казахстан, 20 лет проработала машинисткой в семипалатинском тресте “Алтай золото”. Несколько лет назад болезнь унесла старшего сына, в 2002 году умер муж. Но стойкая женщина не потеряла вкуса к жизни. Глядя на улыбающуюся Екатерину Петровну, лихо демонстрирующую приседания, трудно поверить, что 28 декабря ей исполнился 91 год:

– Каждое утро у меня начинается с зарядки. Выпиваю отвар овса, читаю молитвы. Только потом иду готовить себе завтрак.

Несмотря на то что сын с женой не раз предлагали переехать к ним, бабушка  отказывается. Бывшая разведчица справляется с домашними делами и не хочет терять самостоятельность.

– Хотя мне за 90, хочется еще пожить.

Семей

Загрузка...