Опубликовано: 1904

Эпоха Санжарыча

Эпоха Санжарыча

На днях Тимур Сегизбаев отпраздновал свое 72-летие. Вся его жизнь неразрывно связана с отечественным футболом. Пусть сейчас Тимур Санжарович удалился от дел, узнать его мнение о том или ином футбольном событии всегда очень интересно и важно.“Отец ругал: что ты за профессию выбрал?!”

А ведь спортивная гордость республики – Тимур Сегизбаев – вполне мог и не стать футболистом. Отец видел его геологоразведчиком. Но Тимур пошел наперекор воле своего родителя. Правда, действительно задумываться о том, чтобы стать футболистом, он начал, только попав в “Кайрат” – безоговорочно лучшую тогда команду Казахстана.

Отец стал поклонником футбола, только когда я уже заиграл в “Кайрате”, – вспоминал Тимур Сегизбаев. – А так он меня вечно ругал: “Что ты себе за профессию выбрал – физкультурника!”. После того, как я окончил институт физической культуры, стал капитаном “Кайрата”, команда начала собирать полный стадион, тогда мой отец признал мой выбор. Он настолько болел за меня, что мог даже подраться с заядлыми фанатами прямо на стадионе.

Звезды его запомнили

Правда, поводов к дракам за честь фамилии Тимур Сегизбаев не давал. Его любили как болельщики, так и одноклубники. Не раз, общаясь с бывшими кайратовцами, приходилось слышать из их уст теплые слова о Тимуре Санжаровиче. А знаменитый игрок московского “Спартака” Николай Осянин, полтора сезона отыгравший в Алма-Ате, в одном из разговоров первым делом поинтересовался здоровьем Сегизбаева. И не только он.

В 60-е годы у вас была очень хорошая команда, которую многие побаивались, – говорил чемпион Европы 1960 года Виктор Понедельник. А какие ребята играли в “Кайрате”! Очень оригинальным футболистом был Тимур Сегизбаев. При случае передавай от меня большой привет!

Тренеры московского “Спартака” перед играми с “Кайратом” на установках всегда предупреждали насчет Тимура Сегизбаева, – отмечал бывший спартаковец, экс-капитан “Кайрата” Сергей Рожков. – У него был своеобразный, нестандартный удар, после которого мяч неожиданно падал вниз.

Всесоюзная слава

Знаменитый сегизбаевский удар доставил немало хлопот большому числу советских вратарей. Первой его жертвой стал вратарь минской “Беларуси” Альберт Денисенко. 12 мая 1960 года, в день своего 19-летия, Тимур дебютировал в составе “Кайрата” в высшей лиге чемпионата СССР. Это был первый сезон алматинской команды в элите советского футбола. К той игре “Кайрат” подошел в роли аутсайдера, в то время как “Беларусь” шла на первом месте. К тому же игра проходила в Минске. Однако именно в том матче “Кайрат” отпраздновал свою первую победу в высшей лиге, главным творцом которой стал Сегизбаев. Юный форвард забил два мяча, и “Кайрат” выиграл со счетом 2:0.

Но настоящий звездный час Сегизбаева пробил спустя четыре года. Наверное, фраза “Тимур и его команда”, которой одна из центральных советских газет озаглавила отчет о матче “Спартак” – “Кайрат”, давно набила оскомину. Но от воспоминания той игры никуда не уйдешь, ведь после нее к Сегизбаеву пришла всесоюзная слава.

26 августа 1964 года на центральном стадионе “Лужники” в Москве, который в то время носил имя Ленина, “Кайрат” впервые в истории обыграл “Спартак”. И снова, как и ранее в Минске, решающую роль в победе сыграл Тимур Санжарович.

Несмотря на то что Сегизбаев являлся игроком основного состава, его участие в матче изначально не планировалось. Однако травма Сергея Квочкина, входившего на тот момент в число лучших бомбардиров чемпионата, открыла Тимуру дорогу в состав. Сегизбаев воспользовался предоставленным шансом, дважды поразив ворота экс-голкипера “Кайрата” Владимира Лисицына, – 2:0.

“Понял, что могу”

Это, к слову, было не первое появление Сегизбаева на главном стадионе Советского Союза. Впервые он оказался в Лужниках семью годами ранее, когда в составе сборной Казахской ССР отправился в Ригу на летнюю спартакиаду школьников.

Поехали мы на ту спартакиаду в Ригу поездом, через Москву, – вспоминал Сегизбаев в книге Б. Галинской-Мусиной “10 дней и вся жизнь Тимура Сегизбаева”. – Захотелось попасть в Лужники, на уникальный для того времени стадион, запущенный в 1956 году. Когда я увидел его заполненным, а это 100 тысяч зрителей, то понял, что футбол нужен людям, а значит, надо играть. Но играть плохо нельзя – народ тогда ходил на имена: Симонян, Нетто, Яшин… Я подумал: “А почему я не могу?!”. Это стало смыслом моей жизни”.

