Опубликовано: 3498

Этноджаз: Соло кыл-кобыза

Этноджаз: Соло кыл-кобыза

Сыбызгы вместо саксофона, кыл-кобыз в роли виолончели, – чудесные звуковые эксперименты от дуэта ST brothers из Алматы призваны развить в стране этноджаз. Дуэт все лето гастролировал по городам Казахстана, скоро отправляется в Лондон, затем его ждет Европа, а еще зовут с концертом в США. Интерес к Серику и Тохтару НУРМОЛДАЕВЫМ объясняется эксклюзивностью их

творчества.

Консерватор и современник

– Расскажите, как у вас происходит распределение ролей и ответственности в дуэте?

С.: Это сейчас мы “варимся”, в джазе, а начинали с народных песен. Я 18 лет учился игре на домбре, но джаз любил с малых лет. Тохтар предпочитает современные ритмы. Даже по характеру мы разные, я более спокойный, а он – темпераментный. Я консерватор во взглядах, он – современный. Это все сказывается на нашем творчестве.

– На нашем музыкальном рынке исполняют поп, кроссовер, рок, а вы выбрали не самое коммерческое направление – почему?

С.: Мы хотели показать, что казахские инструменты умеют играть джаз. Все у нас становится потихоньку хорошо и в коммерческом плане. Мы делаем не чистый джаз, а этноджаз с современными ритмами. Конечно, вначале было очень страшно – народ не привык к такому. Поэтому первую песню мы сделали более попсовой, а дальше добавляем больше и больше джаза.

Т.: В каждой песне своя изюминка, с каждой мы экспериментируем. Если первая “Бауырым-әнім” – джазовая попса, то вторая – “Мөлдір сезім” – более рок-н-ролльная, свинговая.

– Вы согласитесь с мнением, что вкус у нашего зрителя значительно испортился?

C.: Вообще-то, нет, раньше бы согласился.

Т.: Народ начал слушать качественную музыку, что радует.

– Что в вашем понимании качественная музыка?

Т.: Качественное звучание и исполнение. Мы уважаем творчество групп Rin’GO и “Орда”. Последние, кстати, тоже братья. Как-то они нам сказали: “Вам будет легко, потому что вы братья”.

15 инструментов – это не предел

– Как считаете, желания петь достаточно, чтобы выходить на сцену, или все же профессиональное образование никто не отменял?

Т.: Меня настораживают люди, которые говорят, что музыкальное образование не нужно. И что для пения не обязательно требуется профессионализм. Да, может, человек хорошо поет, но только талант не делает артистом.

– Вы, говорят, играете на безумном количестве инструментов?

С.: Спасибо моим родителям, которые заставляли и говорили: “Тебе это понадобится”. И мне действительно понадобилось, играю более чем на 15 народных инструментах, а также на гитаре, на фортепиано.

– То есть в год по инструменту осваивали?

С.: Все идет параллельно. Если у тебя душа поет и ты обучен игре на каком-то инструменте, освоить другой не составляет большого труда. Когда мы были маленькими, времени ни на что не было – днями и ночами занимались. Родители с малых лет поняли, что музыка – наше предназначение. Когда мне был годик, я везде пел, мне не могли рот закрыть, а Тохтар с детства пародировал звуки.

Т.: Брат ходил в музыкальную школу, а я тогда еще не учился (Серику – 26 лет, Тохтару – 22 года), слушал его и повторял точь-в-точь на слух, хотя нот не знал.

– И все же ваш любимый инструмент – это...

С.: Каждый инструмент особенный, но так как я домбрист, меня тянет к домбре, если один день не поиграю, мне становится плохо. Также меня привлекают духовые народные инструменты, на которых я играю в группе “Туран”.

Т.: Тоже домбра.

– Кстати, в “Туране” не обижаются на вас за создание собственного проекта?

С.: Нет, с ребятами из “Турана” мы росли вместе, дружим. Никто не болеет завистью, все переживают за то, чтобы развивалось казахское искусство. У нас цель одна – пропаганда народного творчества.

Сыбызгы вместо саксофона

– Вы впервые использовали кыл-кобыз в джазе, как это случилось?

С.: Джаз построен на импровизации, как и казахская музыка. В джазе есть антиритмия – как и в казахской музыке. Видите, какое большое сходство. Но на народных инструментах никогда не играли джаз – это требует большого мастерства от исполнителя. Мы попробовали. Например, в композиции “Мөлдір сезім” сыбызгы используем вместо саксофона, таким образом расширяем диапазон и возможности самого инструмента. Всего лишь пять отверстий, но мы извлекаем из него целых 24 звука. Кыл-кобыз не предназначен для джазовых импровизаций, но мы использовали его как джазовый инструмент – он играет виолончельную тему. Шан-кобыз тоже дает джазовые ритмы, также у нас играют домбра и саз-сырнай.

– Вы слышали, как на народных инструментах исполняет джаз ансамбль “Сазген сазы”?

С.: Да, конечно, они играют известные композиции либо в джазовой обработке. А у нас – это свое. Мы не только играем на казахских инструментах джазовые вещи, у нас и мелодии джазовые (братья – авторы музыки и текстов к своим песням. – Прим. авт.).

– Где вы находите инструменты?

С.: В Казахстане есть мастера, которые изготавливают кыл-кобызы, но некоторые ударные инструменты, например шындауыл, у нас не научились делать, заказываем в Киргизии, Монголии, у нас есть инструмент, изготовленный шаманом с Алтая.

Удар музыкой

– Кстати, как рождаются джазовые мелодии?

С.: Это странная, мистическая вещь, музыка может ударить в тебя в любой момент. Ты можешь идти по улице и внезапно услышать оркестр или мелодию, которую поет твой внутренний голос. Если под рукой не окажется диктофона – все, ты ее потерял. Наша первая песня “Бауырым-әнім”, про братьев, – как раз из таких. Мы не думали, что будем создавать такую группу, можно сказать, она зародилась с этой песни. Несколько лет назад брат написал про меня стихотворение, в общем, изложил все свои чувства в одном стихе. Я прочитал, мне понравилось, и поставил в рамочку. Прошло несколько лет, в автобусе на остановке начинаю петь… записываю, прихожу домой, сажусь за фортепиано, подбираю слова – столько книг перечитал, не могу найти слова, все не то! Так прошел год, все это время мелодия обрабатывалась у меня в памяти, и однажды взгляд упал на рамку со стихом. Я начал петь, и слова из стиха Тохтара тютелька в тютельку легли. Так и организовался ST brothers.

– Вы артисты, которые сами себя сделали, или вас кто-то продюсирует?

С.: Мы начинали самостоятельно, сняли два клипа, записали несколько песен, но уже год, как работаем с Кариной САРСЕНОВОЙ, с ней легко, потому что она сама творческий человек.

– Наступил момент, когда появилось много ансамблей и групп в стиле этно. Во время “Улытау” это было свежо, сейчас, наверное, уже нет...

С.: От жанра не устаешь, но нужно создавать что-то новое, постоянно искать. Что касается “Турана”, да, таких групп много, но мы этому радуемся, наши мечты сбываются – все начинают играть на родных инструментах!

Алматы

Клип группы на песню "Баурым" в рубрике "Мюзик-холл "Каравана""

Загрузка...