Опубликовано: 1352

Единственная

Единственная

Из волейболисток легендарного алма-атинского АДК, гремевшего на весь Союз в 80-е, на родине осталась только она одна – Людмила Перевертова.

ВСЕ ТОТ ЖЕ ЗАЛ, КАК 30 ЛЕТ НАЗАД

Людмила Перевертова завершила игровую карьеру чуть раньше, чем открылся волейбольный “железный занавес” и наши лучшие спортсменки получили возможность уехать за границу. С Людмилой Николаевной мы встретились в зале ЦСКА (бывший АДК), где она тренировала юных армейских волейболисток.

– Людмила Николаевна, вы ведь сами в этом зале тренировались много лет…

– Да, это мой родной зал, куда я пришла в 13 лет. В раздевалке даже сохранился шкафчик, в котором мы в свое время переодевались вместе с Олей Кривошеевой, олимпийской чемпионкой 1988 года. Сам зал, конечно, обновился. Вытяжка из бассейна теперь в него не выходит. А то раньше приходилось заниматься в условиях повышенной влажности. Через десять минут после начала занятий можно было майку выжимать, форму за тренировку меняли по нескольку раз.

– Да и тренировки в АДК у Нелли Алексеевны Щербаковой были очень интенсивные…

– Конечно. Это сейчас по новым правилам волейбольные матчи стали скоротечными. А раньше игры затягивались и на два с половиной часа. Поэтому для воспитания игровой выносливости тренировки длились по четыре часа.

ПОД ПЕСНИ “ЗЕМЛЯН” И АННЕ ВЕСКИ

– Не скучно было столько времени проводить в зале?

– Чтобы этого избежать, пытались как-то разнообразить занятия. К примеру, играли в футбол через сетку или тренировались под музыку: ставили магнитофон с записями “Землян”, Анне Вески и других популярных в то время исполнителей. Это очень помогало.

– Нелли Алексеевна – эмоциональный тренер?

– Очень. Она сильно заряжала нас своей энергетикой. Я сама такая сейчас, порой забываю, что тренер – скачу, визжу. Вообще, эмоциональная разрядка очень нужна спортсмену. Порой человек даже сам не догадывается, что сидит у него внутри. Необходимо давать выход эмоциям.

ВМЕСТЕ ПЛАКАЛИ, ВМЕСТЕ ВЯЗАЛИ…

– Говорят, что дружбы женской не бывает…

– Пусть говорят. В АДК был настоящий коллектив, мы очень тонко чувствовали друг друга, ценили наши отношения и на игровой площадке, и в быту. Вместе плакали, вместе радовались победам.

– Не надоедали друг другу?

– Нет, находили какие-то увлечения. Я, к примеру, заразила девчонок вязанием. За вопросами “как рукав правильно связать?", "какую петлю запустить?” забывали бытовые проблемы. Мы читали, обменивались книгами. Когда Лена Чебукина первой попала в сборную Советского Союза и возвращалась из зарубежной поездки, то много интересного нам рассказывала. О других странах, о людях, о жизни. Делилась и профессиональной информацией о том, как играют другие команды

– Такая информация оказывалась полезной?

– Естественно. В 1984 году мы как чемпионки СССР поехали на первый международный турнир в Японию. Там мы впервые увидели такой игровой элемент, как “убегание с одной ноги”. В Союзе его никто не знал, и японки нас этим элементом практически растерзали. Приехав домой, мы тоже начали его применять.

ЗОЛОТАЯ ГВАРДИЯ, ПОКОРИВШАЯ СОЮЗ

– В любом коллективе есть лидер. Кто был им в том, золотом АДК?

– Если по возрасту, то самой старшей в команде была я. Поэтому на площадке всегда чувствовала дополнительную ответственность. Прислушивались и к мнению Лены Чебукиной как игрока авторитетного, члена сборной СССР. А вообще, на площадке все были равны, не было выпячивания. У кого-то мог быть взлет, у кого-то спад, но определенный уровень команда держала. Считаю, что у нас была самая дружная команда в союзном чемпионате.

– Звездные годы команда АДК провела, по сути, одной шестеркой…

– Вспоминать стартовый состав следует с нашего капитана, связующей Ольги Кривошеевой. В третьей зоне действовали Лена Чебукина и я по диагонали. В “четверке” у нас играли Ира Ризен и Ира Юрова, которые все подчищали. По диагонали со связкой играла Света Лихолетова, очень нужный игрок защитного плана. При невысоком росте (175–176 см) ее атаки редко кто мог закрыть. Высокорослых девчонок на задней линии подменяла Нонна Фадейкина, в нападении помогала Люда Носенко. Эти игроки находились на площадке большую часть времени.

ПОРОЙ КРИК – ОЧЕНЬ ПОЛЕЗНАЯ ВЕЩЬ

– Что изменилось в команде с приходом Нелли Щербаковой?

– В первую очередь разительно изменился тренировочный процесс в плане требований, подхода к занятиям. Работавший с командой ранее Жумаш Алибекович Махмудов был тренером мягким, не мог на нас кричать, требовать.

– Но ведь с Махмудовым вы в 1981 году играли в высшей лиге…

– И сразу вылетели, проиграв переходный матч рижской “Авроре”. Не хватило тогда настроя на победу, желания выиграть. Нелли Алексеевна изменила психологию команды. С ней мы первую лигу проскочили, не проиграв ни одной партии!