Один из таких дней, полных надежд, у меня был в Тбилиси, на второй спартакиаде школьников, в 1958 году, – продолжал Сегизбаев. – Мы играли со сборной Армении, первый тайм проиграли – 0:5. А во втором тайме я забиваю 5 голов! Счет сравнивается – ничья! Вот тогда я понял в свои 17 лет, что могу многое, если захочу и очень постараюсь. Могу даже забыть про сильную боль: к началу той игры у меня на ягодице был огромный фурункул, который мешал мне бегать. После матча оказалось, что во время одного из подкатов я вырвал его с корнем, даже не заметив этого в азарте борьбы.

Сила авторитета

Авторитет Сегизбаева в команде подчеркивает тот факт, что в 1966 году он был выбран капитаном “Кайрата” и оставался им вплоть до завершения карьеры в 1970 году. К его словам всегда прислушивались. Не боялся Тимур Санжарович рубить правду, если она шла во благо коллективу.

Сезон 1967 года складывался для “Кайрата” из рук вон плохо. Незадолго до финиша первого круга алма-атинская команда плотно осела на последнем месте таблицы. Пока тренеры сетовали на травмы ведущих игроков, Сегизбаев в интервью журналистам главной спортивной газеты СССР – “Советского спорта”, озаглавленном “Дождь после радуги”, прямо заявил, что главной причиной провального выступления в чемпионате является отсутствие коллектива в команде, а также равнодушие молодых футболистов, “для которых престиж, честь команды, долг – только слова”.

– На успехи “Кайрат” может рассчитывать, только когда станет коллективом единомышленников, – подытожил Сегизбаев.

Тот сезон команда завершила на 14-м месте, сохранив прописку в высшей лиге.

Не по своей воле

9 мая 1970 года, за три дня до своего 29-летия, Сегизбаев завершил карьеру футболиста.

– В то время у меня уже начались проблемы со здоровьем, – рассказал Тимур Санжарович. – Я страдал неизлечимым радикулитом. Если бы не он, моя футбольная карьера не закончилась бы так рано.

Проводы ведущему футболисту были устроены во время домашней игры чемпионата СССР против бакинского “Нефтчи”.

Завершив игровую карьеру, Тимур Санжарович перешел на тренерскую работу, и первым его клубом стал “Автомобилист” из Кзыл-Орды. В 1971 году, не имея большого опыта работы, Сегизбаев возглавил карагандинский “Шахтер”. Клуб из угольной столицы Казахстана играл в первой лиге чемпионата СССР и являлся второй по силе командой республики после “Кайрата”. Два года, что у руля “Шахтера” находился Сегизбаев, команда финишировала в первой десятке. Первый же сезон без него – и карагандинский клуб вылетел во вторую лигу.

Мечтой Сегизбаева была работа в “Кайрате”. Она осуществилась в 1973 году. Спустя шесть лет Тимуру Санжаровичу пришлось покинуть команду, но не по своей воле:

В 1979 году я уехал в Москву на Спартакиаду народов СССР, а у моей жены скончалась мать, – рассказывал Сегизбаев. – Я попросил главу спорткомитета Аманчу Акпаева отпустить меня на похороны. Но он отказал, хотя нам оставалось сыграть один ничего не значащий матч. Я собрал вещи и уехал. Потом меня упрекали в том, что я развел панибратство в команде – ребята называли меня просто Санжарычем. Так меня убрали из “Кайрата”.

Он просто так не сдается

Три года Сегизбаев провел в Йемене, после чего вернулся в Алма-Ату. По ходу сезона-1986 он сменил в должности старшего тренера Леонида Остроушко. Команда, уставшая от жестких мер прежнего наставника, раскрепостилась и заняла седьмое место, едва не выйдя в Кубок УЕФА. В годы независимости Казахстана Сегизбаев занимал ответственные посты в Федерации футбола страны.

К сожалению, в последние годы из-за серьезных проблем со здоровьем Тимур Санжарович не мог продолжать активную деятельность – у знаменитого футболиста был диагностирован рак легких. В Израиле ему была сделана операция – полностью удалено левое легкое. После этого Сегизбаев вернулся домой, однако вскоре ему стало хуже, отказала левая часть тела. Новое обследование в Израиле выявило опухоль мозга, которую также пришлось удалять.

Конечно, подобные операции не проходят бесследно. Но зная мужественный характер Тимура Санжаровича, можно не сомневаться – он просто так не сдастся.



Загрузка...