Опубликовано: 1012

Джерри Брукхаймер: “Я не политик, я делаю кино”

Уверен, нет ни одного поклонника кино, который бы не видел фильмы продюсера Джерри Брукхаймера. Первый же его серьезный проект – “Американский жиголо” – открыл миру Ричарда Гира. “Лучший стрелок” сделал звездой Тома Круза, “Плохие парни” стали дебютом для режиссера Майкла Бэя, а “Армагеддон” навсегда изменил представление

о блокбастерах.

Смесь истории и фантастики

– Господин Брукхаймер, почему при выборе нового проекта вы остановились на “Принце Персии”? И какими будут ваши следующие проекты?

– Меня привлекли историческая эпоха и тот факт, что можно смешать историю и элементы фантастики. Мне нравятся фильмы, на которых мы строили свой опыт, – картины, где есть сильные мужской и женский характеры.

Следующим моим фильмом, выходящим в прокат, будет “Ученик чародея” с Николасом КЕЙДЖЕМ и Джеем БАРУШЕЛЕМ. Что касается далеких планов, то мы работаем над четвертой частью “Пиратов Карибского моря” с Джонни ДЕППОМ и Пенелопой КРУС, премьера которой состоится в следующем году.

– Какими критериями вы руководствуетесь, выбирая тот или иной проект?

– Все очень просто, главный вопрос – хочу ли я сам посмотреть этот фильм. Я не знаю, что движет аудиторией, чего хотят другие люди, но я знаю, что нравится мне. Как люди принимают решение, на какой фильм пойти? Заходят, например, в Интернет и выбирают, на что сходить. То же самое делаю и я. Смотрю, за какие фильмы могу взяться и на какие бы из них пошел сам.

Мы просто хотели развлечь зрителя

– В картине “Принц Персии: пески времени” есть прозрачная аллюзия на действия США в Ираке: вторжение персидской армии в священный город под предлогом незаконного производства им оружия, поиски этого оружия, заканчивающиеся бесплодно, подтасовка фактов… Сделано ли это намеренно и каково ваше личное отношение к войне в Ираке?

– Я не политик, я делаю кино. Политику делает Америка. Похожесть сценария фильма на реальные события непреднамеренна, мы не собирались делать никаких политических заявлений, мы просто хотели развлечь зрителя. И надеюсь, что в этом мы преуспели больше, чем в создании аналогий с политическими событиями. Я также надеюсь, что это фильм для массовой аудитории, в котором каждый найдет что-то для своей души. Мы ставим вопрос: хозяин ли ты своей судьбы или она вершится, невзирая на твои усилия?

– Действие “Принца” происходит на Востоке, но в ведущих ролях нет ни одного актера восточного происхождения. В то же время я знаю, что принцессу Тамину должна была сыграть иранская актриса Гольшифтех ФАРАХАНИ, у которой возникли проблемы с властями…

– Мы хотели ее посмотреть, но в итоге ей не дали визы. Сейчас она уже живет в Париже, однако тогда не могла выехать из своей страны.

– Повлиял ли этот случай на дальнейший кастинг?

– Знаете, это занимает так много времени – собрать всех вместе. Мы устроили кастинг в Лондоне, поэтому и получилось, что большинство актеров из Англии.

Что такое “хорошо”?

– Сейчас все больше выходит фильмов в формате 3D. Почему у “Принца Персии” нет трехмерной версии?

– Когда мы начинали работать над “Принцем Персии”, “Аватар” еще не вышел, и студии не знали, что 3D будет новым трендом. Да и технологии были несовершенными: “Аватар” снимался в закрытых павильонах, а “Принц Персии” – в пустыне, на ветру и в песке. Сейчас технологии усовершенствовались, и если бы мы только начинали съемки, то убедили бы студию делать фильм в 3D. Но нельзя забывать, что это стоило бы дороже, а студии не любят тратить лишние деньги.

– Какими должны быть кассовые сборы, чтобы вы задумались о сиквеле?

– Если картина хорошо отработает по миру, то возьмемся. Но что есть хорошо, будет решать Disney. И тогда мы будем спрашивать у Джейка ДЖИЛЛЕНХОЛА и Джеммы АРТЕРТОН, хотят ли они снова поработать вместе.

– После премьеры зрителям раздали анкеты, в которых был, в частности, вопрос: “Какая сцена произвела на вас самое большое впечатление?”. А какая ваша любимая сцена?

– Гонка на страусах – одна из любимых. Еще мне очень нравится шекспировская драма во взаимоотношениях между братьями.

– Как долго, по-вашему, будет продолжаться бум фильмов, снятых по комиксам, играм, аттракционам?

– Не думаю, что кто-то может ответить на этот вопрос. Сейчас, когда мировая экономика находится не в лучшем состоянии, люди хотят фэнтези, хотят убежать от реальности, посмеяться и развлечься. А несколько лет назад, когда все было хорошо, люди хотели серьезных фильмов. Они не беспокоились о своей работе и своем будущем.

Загрузка...