Опубликовано: 1792

Экс-гендиректор "Астана Арланс" Болат МАНКЕНОВ: В какой-то момент понял – нужны перемены

Экс-гендиректор "Астана Арланс" Болат МАНКЕНОВ: В какой-то момент понял – нужны перемены

В феврале 2009-го, когда о проекте “Всемирная серия бокса” у нас никто не слыхивал, Болат МАНКЕНОВ стал одним из создателей “Астаны Арланс”. За четыре года клуб выиграл Всемирную серию бокса, бился в финале и дважды дошел до полуфинала. И вдруг Манкенов, гендиректор “волков”, подал в отставку. “КАРАВАНУ” он объяснил, почему так поступил.Закулисные технологии

– Вы назвали причиной ухода из клуба усталость.

– Это так. За почти пять лет работы в проекте у меня не было отпуска, накопилась колоссальная усталость. Сейчас отдыхаю, и мне нравится, что есть свободное время. Ходил почти на все соревнования чемпионата мира по тяжелой атлетике в Алматы, где участвовали наши. Еще несколько месяцев назад подобное было невозможно.

– Вы написали заявление в первый раз?

– В третий. Первый случай был по завершении второго сезона, а второй раз – в середине четвертого.

– Почему?

– Тогда возникли перебои с финансированием. Я знал, что мы их обязательно решим, и постоянно говорил об этом боксерам, тренерам. Но возникла проблема: “Астана Арланс” проводила бои WSB у дома, и их надо было организовывать! Пришлось выкручиваться: я всегда говорил, что в Алматы мне провести вечер бокса легче. Здесь много знакомых, друзей, готовых что-то дать в долг. И четыре шоу мы провели именно так. Без денег, на честном слове. Объяснял людям, что деньги будут, но позже – до Нового года. К этому моменту мы рассчитались лишь частично, все остальные стали звонить, спрашивать, требовать. Вот тогда я и написал заявление, но меня отговорили, сообщив, что генеральный директор в ходе сезона так поступать не может. Я согласился, а вскоре мы со всеми рассчитались.

– Были ли случаи, когда вечер бокса WSB в Казахстане мог сорваться?

– Так произошло в первом сезоне, когда нам внезапно отдали бой с Baku Fires в Алматы. Бросились искать арены, а Дворец спорта занят. Договорились с залом “Достык”, а там, сами понимаете, условия совсем другие, чем во Дворце спорта. Комиссары WSB сомневались: проводить там бои или нет. Мы сказали: другого варианта нет.

Семейные отношения

– Вы перед боями высыпались?

– В первый год, когда мы все только начинали отлаживать, было сложно. Страшно волновался, поскольку со многими вопросами сталкивался впервые. Но как только система была выстроена, все наладилось. Хотя бывали случаи, когда мне звонили в четыре утра и говорили: “Провожаем наших соперников, их не выпускают из аэропорта. У кого-то просрочены документы”. Приходилось вскакивать и нестись в аэропорт, все улаживать.

– Вы столько лет провели в клубе. Как-то не верится, что вы взяли и ушли.

– У меня с “Астаной Арланс” связаны очень теплые воспоминания. В какой-то степени мы были одной семьей. Даже Новый год встречали все вместе.

– Каким образом?

– Чтобы ребята не растеряли форму, собирались на базе в конце декабря – у нас ведь почти сразу после праздников начинались бои WSB. Поэтому на базе 31 декабря устраивали праздник. Наряжали елку, был Дед Мороз со Снегурочкой. Все, как полагается. В третьем сезоне даже попросили боксеров приготовить какой-то номер. Оказалось, Филип Хргович прекрасно поет, а Эхсан Рузбахани великолепно танцует! У нас был ирландский боксер Донован, он не мог минут сорок прийти в себя после танца Рузбахани – так смеялся.

– Какой бой “Астаны Арланс” вам запомнился больше всего?

– Их много было. Например, победа Багдада Алимбекова в решающий момент в третьем сезоне, когда мы выиграли в финале. Часто вспоминаю, как в финале против Paris United свой бой провел Ержан Мусафиров. Как профессор! Как шахматист! Как музыкант! Как по нотам отыграл все раунды и заслуженно победил сильного соперника. И когда через три недели он проиграл в финале личного первенства китайцу, никто не мог понять, почему Ержан не смог отбоксировать так. Хотя в плане самоотдачи к нему никогда не было претензий.

– Олимпийский чемпион Бахыт Сарсекбаев, покидая “Астану Арланс”, заявил, что не подаст вам руки.

– Это были эмоции. Когда они улеглись, мы с Бахытом снова стали общаться. У меня нет ни малейшего сожаления, что Сарсекбаев участвовал в нашем проекте. Напротив, я ему благодарен за согласие не просто стать боксером “волков”, а быть “вожаком стаи” – нашим капитаном. Один факт, что олимпийский чемпион Пекина выступает за “Астану Арланс”, оказал нам большую имиджевую помощь.

