Опубликовано: 3211

Душевные болезни запускать нельзя

Душевные болезни запускать нельзя

Психическими заболеваниями люди страдали во все времена. Но в наше время поводов задуматься о душевном здоровье возникает все больше. Как живет эта сфера медицины в Казахстане и какое будущее ее ожидает, рассказывает главный психиатр РК, директор Республиканского научно-практического центра психиатрии, психотерапии и наркологии, профессор Сагат АЛТЫНБЕКОВ.

– Порой складывается ощущение, что у человечества меняется состояние психического здоровья. Это действительно так или люди просто стали больше говорить об этом?

– По стандартам ВОЗ считается, что к 2020 году психические заболевания выйдут на второе место в мире по бремени тяжести для общества. Это означает не их распространенность, а ту нагрузку, которую они создают для общества. Потому что психические заболевания начинаются, как правило, в молодом возрасте, ими болеют всю жизнь, и на их лечение уходит много средств. Если человек заболевает тяжелым психическим расстройством, то, естественно, трудиться он не может, и, как правило, кто-то из семьи вынужден находиться с ним рядом и тоже не работает. Больших средств требует последующая реабилитация. Ну и по социальным параметрам, по выходу на инвалидность психические расстройства занимают второе место. 45 процентов среди всех заболевших тяжелыми психическими расстройствами получают инвалидность.

– Какие психические заболевания сейчас наиболее распространены?

– На первый план по распространенности сегодня выходят депрессивные расстройства. Это бич современного общества. В странах Европы, например, с учетом выявляемости в 16 процентов они вышли уже на одно из первых мест. Но в отличие от нас там пациенты не боятся ходить к психиатрам, психологам и психотерапевтам, и служба реабилитации у них поставлена хорошо. На Западе люди настроены так: чуть что – сразу бегут к своему психологу или психиатру: мол, у меня депрессия. У нас же выявляемость пока составляет всего 2 процента, из-за того что с проблемами психического здоровья люди к врачам обращаться не спешат. В итоге запускают болезнь до крайних проявлений, пока что-либо не случится или человек не совершит суицид. Такое отношение к собственному здоровью надо менять.

Особенности менталитета

– Отчего, по вашему мнению, наши люди боятся идти к психотерапевтам и психиатрам?

– Возможно, это остаточные явления менталитета советских времен. До сих пор бытует мнение, что если человек пойдет на прием к психиатру и кто-то из знакомых его увидит, то скажет: “Ой, все! С ним нельзя общаться, у него уже “крыша поехала”. Пока такой менталитет сохраняется даже у людей образованных. А у простых людей слово “психиатр” вообще вызывает страх. Вот на днях к нам привезли молодого парня 25 лет в очень запущенном состоянии, у него развилось уже тяжело выраженное психическое расстройство. А до этого около 5–7 лет родственники возили его по всяким знахарям и целителям. К психиатрам не обращались.

Вовремя распознать

– Как же неспециалистам распознать запущенное психическое заболевание?

– Например, тот молодой человек не стал ни с кем общаться, у него появились замкнутость, бред, он стал разговаривать сам с собой. Формы могут быть всякие. Человеку может казаться, что он боится темноты или что за ним постоянно кто-то следит. Обобщенно – это изменения в психике. И никак мы не можем достучаться до населения, чтобы приводили к нам, а не к целителям. Мы обследуем и зря на учет не поставим. Но люди по-прежнему считают, что после обращения к психотерапевту или психиатру не смогут устроиться на работу. И в этом плане у нас огромное поле деятельности, чтобы хоть приблизиться к международным стандартам.

– Что для этого необходимо?

– Сейчас министерство здравоохранения и социального развития начинает второй этап государственной программы “Саламатты Казахстан” на 2016–2020 годы. И каждая организация дает свои предложения. Так вот мы подробно расписали, каким должен быть постепенный переход амбулаторных психиатрических служб из психдиспансеров в поликлиники, в службы первичной медико-санитарной помощи (ПМСП).

