Опубликовано: 2786

Джаз в Нью-Йорке

Джаз в Нью-Йорке

Оказаться в Нью-Йорке, джазовой столице мира, и не сходить на джазовый концерт в один из знаменитых клубов – непозволительная роскошь. Легендарные заведения, лучшие музыканты, стандарты и импровизации – в репортаже корреспондента нашей газеты.

Земля Пташки

Один из самых известных нью-йоркских джазовых клубов – Birdland. 15 декабря ему исполнится 60 лет! Правда, не всегда это заведение существовало по своему нынешнему адресу – угол Западной 44-й улицы и 8-й авеню. В 1949 году Birdland располагался вверх на восемь улиц по Бродвею. Хозяева назвали свое детище в честь великого джазового саксофониста Чарли “Пташки” (Bird) Паркера, который был звездой концертных вечеров. Со временем Паркер стал кочевать и по другим клубам, но название осталось.

В 1950-е Birdland был культовым местом в Нью-Йорке. Мало того что на его сцене отыграла вся, абсолютно вся элита мирового джаза, так еще и среди завсегдатаев были такие личности, как Мэрилин Монро, Марлен Дитрих, Гэри Купер, Ава Гарднер…

Однако без Пташки не смогла прожить и его “земля”. Сильно пивший Чарли (в 1988 году Клинт Иствуд снял о нем фильм, где главную роль сыграл Форест Уитакер) скончался в номере нью-йоркского отеля в 1955-м – коронер, осматривавший тело, записал, что “мужчине на вид 50–60 лет”. Паркеру было 34…

А через 10 лет, в 1965-м, закрылся и Birdland. Новый открылся во второй половине 1980-х. Здесь по-прежнему почитают за честь выступить ведущие джазовые музыканты. Мне довелось побывать на концерте биг-бенда Энди Фарбера совместно с набирающей известность певицей Хилари Коул.

Секс-символ свинга

Концерты в ведущих нью-йоркских клубах платные – депозитом, включаемым в общий счет, редко где отделаешься. Цена билета – от 15 до 50 долларов в зависимости от статуса артиста. Большинство резидентов имеют свои постоянные дни в том или ином клубе. Например, Энди Фарбер со своим оркестром выступает в Birdland каждое воскресенье.

Новый клуб всячески подчеркивает свою историческую связь с праотцом. Та же эмблема, та же неоновая вывеска, раритетные фото звезд прошлого на стенах… При этом первый ряд столиков находится буквально в полуметре от сцены, и при желании сам Энди Фарбер может детально изучить ваш заказ. Как в такой обстановке можно есть – совершенно не представляю. Но приходится – голод не тетка.

Фарбер – мастер на все руки. Он композитор, аранжировщик, дирижер, флейтист, кларнетист и, конечно, саксофонист. В отдельных номерах он успевает и дирижировать своим оркестром, и исполнять соло. Программа состоит из джазовых стандартов и вещей, сочиненных самим Энди.

Хилари Коул присоединяется к биг-бенду, когда подходит очередь песен. Авторитетное издание “Нью-Йорк таймс” не зря назвало Хилари одной из самых сексуальных джазовых исполнительниц. Впрочем, и ей иногда приходится “терпеть поражения”. Например, когда на строчке вроде “И тут я нашла тебя” указательный пальчик, обводящий зал в поисках “жертвы”, сдается – все мужчины пришли с парой…

Памяти легенды

В отличие от Birdland клуб Iridium не может похвастаться долгой историей – он открылся только в 1994 году. Зато в самом сердце Нью-Йорка – в двух шагах от Таймс-сквер, буквально дверь в дверь с театром Winter Garden, на подмостках которого уже восемь лет идет знаменитый мюзикл “Мама миа!” (см. “Бродвей против Мясницкой”, №41 от 9 октября).

Именно в Iridium вплоть до самой смерти каждый понедельник два концерта давал со своим трио легендарный гитарист Лес Пол, в чью честь фирма Gibson много лет назад назвала не менее легендарную модель гитары – Gibson Les Paul. Мне повезло купить билеты на “Понедельник Леса Пола”. Но так и не довелось услышать его игру.

Ему было 94 года. Богатая, насыщенная, в том числе премиями и концертами, жизнь. И в 94 он играл… Вы себе это вообще можете представить?