– Несмотря на такой результат, в высшей лиге АДК недооценили?

– Особенно в первом туре, который проходил в Москве. Начинали мы с титулованным ЦСКА. Все девчонки в АДК были худенькие, стройненькие. С трибун казалось, что армейские волейболистки справятся с нами без труда, но мы проиграли им 2:3. Постепенно нас стали уважать, смотреть, как мы разминаемся, выходим на площадку. Я сейчас своим девчонкам говорю: “От того, как вы выйдете на игровую площадку, сразу будет складываться впечатление о команде”.

1984 ГОД – ЧЕМПИОНКИ СССР!

– И каково было выйти в переполненный зал Дворца спорта в Алма-Ате на историческую игру с новосибирским “Кировцем”?

– О том, что матч с “Кировцем” будет для нас решающим в чемпионате-83/84, мы узнали в два часа ночи перед игрой. Нам позвонили и сказали, что свердловская “Уралочка” проиграла в Одессе. Теперь в случае победы в ближайшей игре мы досрочно становились чемпионками Союза! А “Кировец” – команда непростая. Девчонки там были невысокие, но очень быстрые, и матчи с ними складывались для нас тяжело. Когда вышли из раздевалки и выглянули из-за занавеса, испугались на площадку ступить: трибуны забиты под завязку, зрители даже в проходах сидят. Шум, гул… Психологически играть было нелегко – давила ответственность перед болельщиками, обязательность победы. Но мы выиграли 3:0, и вы не представляете, сколько было оваций! Кто-то бегал, какие-то букеты дарил, подарки. Мы смеялись, плакали, все было как во сне!

– В дальнейшем чувствовали, как судьи вас “поддушивали” в чемпионате СССР?

– Естественно. Пришли новички и вдруг начали обыгрывать звезд из ЦСКА, “Уралочки”. Когда надо, судьи могли свистнуть “аут”, хотя мяч был в площадке, и наоборот. Было очень обидно.

ИНТРИГИ ДЛЯ СБОРНОЙ – ПОСТОЯННОЕ ЯВЛЕНИЕ

– Но алма-атинский АДК был командой, которая не ломалась…

– В победном чемпионате мы проиграли только один раз, в самом первом туре. Несколько матчей “вытащили”, уступая по партиям 0:2. Это говорит о большом психологическом запасе команды, настрое волейболисток.

– В сборную СССР вы попали при Владимире Паткине?

– Да, весь 1984 год провела на сборах, но на турнир “Дружба-84”, ставший альтернативой Олимпиаде в Лос-Анджелесе, я не поехала. Там были свои подводные течения. Думаю, кому-то не хотелось, чтобы я была в команде. Из наших девчонок в сборной СССР закрепились Чебукина, которая играла в основном составе, и выходившая на замену Кривошеева. В 1988 году они под руководством Николая Карполя выиграли золото на Олимпиаде в Сеуле.

– А вы в то время чем занимались?

– Собиралась завершать карьеру. В 1985 году родила дочь Нелли.

ЗАПРЕТ НА ВОЗРАСТ

– Назвали в честь Нелли Алексеевны?

– Нет, в честь мамы. После рождения дочери вернулась на площадку. Однако в тот период в советском волейболе ввели возрастной ценз: якобы в интересах молодых волейболисток запретили играть спортсменкам старше 28 лет. Хотя опытный партнер в игровой ситуации может молодого научить большему, чем тренировочный процесс. Разговоры вокруг моего возраста очень сильно мешали, и в 1989 году я ушла из волейбола.

– А почему не уехали за рубеж, как сделали ваши партнерши по АДК?

– Когда я заканчивала карьеру, возможности уехать еще не было. Ну а когда она через два года появилась, я уже осела на другой работе, не связанной со спортом, и о волейболе пыталась забыть. Хотя, думаю, до 35 лет вполне могла бы играть за рубежом по контракту. В 1996 году Нелли Алексеевна вернула меня в волейбол, и я до 37 лет была в ее команде играющим тренером, одновременно работая с молодежью. Даже медаль получила за победу в первенстве Алматинской области.

ТРЕНЕРСКИЙ ДАР ЩЕРБАКОВОЙ БЫЛ ДАН БОГОМ

– С бывшими партнершами, уехавшими за рубеж, удается поддерживать связь?

– Конечно. К Лене Чебукиной, с которой мы стали чуть ли не сестрами, я ездила и в Италию, и в Хорватию. Ира Юрова и Света Лихолетова приезжали в Алматы. Знаю, Олю Кривошееву приглашали в алматинский “Рахат” на должность тренера-консультанта, но что-то там не получилось. Еще я крестная мать сына Иры Ризен. Так что костяк АДК сохраняет по жизни дружбу.

– А какие отношения у вас сейчас с Щербаковой?

– Нелли Алексеевна и сейчас остается для меня на каком-то пьедестале. Таких тренеров сейчас нет, этот дар ей был дан Богом. Очень рада, что мы не зря работали и сумели вписать имя АДК в историю советского волейбола. Казахстанским волейболисткам есть сегодня к чему стремиться. Уровень нашего волейбола сейчас, конечно, невысок. Из-за дефицита местных кадров приходится везти волейболисток из России.

Многое мы растеряли с распадом СССР, практически нет детско-юношеских школ, неоткуда черпать резерв. У нас в Казахстане даже нет молодежной сборной. Нужно работать, только тогда появятся новые Чебукины.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...