Опубликовано: 1916

Джемма Артертон: “Буду толстой и с пятью детьми”

Джемма Артертон – одна из самых перспективных молодых британских актрис. В этом году журнал Empire включил ее в список главных восходящих кинозвезд. Первую известность Джемме принесла комедия “Одноклассницы”, затем был “Квант милосердия”, а теперь “Принц Персии”, где Артертон сыграла роль принцессы Тамины. Джемма, как настоящая англичанка, открыта, не боится громкого смеха или сказать что-то лишнее и любит футбол, являясь болельщицей

“Чарльтона”.

Тебе нужна Натали Портман!

– Многие девушки в детстве мечтают стать принцессами. У вас эта мечта сбылась, пусть и на экране. И каково это – быть принцессой?

– Иногда здорово. Но только иногда. Это самое классное в актерской работе – ты можешь на пару месяцев стать кем угодно. Правда, в “Принце Персии” принцессой я была только вначале, а потом пришлось много бегать и драться. И мне это очень понравилось!

– Расскажите о том, как вы попали в проект “Принц Персии”?

– Я очень долго пробовалась на роль принцессы Тамины. Я только что окончила драматическую школу и завершила работу над “Квантом милосердия”, не веря, что получу эту роль, потому что видела, какая это большая картина и насколько я маленькая по сравнению с ней. Помню, говорила режиссеру Майку Ньюэллу: “Что ты делаешь? Тебе нужна Натали Портман или кто-то вроде нее!”. А он отвечал (копирует голос и интонации Ньюэлла): “Нет, дорогая, ты – та самая актриса, которая нам нужна для этого фильма, и дело не только в том, как ты выглядишь”.

– Когда вы готовились к роли принцессы Тамины, что-то узнавали специально о восточных женщинах, их менталитете, исторических персонажах той эпохи и конкретно Персии?

– Нет. У нас все-таки фантазийное кино, и моя героиня в общем-то вполне современная женщина. Но я посмотрела много изображений восточных женщин той эпохи – как они одевались, какие украшения носили, какой у них был стиль.

– А как работалось практически исключительно в мужской компании?

– К этому привыкаешь. Знаете, в Голливуде немного интересных ролей для женщин. А вообще было здорово! Все меня поддерживали, относились, как к сестре. К тому же на площадку приезжали подруги моих партнеров, так что разговоров о прическах и макияже хватало (смеется).

Романтический боевик

– Джемма, в анкетах, розданных после премьерного показа, зрителям предлагалось определить жанр фильма. А чем является “Принц Персии” для вас?

– Романтическое приключение. (Пауза.) Возможно, кто-то назовет его приключенческим боевиком и, может, будет прав. Но в картине есть романтическая линия, которая очень важна. Романтика не в смысле любовь, а романтика эпического масштаба, романтика магии. Так что да, романтическое приключение. Хотя, наверное, парни не захотят смотреть фильм, если мы так скажем (смеется).

– Ваш партнер по съемочной площадке Джейк Джилленхол пошутил, что ему приходилось по несколько часов в день играть в “Принца Персии”, дабы лучше изучить своего персонажа. А как сложились ваши отношения с игрой?

– В отличие от Джейка я в “Принца Персии” много не играла – потому что у меня мало что получается в компьютерных играх. К счастью, моя героиня в фильме очень отличается от персонажа в игре. Конечно, я пыталась играть, но у меня не получалось даже взбежать по стене и сделать трюк.

– Зато в фильме вам приходилось самой выполнять какие-то трюки?

– Да, есть три трюка, которые я полностью выполнила сама – это прыжок из окна в фонтан, запрыгивание на лошадь, которая бежит мне навстречу, и проезд на лошади под закрывающимися воротами. Честно говоря, было страшно.

– По Джейку видно, что он большой шутник. Он каким-то образом разыгрывал вас на съемочной площадке?

– Это я над ним постоянно подшучивала! Ну и он тоже, конечно, не оставался в стороне. Мы постоянно устраивали какие-то хохмы – так часто, что я даже не могу сейчас вспомнить что-то конкретное.

Песок в неожиданных местах

– Съемки проходили в Марокко в самые жаркие месяцы. Какие сложности в связи с этим пришлось испытать?

