Опубликовано: 3668

Дом шедевров

Дом шедевров

Самое большое собрание художественных ценностей Казахстана – больше 23 тысяч произведений изобразительного и прикладного искусства – хранится в Музее имени Абылхана Кастеева в Алматы.От далекого 1935-го…

История Музея имени Кастеева начинается с 1935 года, когда в столице Казахской АССР Алма-Ате была организована Художественная галерея имени Тараса Шевченко. Первыми ее приобретениями стали картины с выставки казахстанских художников, посвященной 15-летию образования республики. А год спустя галерея получила около двухсот произведений советских, русских и западноевропейских художников из фондов санкт-петербургского Русского музея, Московского государственного музея искусств имени Пушкина и Третьяковской галереи.

Долгих сорок лет художественная галерея Алма-Аты обитала в случайных помещениях. Каждый очередной ее директор хлопотал перед правительством о строительстве специального здания. Дождались его лишь летом 1976 года. И две коллекции – Республиканского музея казахского прикладного искусства и Художественной галереи имени Тараса Шевченко – объединились в Государственный музей искусств. В 1984 году музею присвоено имя народного художника республики Абылхана Кастеева.

Любовь Плахотная – жизнь для искусства

Особую роль в сборе ценнейших экспонатов для музея сыграла Любовь Георгиевна Плахотная, бывшая его директором с 1950 по 1973 год. По словам коллег, “она обладала поразительным чутьем на качественные вещи” и порой шла на риск, приобретая для экспозиции произведения даже опальных художников. Рассказывают историю одного из знаковых произведений советского периода – картины Павла Никонова “Наши будни” (1960 г.). В ее основе – сюжет о строительстве Братской гидроэлектростанции в Сибири. Суровые люди изображены на полотне Никонова плотными, грубоватыми мазками. Для советского искусства это стало началом нового “сурового стиля”, возникшего в противовес официальному стилю соцреализма. Но во времена “хрущевской оттепели”, когда художники едва почувствовали некую свободу, это произведение вдруг стало опальным. И все потому, что Первый секретарь Компартии Советского Союза того времени Никита Хрущев посчитал лица изображенных рабочих грубыми и неэстетичными. Нельзя, мол, рисовать строителей светлого коммунистического будущего в мрачных тонах, грубой одежде, с красными от мороза лицами, сидящими на бухтах проволоки в грузовике. Картину тут же сняли с выставки и упрятали в запасники. Но Любовь Плахотная добилась передачи монументального произведения в Алма-Ату и тем, по сути, спасла его.

– Ей объявляли выговоры, но она продолжала искать. Благодаря художественному чутью Плахотной в галерее Алма-Аты была собрана уникальная коллекция произведений первых десятилетий ХХ века, – рассказывает искусствовед, член Международной ассоциации художественных критиков при ЮНЕСКО Валентина БУЧИНСКАЯ.

Достояние республики

Несомненными раритетами, попавшими в коллекцию Музея им. А. Кастеева, стали графические листы художников с мировыми именами – Пабло Пикассо и Ренато Гуттузо. Литографию Пикассо “Голубка” (известна как белый голубь мира с оливковой ветвью в клюве) подарил музею известный писатель и знаток искусств Илья Эренбург, друживший с великим испанцем. В 1962 году Эренбург посетил Алма-Ату и был очарован не только городом у подножия снежных гор, но и собранием его художественной галереи. В знак признательности прислал это произведение Пикассо. А итальянский живописец Ренато Гуттузо после просмотра полотен галереи подарил свой графический лист “Розы”. Так одни шедевры музея стали притягивать к себе другие.

Сегодня в музее помимо произведений западного, русского и советского искусства – огромное количество шедевров казахстанских художников, коллекция произведений прикладного искусства Казахстана и стран Востока. Всего свыше 23 тысяч экспонатов!

Говорят, художественных ценностей в Музее им. А. Кастеева так много, что один из экстрасенсов увидел даже некое свечение в небе над этим храмом искусств

Искренность и вера Абылхана Кастеева

По собранным в Музее имени Кастеева произведениям казахстанских живописцев, графиков и скульпторов можно проследить историю развития изобразительного искусства страны.

