Опубликовано: 3445

“Дурь” идет по северному маршруту

“Дурь” идет по северному маршруту

Казахстан расположен на так называемом северном маршруте мирового наркотрафика, который начинается в Афганистане, проходит через Таджикистан, Узбекистан, Киргизию и далее через нашу страну в Россию и Европу.Перекрыть международные каналы поставок призван Центрально-Азиатский региональный информационный координационный центр по борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров

(ЦАРИКЦ). Его директор Бексултан САРСЕКОВ рассказал “Каравану” о ситуации в регионе.

– Бексултан Сарсекович, для чего был создан ЦАРИКЦ?

– Проблема афганских опиатов последние десять лет стала общемировой! Некоторые аналитики связывают рост производства наркотиков с нахождением в стране военного контингента. Я бы так не сказал. Героин там производили и раньше, другое дело, что Афганистан был закрытой страной, и мало кто знал, что там происходит.

Чтобы противостоять наркокурьерам на “северном маршруте”, в ООН было принято решение о создании ЦАРИКЦ (дальше по тексту – центра. – Прим. авт.), основными задачами которого стала координация деятельности полицейских, таможенных органов и спецслужб семи государств-участников – Азербайджана, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, а также сбор и анализ данных, проведение совместных операций. Кроме того, центр объединяет усилия 11 государств Азии, Америки, Европы и Интерпола. За три года работы центра пресечена деятельность 18 транснациональных наркогруппировок, вскрыто 22 канала поставки наркотиков, в том числе в Европу и Китай.

– Говорят, что сотрудники центра проходят жесткий отбор…

– Да, специалисты для работы в центре отбираются в государствах на конкурсной основе. Требования очень жесткие. Например, должно быть не менее трех претендентов на место. Тех, кто набрал наибольшее количество баллов, проверяют на детекторе лжи.

Границы открылись, что дальше?

– Может ли открытие границ в связи с созданием Таможенного союза привести к увеличению наркотрафика?

– Конечно, наркогруппировки попытаются максимально использовать упразднение границ с Россией.

– То есть теперь они беспрепятственно могут провозить наркотики?

– На самом деле, даже когда есть пограничные посты, крупные каналы по перевозке наркотиков чаще выявляются в процессе оперативных разработок.

– Как вы оцениваете ситуацию с оборотом наркотиков на территории Казахстана и соседних стран?

– В целом наркоситуация осложняется. Расширяется трафик афганского гашиша в Россию через Иран и Азербайджан. Объемы его изъятий в Азербайджане за первое полугодие 2011 года выросли в 5,7 раза! В то же время стало меньше наркотиков опийной группы, но это потому, что в прошлом году посевы мака в Афганистане атаковал сельхозвредитель.

Что касается Казахстана, то уже года три официальное количество наркозависимых в стране – 50 тысяч человек. Но реальная картина страшнее. В Казахстане принималась Госпрограмма по противодействию наркотикам до 2011 года. Я бы очень хотел посмотреть на ее итоги: что же изменилось?

– Какие страны сегодня являются основными производителями наркотиков, поставляемых в Казахстан и в соседние страны?

– Основной источник наркоугрозы – Афганистан. По оценке экспертов ООН, в 2009 году на европейский рынок попало 150 тонн афганского героина, в Азию – 120 тонн, Африку – 15 тонн. По северному маршруту в Центральную Азию поступило около 90 тонн афганского героина, из них 75–80 тонн направлялись транзитом в Россию, 11 тонн – на потребление в регионе.

Но нельзя закрывать глаза и на нашу Чуйскую долину. Ежегодно только в Казахстане изымается более 25 тонн марихуаны.

А из Европы в страну активно поставляют синтетические наркотики, в том числе через Интернет.

Тело – как контейнер

– На какие ухищрения пускаются наркокурьеры при перевозке “товара”?

– Самые разнообразные. Так, жители Таджикистана провозили в поезде наркотики в банках из-под тушенки. Полицейским показалось странным, что мужчины везут столько тушенки, а сами едят хлеб и пьют “пустой” чай. Они вскрыли банку, а в ней оказался героин. Наркотики прячут в луке, дынях, запаивают в древесину…

Часто наркокурьеры для перевозки используют свое тело, иногда даже глотают контейнеры с наркотой. Когда мы были в командировке в Италии, там задержали женщину, которая провозила наркотики в… интимном месте.

Но больше всего наркотиков провозится под прикрытием промышленных товаров.

Наркоманов не лечат наркотиком

– Сейчас в стране ведутся споры о внедрении заместительной терапии – лечении наркозависимых синтетическим наркотиком метадон. Как вы относитесь к этим программам?

– Наличие большого количества препарата ведет к злоупотреблениям даже в самых цивилизованных странах – через некоторое время метадон оказывается в нелегальном обороте. Каким бы строгим ни был учет препарата у нас в стране, нельзя исключать возможность утечки.

Кроме того, в отчетах Международного комитета по контролю за наркотиками при ООН подчеркивалось: введение метадоновых программ влечет рост метадоновых наркоманов. В большинстве стран такие программы сворачиваются. Моя позиция: метадон – это тот же наркотик, нужно искать иные методы лечения наркоманов.

– В мире столько людей занято борьбой с наркотиками, столько программ принимается в разных странах, столько денег на них выделяется! Неужели невозможно справиться с этим злом?

– К сожалению, все еще сохраняются барьеры не только между государствами, но и различными ведомствами внутри страны. Не всегда охотно проводятся совместные операции, да и информацией не всегда оперативно обмениваются.

– Может быть, стоит ужесточить закон, как в Таиланде и других странах, где за торговлю наркотиками грозит смертная казнь?

– Как показывает мировой опыт, репрессии никогда не решали проблему. Египет, Иран, Китай, где наркодилерам грозит смертная казнь, не могут похвастаться полным искоренением этого зла. Нужен комплексный подход.

Загрузка...