– Песок надоедал. У него странное свойство оказываться везде, даже в постели. После того как мы вернулись в Англию и начали работать в павильоне, все равно продолжали находить песок в самых неожиданных местах. Даже несколько недель спустя! Плюс физические нагрузки. Я много тренировалась и страшно уставала. Зато, когда видишь законченный фильм, это сразу оправдывает все неудобства и приносит удовлетворение.

– Критикуете ли вы себя, когда смотрите на свою работу со стороны?

– Я всегда шепчу: “Да вы посмотрите на этот грим!”. Вообще это очень странно – видеть себя на экране. Что хорошо в театре – ты никогда не видишь себя со стороны. Ты просто играешь. А когда смотришь на себя в фильме, возникает странное чувство, будто ты там не должен находиться. Думаю, лет через десять я себе больше понравлюсь. Я буду большой и толстой, у меня будет пятеро детей, и я буду вспоминать себя нынешнюю с удовольствием (смеется).

– Вы, правда, мечтаете о пятерых детях?

– Да! (Смеется.) Но я не хочу быть толстой! Хотя, возможно, и буду. Если серьезно, я действительно очень хочу детей, семью, но не прямо сейчас.

Слишком много говорю

– Профессия актрисы – это было то, о чем вы мечтали в детстве?

– Честно говоря, в детстве я не думала об этом. До 16 лет я так и не решила, чем же заняться в жизни. Выбрала актерство, потому что мне это нравилось. А в детстве я была слишком занята куклами и играми.

– Вы окончили Королевскую драматическую школу, играете в театре, снимаетесь в кино, а с каким искусством все-таки в большей степени связываете свое актерское будущее?

– Я постараюсь совмещать. Например, недавно в Лондоне я закончила репетировать новую пьесу. Театр всегда будет моей любовью, моей страстью, и мне очень важно хотя бы раз в год выходить на сцену. Театр – это и есть актерство чистой воды. Ты не должен беспокоиться, как ты выглядишь на экране, переживать за кассовые сборы. В то же время съемки в кино – это очень тяжелая работа.

– Герой Джейка принц Дастан в фильме часто упрекает вашу героиню принцессу Тамину в том, что она по любому поводу имеет мнение и высказывает его. А вы в жизни такая же?

– (Смеется.) О, да! И, бывает, у меня случаются неприятности из-за того, что я слишком много говорю. Но я считаю, это правильно – говорить то, что думаешь.

– Во время пресс-конференции о Джейке Джилленхоле вы много добрых слов сказали. Вам довелось играть и с другим известным актером – Дэниэлом Крейгом. Можете сравнить их и как актеров, и как мужчин?

– Они оба замечательные актеры, настоящие профессионалы и отличные парни! Дэниэл – спокойный, уравновешенный, а Джейк – заводной, любит подурачиться. Дэниэл опекал меня на съемках, а с Джейком мы были скорее как брат и сестра.

Зеленым носком – в лицо

– Во время съемок в “Принце Персии” вы впервые сели на лошадь. Насколько легко далось вам обучение верховой езде?

– Мне очень понравилось! Хотя первые пару дней было действительно сложно. Мои мускулы говорили мне: “Ой-ой-ой!”, но затем все наладилось, и это был один из лучших периодов в моей жизни – две недели в Испании. Можно сказать, что я нашла новую страсть – лошади.

– В фильме у вас есть несколько сцен со змеями – вы их не боялись?

– На картинке змеи действительно есть, но я их не видела, потому что мы использовали компьютерную графику. А на съемках вместо змей мы использовали набитый чем-то зеленый носок, которым управляли кукловоды. И когда по моему телу ползет змея, на самом деле это кукловод использовал специальные приспособления. Или в другой сцене я беру змею и тычу ею в лицо ассасину – это тоже было смешно, потому что я тыкала ему в лицо зеленым носком! Так что, слава Богу, я со змеями на площадке не встречалась – я их не очень люблю.

– Основной принцип действия кинжала в фильме – это возможность что-то изменять в прошлом. А вам бы хотелось что-то поменять в своей жизни?

– Нет. Я считаю, что все должно идти, как идет, жить надо без сожалений. У каждого события есть смысл. И это делает тебя тем, кем ты должен стать.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Алматы – Москва – Алматы

Загрузка...