Опубликовано: 1376

"Элита КНДР хорошо выучила уроки истории"

Испытания атомного оружия, проведенные Северной Кореей, заставили задуматься о том, как изменится мир после появления еще одной ядерной державы.

Для Казахстана, в свое время добровольно отказавшегося от ядерного оружия, это не праздный вопрос. Ведущий казахстанский специалист по Северной Корее, президент республиканского общественного объединения “Корейская ассоциация “Котонрен” Радмир КАН рассказал нашему корреспонденту, как относятся простые корейцы к ракетно-ядерной программе КНДР, какие планы строит политическая элита этого государства и по каким причинам Пхеньян не сможет отказаться от освоения атомной энергии.

– С чего началась северокорейская ракетно-ядерная программа?

– Первые ракетные подразделения в составе Корейской народной армии появились еще в 70-х годах, но тогда это были части тактического назначения, оснащенные системами залпового огня, проще говоря – обычные артиллеристы. Интерес к ракетам как к стратегическому оружию у Пхеньяна проявился после крушения социалистического лагеря и распада самого мощного союзника КНДР – Советского Союза. Во-первых, руководители Северной Кореи осознали, что они находятся один на один с остальным миром, во-вторых, исчез контроль со стороны Кремля – СССР, естественно, не был заинтересован в “расползании” ядерного оружия по миру, даже если это касалось дружественных стран.

– А ядерную составляющую этой программы начали воплощать в жизнь в те же годы?

– Ядерная программа КНДР берет свое начало еще в 50-х. Тогда советские и китайские ядерщики обучали своих северокорейских коллег, помогали строить исследовательские реакторы. Интерес к мирному атому у Пхеньяна был всегда – Ким Ир Сен во время своих визитов в Москву намекал или прямо говорил, что его страна заинтересована в строительстве атомной электростанции. Такое решение диктовалось потребностями экономики – геологи обнаружили, что недра Северной Кореи содержат 26 миллионов тонн урановой руды, из которых 4 миллиона пригодны для использования в энергетике. А другими энергоносителями КНДР практически не располагает – в стране не добывается нефть, как сегодня принято говорить, кровь современной экономики. В то же время народное хозяйство страдало тогда и страдает теперь от дефицита электроэнергии. Для решения этой проблемы были задействованы все ресурсы – практически на всех реках и даже речушках стоят гидроэлектростанции, но энергии все равно не хватает.

В качестве иллюстрации могу привести пример. Когда я в очередной раз гостил в Пхеньяне, на три часа отключили горячую воду – мой гид (назовем его условно товарищ Ким) тогда рассыпался в извинениях: дескать, подождите дорогой товарищ Кан, сейчас все наладят. Я его тогда спросил: а как у вас с горячей водой дело обстоит дома, товарищ Ким? Он мне признался, что зимой – это был февраль – у него горячей воды нет, и его квартира практически не обогревается. Под потолком тусклые лампочки светят – и все, больше себе он позволить не может.

Понятно, что руководство Северной Кореи ввиду такого жесточайшего энергетического голода не могло себе позволить отказаться от планов развития атомной отрасли страны. В свое время американцы предлагали Пхеньяну поставки электроэнергии из Южной Кореи в обмен на отказ от ядерной программы, но северяне на это не пошли по понятной причине – кто согласится отдать рубильник своей энергосистемы соседу?

– Обозреватели часто пишут, что ядерное оружие для Северной Кореи – это не средство самообороны, а в первую очередь возможность давления на так называемое международное сообщество, в частности, на США и на Южную Корею. Так ли это?

– Конечно, ядерное оружие – это средство торга, давления, повышения статуса на международной арене. Не стоит забывать, что одним из приоритетов внешней политики Северной Кореи является объединение двух Корей под девизом “Одна страна – один народ”. Но при этом северокорейская элита хорошо выучила урок ГДР – при поглощении этой страны Западной Германией партийные, государственные, военные руководители социалистического немецкого государства не просто остались не у дел, некоторые вообще оказались под судом. И будущее их детей тоже оказалось под вопросом. Представители элиты КНДР ни для себя, ни для своих детей такой судьбы не желают, им понятно, что, окажись они под властью южнокорейцев, последствия не заставят себя долго ждать. Они хотят разговаривать с Югом на равных – как руководители мощной военной державы, страны, обладающей ядерным статусом, а не бедной страны, проигравшей экономическое соревнование.

– А как дальше, по вашему мнению, будет развиваться ситуация?

– Думаю, реакция со стороны стран Тихоокеанского региона будет однозначно жесткой – никому не нужен “ядерный сосед” под боком. Правительство Южной Кореи тоже отреагирует и уже отреагировало однозначно, в русле политики США: ракетно-ядерная программа КНДР – угроза стабильности в регионе. Между тем простые корейцы вне зависимости от гражданства и страны проживания, если не поддерживают, то как минимум не осуждают стараний Пхеньяна создать ядерное оружие – им приятно, что их историческая родина стала в ряд ведущих мировых военных держав.

– Значит, можно уже говорить, что Северная Корея – ядерная держава?

– Да, думаю, это свершившийся факт. Это оружие несовершенно, как показали испытания, хромают системы наведения, но, в принципе, Пхеньян им уже располагает.

Антон ЛИСИЦЫН

Загрузка...