Опубликовано: 1879

Эминем: Я снова в поиске!

Эминем: Я снова в поиске!

Известный рэпер рассказывает о наркотиках, о потере своего друга Пруффа и о стычках со звездами…

После пятилетнего исчезновения из центра внимания Эминем “всплыл на поверхность” с новым альбомом Relapse. И, как всегда, вызвал огромный интерес у публики новым лирическим хитом We Made You, рассказывающим о том, как нам нравится ненавидеть звезд. Мы поймали этого детройтского рэпера в лондонской студии звукозаписи в тот период времени, когда он находился под перекрестным огнем за то, что назвал Мэрайю Керри “шлюхой”, и когда сделал ошеломившее всех признание о том, что его воодушевляют серийные убийцы.

В жизни 36-летний Маршалл Мавэрс выглядит вполне здоровым и даже покладистым. У него удивительно задумчивое настроение, и он откровенно рассказывает о своей недавней битве с наркотиками, о лечении в клинике, о потере близкого друга Пруффа из группы “D12”, а также о том, собирается ли он изменить свой имидж…

– Что происходит, когда ты встречаешься со звездами, которых высмеиваешь в своих песнях? Что ты им говоришь?

– Все дело в том, что когда я говорю в своих песнях обо всех этих звездах, то у меня нет намерения уколоть конкретно кого-либо из них. Это то же самое, что брать имена из воздуха или вытаскивать их из шляпы. Просто их имена рифмуются с тем, о чем я думаю в данный момент. Ну да, они знамениты, они поп-звезды, но я считаю, что они являются легкой добычей. Это не значит, что я подвергаю атаке их личность.

– Свой последний альбом ты выпустил в 2004 году. Где ты был все это время и что произошло в твоей жизни с тех пор?

– Немногое и ничего такого ужасного. Короче говоря, я решил на некоторое время покинуть шоу-бизнес, хотел выпускать записи, а еще я столкнулся с серьезной проблемой. Почти четыре года я боролся с зависимостью от антидепрессантов и больше года веду трезвый образ жизни. Мне захотелось переосмыслить свою жизнь и карьеру.

– Что заставило тебя понять, что у тебя проблемы с наркотиками?

– Некоторые вещи заставили меня осознать, что у меня серьезные проблемы. Я прошел через несколько разных моментов. Выйдя из реабилитационной клиники, я не был готов стать абсолютным трезвенником. Смерть близкого друга Пруффа (рэпер, застреленный в Детройте во время драки в 2006 году) буквально опустошила меня, поэтому в тот период я катился вниз. Однажды я принял почти смертельную дозу, а потом в течение месяца не раз доходил до этой черты. Думаю, в конце концов в моей голове возникло решение: я должен это остановить. Мне на самом деле хотелось остановиться, и знаете что – я наконец понял, что если не остановлюсь, то просто могу умереть.

– Ты не беспокоился о том, будут ли твои фанаты верны тебе так же после твоего возвращения?

– Да. Несколько раз во время перерыва я задавал себе этот вопрос, потому что не знал, буду ли я так же популярен. Я часто спрашивал себя: “Смогу ли я это сделать снова?”. Я пытался получить совет у разных людей. Спросил у своего продюсера и наставника Dr Dre: “Как ты думаешь, что люди хотят услышать от меня?”, и лучший совет звучал так: “Они хотят услышать, что ты снова потерял свой чертов рассудок!”. Но я возражал: “А я слышал совсем другое, например, “он должен переделать себя” или “он должен вернуться совсем другим”. Поэтому я сказал себе: “Ничего я не должен – в первую очередь мне просто необходимо вернуться к своим истокам”.

– Не хочешь ли ты сказать, что у твоей личности есть темная сторона, которая проходит через всю твою музыку?

– Да… вроде того. Я обычный человек, поэтому, естественно, в реальной жизни у меня есть и темные, и светлые стороны. Записывая музыку, ты не хочешь сделать ее слишком мрачной или слишком легкой – тебе хочется, чтобы во всем был баланс.

– Итак, как же ты определяешь, что заходишь слишком далеко? И можешь ли ты зайти слишком далеко?

– Нет, думаю, я не могу. И, конечно, я еще никогда не заходил достаточно далеко. Я только начинал – поверь мне, я знаю, что говорю.

– Ты хочешь нарушить границы или просто у тебя такое чувство юмора?

– Это чувство юмора, это мой способ мышления… Когда я сажусь писать музыку, у меня нет никакой определенной формулы, которой я следую, например, “я собираюсь написать такую-то песню или я собираюсь поговорить о том-то”. Мое сердце подсказывает мне, что делать. Понимаешь, что я имею в виду?

– Выходит, это твое второе “я” подсказывает тебе, как поступить, а не реальный ты?

– Точно. В реальной жизни я другой. В записях есть определенные аспекты, которые являются отражением меня и которые им не являются. Это одна из причин того, что с самого начала я создал это второе “я” и этот образ, и именно там проявляется моя необузданная и сума-­­­­­с­бродная натура.

– Что скажешь о том, как ты “проехался” по Мэрайе Керри и Нику Кеннону? Похоже, Ник очень расстроился…

– На самом деле я хотел им сказать, что желаю им счастья и успеха.

– Сейчас ты вернулся… Собираешься ли сосредоточиться на музыке или хочешь продолжить актерскую карьеру?

– Я определенно чувствую, что хочу снова работать, и готов заниматься всем…одновременно. Но я еще не встретил такой сценарий, который заставил бы меня отложить в сторону музыку и с головой погрузиться в работу над ним… Мы в поисках!

– Планируешь ли ты отправиться в ближайшем будущем в гастрольный тур?

– Пока нет. Я еще ни с кем не обсуждал этот вопрос. Когда-нибудь это произойдет, но пока следует принимать в расчет мое выздоровление и все прочее, связанное с этим. А сейчас я хочу посмотреть, как примут мой новый альбом.

NOW. Перевод И. ХАДЖИЕВОЙ

Загрузка...