Вместо Леса Пола – тогда еще живого Леса Пола – с его трио выступил Баки Пиццарелли. Ну какая он замена Полу? Ему всего-то 83 года! Это, конечно, шутка. Баки Пиццарелли не менее великий, чем Лес Пол, джазовый гитарист. Помните анекдот про старого акына, уже нашедшего свою мелодию? Вот это точно про Баки! Он сидит со своей гитарой на невысоком стуле посреди сцены и, кажется, совершенно недвижим. Только пальцы по-прежнему с легкостью бегают по струнам, выдавая как незамысловатые соло, так и настоящие мини-шедевры.

Остается только пожелать Баки побольше здоровья. А его друга Леса Пола Iridium не забыл – каждый понедельник с его осиротевшим трио выступает новый солист. Это и Пиццарелли, и другие знаменитые гитаристы. Например, в канун Нового года наступит черед самого Хосе Фелисиано!

Разгильдяй Рэпп

Клуб Jazz Standard, чье название совершенно понятно и без перевода, имеет еще меньшую историю, чем Iridium и тем более Birdland, но отличается более строгими порядками. Например, здесь категорически запрещено фотографировать. Неудобство компенсируется качеством музыки и кухни – именно в Jazz Standard готовят лучшие в Нью-Йорке свиные ребрышки, что подтверждено соответствующим призом. Что касается музыки, то именно в Jazz Standard довелось послушать трубача Марка Рэппа и биг-бенд Мингуса.

Лучшего трубача, чем Рэпп, мне вживую слышать не доводилось. Он играет в сопровождении трио из баса, ударных и клавишных. Он абсолютно раскован на сцене, жизнелюбив и доброжелателен. По его улыбке, то появляющейся, то исчезающей в уголках рта, невозможно понять, понимает он, что в зале есть кто-то еще, кроме него, или нет. Кажется, ему не нужно ничего, кроме игры на любимой трубе. Он запросто может опрокинуть на сцене бутылочку-другую крепкого эля, а сам Марк, создается впечатление, витает много выше клубного подвальчика.

Рэпп исполняет в основном им же написанные вещи. Каждую можно не только услышать, но и увидеть, представить. Тем более если автор презабавнейше расскажет историю создания. Например, “My Place – о моей квартире, вот эти части композиции – кухня, спальня, гостиная, а эта, извините, туалет”.

Магистр джаза

Марк Рэпп не является постоянным резидентом клуба Jazz Standard в отличие от биг-бенда Мингуса, играющего здесь каждый понедельник. Эта “большая банда” была организована в 1991 году в память о Чарльзе Мингусе – джазовом новаторе, басисте, скончавшемся в 1979-м. Руководит коллективом вдова Мингуса, а играет оркестр только вещи, сочиненные тем, в чью честь он назван.

Учитывая новаторский характер музыки Мингуса, каждый вечер превращается в подлинное сумасшествие. Американские критики соревнуются в эпитетах – самая хиппующая, самая энергичная, самая технически оснащенная, самая ненормальная, самая впечатляющая и так далее и так далее команда…

Впрочем, в Нью-Йорке, чтобы услышать хорошую музыку, не всегда нужно платить. Но желательно. Многие музыканты играют на улицах – в парках, скверах и на площадях. И это совсем не обязательно начинающие исполнители. Яркий пример – блюзовая команда Tin Pan (в переводе буквально “жестяная кастрюля”, но имеется в виду “резкий звук”).

Tin Pan – это квартет, хоть и не имеющий постоянного состава. Создатель и вдохновитель группы Джесс Селенгат, изрядно напоминающий Боно из U2, регулярно собирает под знамена своего коллектива известных джазовых и блюзовых музыкантов. Они играют классические жанровые мелодии везде где угодно – от студий звукозаписи и престижных фестивалей до аллей в Центральном парке, являющемся настоящим раздольем для вольных художников. Здесь проводятся спектакли, в том числе оперные, и многочисленные концерты.

В чехле от контрабаса – диски с записями, рядом табличка “Один – $15, два – $20”. Добровольные пожертвования тоже не возбраняются, хотя этим успешным музыкантам (Селенгат, кстати, обладатель степени магистра джазового исполнения от Нью-Йоркского университета) деньги не нужны – просто правила уличного творчества таковы. И никто вроде полиции, в отличие от Алматы или Москвы, и не подумает останавливать импровизированный концерт и разгонять музыкантов, инкриминируя им нарушение общественного порядка. Культура, понимаешь.

Дмитрий МОСТОВОЙ, Нью-Йорк – Алматы. Фото автора

Загрузка...