О встрясках и переменах

– В третьем сезоне за “Астану” легионеры боксировали чаще, чем казахстанцы.

– В какой-то момент я понял, что нам нужны перемены, а боксерам – встряска. Мы ведь приглашали не только звезд – Хрговича, Деревянченко, Сепа, но и боксеров среднего уровня – Малькова, Карлсена… Когда говорили, почему в клубе Мальков, я отвечал: “А вы посмотрите, как он относится к делу”. Это был расчет – взять боксера по уровню не превосходящего наших, но настоящего профессионала. У нас бывали случаи, когда боксер мог уйти с базы в ночной клуб и там ему ножом попали, извиняюсь, в ягодицу. Или – мы раздаем экипировку: легионеры ходят во всем клубном обмундировании, а некоторые наши ребята те же сумки с символикой “волков” раздают друзьям! Поэтому я очень хотел, чтобы казахстанские боксеры постоянно видели, как их зарубежные одноклубники относятся к делу. Как, например, приезжают в клуб. И знаете, помогло! Если раньше мы отпускали боксера домой и гадали, вернется он больным или здоровым, то тут они стали относиться к себе так, как и подобает профессионалам.

– Я знаю, что вы не любите слово “легионер”.

– Потому что в боксе есть одна национальность – боксер. Он может быть хорошим или не очень, но национальность одна. Впрочем, как и у тренеров.

– Раз заговорили о тренерах, то как вам заявления, что “казахстанский клуб должен тренировать казахстанский тренер, а не украинец Корчинский”? Это говорили даже такие специалисты, как Мырзагали Айтжанов и Турсунгали Едилов.

– Мы брали в клуб не гражданина Украины, а человека, имеющего колоссальный опыт в боксе. К тому же он знал, что такое Всемирная серия бокса, – выигрывал этот турнир в составе “миланских громовержцев”. Считаю, это большой плюс, что такой специалист в нашем клубе. Он все 24 часа в сутки думал о боксе. Сергей Анатольевич мог позвонить в три часа ночи – не потому, что ему нечего делать на базе, а оттого, что он переживает за команду, за результат. Я бы хотел вернуться к разговору о национальности. Мы с клубом были в Мексике, поехали смотреть город и поразились сочетанию исторических памятников и современных архитектурных шедевров. Кто это проектировал? Нам говорят: итальянец. А вот это здание? Отвечают: австриец. Любая страна мира, которая хочет развиваться, не должна вариться в одном котле. Ей нужны идеи и люди, которые их могут генерировать. Для этого нужно приглашать лучших, учиться у них и воспитывать своих тренеров, архитекторов, ученых… Замыкаться только в себе нельзя.

Где нужна осторожность

– Как реагировали на комментарии в Интернете, что приглашаете легионеров только для того, чтобы “снимать” с них часть зарплаты?

– Все сотрудники клуба – от боксера до водителя – получали деньги на карточку. Да и как можно представить, что боксер уровня Хрговича будет что-то кому-то “отстегивать”? На самом деле, мне все равно, что пишут про меня. Гораздо больше я волновался, когда гадости писали про ребят – Руслана Мырсатаева, Ержана Мусафирова. Ержан – вообще герой, несколько лет боксировал с дыркой в стопе! Но не сдавался и, только поняв, что ему нужна операция, лег под нож. А Руслан Мырсатаев? Сколько раз он нас выручал, сколько одержал нужных побед за счет характера? А про него писали такое, что он однажды на эмоциях даже спросил: “Что делать, если нет таланта?”.

– Что вы ответили?

– Руслан, ты – четвертьфиналист Олимпиады и один из лучших тяжеловесов WSB. И это у тебя нет таланта? Я очень ценю Руслана. Это большой ребенок. Искренний, честный, без двойного дна.

– “Астана Арланс” входит в президентский профессиональный спортивный клуб, а эта структура намерена устроить ребрендинг. Как относитесь к тому, что клуб могут переименовать или изменить фирменные цвета команды?

– К подобным переменам надо подходить с осторожностью. Мы тщательно занимались образом “Астаны Арланс”. Черно-желтые цвета клуба взялись не просто так. Желтый – наша бескрайная степь, а черный – нефть. Не забывайте, что главный спонсор в боксе – нефтяная компания. Про волка и не говорю: у нас с этим хищником завязана вся символика! И надеюсь, что в вопросе ребрендинга будет найден разумный подход.

– Когда “волки” боксировали в Мехико, вы купили себе смокинг и надели его только после победы “Астаны Арланс” в WSB. Сейчас будете надевать этот смокинг?

– Нет. Потому что нашил на него символику клуба. Поэтому надеть его смогу только на мероприятия клуба. Если меня туда пригласят. И надеюсь, что произойдет это в честь победы “Астаны Арланс”.

Загрузка...