Согласно нашему плану, в каждой местной поликлинике, в каждом районе будет существовать первичный центр психического здоровья. Чтобы алматинскому пациенту, например, из района ГРЭС не приходилось ехать за каждой таблеткой в центр на Каблукова, где они получают лекарства, или просто чтобы показаться врачу.

– Но и здоровые люди порой стесняются появляться в психоневродиспансере, даже затем, чтобы получить справку…

– Вот именно! А когда в каждой поликлинике будут первичные центры психического здоровья, они будут заниматься профилактикой и диагностикой первичных расстройств. Ведь первый, к кому идет человек, – это врач общей практики или терапевт. И обучение врачей ПМСП азам психи­атрии тоже заложено в нашей программе, чтобы они знали первичные признаки психических расстройств и тут же, если что-то замечают, отправляли в кабинет рядом, где сидит психиатр. Тогда в службе психического здоровья все встанет на свои места. То есть, как только человек заметил какие-то изменения, обратился к психотерапевту или своему участковому терапевту по месту жительства, подкорректировал в дневном стационаре или стационаре на дому свое состояние. И такое лечение будет обходиться в 2 раза дешевле, чем лечение запущенных состояний в диспансере. В этом смысл организации местных центров психического здоровья. Чтобы была ранняя диагностика, раннее выявление и уменьшение числа запущенных форм заболеваний. Пока же наши стационары почти все переполнены, а месяц лечения в них обходится для государства до 190 тысяч тенге за одного пациента. Это очень дорого.

Болезнь начинается с малого

– С чего начинаются психические заболевания?

– Обычно с малого. Например, с нарушения сна. Однако чаще в таких случаях человек ничего не предпринимает, к врачам не обращается, его перестает что-либо интересовать, он просто отгораживается от окружающего, и все. Но именно в это время его близким надо насторожиться – не является ли это признаком развития депрессии. Или, наоборот, бывает, кто-то слишком увлекается какими-то навязчивыми мыслями или идеями. Одно время у нас распространилось много каких-то подозрительных сект. Вовлеченность в них тоже очень большая проблема. То есть любое неадекватное поведение уже должно настораживать. И у каждого нашего гражданина должна быть возможность тут же получить консультацию врача. Но пока даже жители двухмиллионного Алматы вынуждены обращаться всего в один центр психиатрии, рассчитанный на 325 коек.

– А как устроены службы психического здоровья в мире?

– Вот во всем мире из всех средств, которые отпускаются на здравоохранение, 62–66 процентов идет на первичную медико-санитарную помощь, а около 34 процентов – на больничные стационары. У нас наоборот. А в психиатрии так вообще 70–80 процентов средств идет на стационары и лишь 20–30 – на поликлиники. Потому что люди доводят себя до такого состояния, когда им совсем худо и уже серьезно заболели, и тогда сразу приходится госпитализировать в стационар, обычно они у нас почти везде переполнены.

– Говорят, депрессия – бич больших городов. Как обстоят дела в этом плане у нас на селе? Там число психических расстройств меньше?

– Наоборот, несколько больше. Стоит еще учесть, что если человек болеет психическим расстройством, он регулярно должен принимать какие-то психотропные препараты, которые выдают бесплатно только в районной поликлинике. То есть порой за 300–400 километров ехать надо. А у него даже нет денег поехать и взять эти лекарства в районе. И один он не поедет, значит, его кто-то должен сопровождать. Но, не принимая вовремя лекарства, он запускает болезнь до тяжелой стадии. Потому сейчас в программе “Саламатты Казахстан” мы предлагаем обучение врачей сельских амбулаторий и допуск на выдачу ими по назначению психотропных препаратов больным. Считаем, что с созданием первичных участковых центров психического здоровья выявлять и лечить психические расстройства в нашей стране станет намного легче и дешевле.

Алматы

Загрузка...