Считается, что казахстанская школа живописи берет свое начало с организованной в 1921 году художественной студии Николая Хлудова. Он приехал в Казахстан в 1878 году в составе этнографической экспедиции. Сам Хлудов расписывал первый иконостас Вознесенского кафедрального собора, построенного по проекту Зенкова, в Верном (ныне Алматы), а также оставил после себя много картин и рисунков о казахском быте. В его студии начал профессиональное художественное обучение и Абылхан Кастеев. Его взгляд был обращен к природе, лицам современников, народной жизни, которую сын кочевника-скотовода знал изнутри и отображал в эпических образах. Другой сюжетной линией Кастеева стали портреты исторических личностей – Кенесары Касымова, Джамбула Джабаева, Амангельды Иманова…

– Вот портрет юного Абая, – говорит ведущий научный сотрудник Государственного музея искусств им. А. Кастеева Екатерина РЕЗНИКОВА. – Кастеев первым отошел от привычного стереотипа изображать мыслителя, опираясь на единственную его фотографию в немолодом уже возрасте. Он рискнул создать облик юного Абая, в котором заложен мощнейший потенциал и у которого всё еще впереди. На полотне – юноша, едва оторвавший взгляд от книги, обдумывающий прочитанное, поразившую его глубокую мысль. Это довольно точное попадание в образ.

А вот одна из первых работ Кастеева – “Сенокос”, в которой ярко проявился его талант живописца. Работа небольшого формата, но удивляет глубина пространства, переданная в ней. Обыденный труд – заготовка сена на зиму. Повсюду зеленый цвет, но он не выглядит ни монотонным, ни однообразным, поскольку состоит из тончайших оттенков и нюансов. Часто в работах Кастеева звучит тема Турксиба. В 20-х годах он и сам работал на строительстве дороги землекопом и наблюдал, как метр за метром наращивается железнодорожное полотно, по которому однажды пройдет первый поезд.

– Интересно, что на картине зрители на первом плане стоят к нам спиной, – комментирует искусствовед Резникова, – но мы видим, как они радуются! Это удивительно, как художник передает эмоциональное состояние восторга, не показывая лица людей.

Магистр цветной геометрии

– В 1960-е годы ходил по Алма-Ате забавный человек в берете с пришитыми к нему колокольчиками, – рассказывает искусствовед Валентина БУЧИНСКАЯ. – При ходьбе колокольчики звенели, а человек в этом звоне слышал музыку иных сфер и… творил удивительные картины.

Это был художник Сергей Калмыков, произведения которого сегодня оцениваются в десятки тысяч долларов. А в те далекие годы его считали странным и сумасшедшим. Он жил в двух мирах одновременно – здесь, на Земле, и в своем параллельном космическом пространстве. В земной жизни Калмыков работал художником-оформителем в Оперном театре имени Абая в Алматы, куда его еще в 1935 году пригласил знаменитый композитор Евгений Брусиловский. Там художник писал фантастические декорации к оперным спектаклям, от которых у зрителей мурашки бегали по телу.

Жил художник в старом казарменном бараке, а выйдя на пенсию, получил однокомнатную квартиру в микрорайоне. Скупо питался кашами, изредка молоком. Покупал в киосках немыслимое количество газет, делал из них пуфики, служившие ему кроватью. А в остальном он был счастлив уже от того, что имел возможность творить свои ошеломляющие картины.

– Его картины – изумительное чудо, – убеждена искусствовед Бучинская. – Вот одна – из серии “Величественные портреты”, на ней изображено крошечное существо в женской шляпке и со странными ручками, тонкой шейкой и круглым ротиком. Это плод воображения. А на заднем плане – почти реальный пейзаж островков на озере Боровом.

В своих литературных произведениях Калмыков писал: “Меня считают сумасшедшим, но я не сумасшедший. Я вижу иные миры”. Он путешествовал среди звезд и мирозданий, среди удивительных персонажей, поэтому в его картинах земля – голубая, небо – коричневое, деревья – розовые. Живопись его сложная, линии будто пульсируют и материализуются на глазах. Они делают пространство бумаги живым и одухотворенным. Художник всегда испытывал нужду. Порой у него не было не то что холста – даже картона для росписи. Тогда он рисовал свои шедевры на клочках писчей бумаги…

Сейчас произведения Сергея Калмыкова – это уникальное явление в истории мирового искусства. И Государственный музей искусств в Алматы имеет крупнейшее из известных собраний его картин. Еще несколько десятков работ имеется в коллекциях Русского музея в Санкт-Петербурге и Пушкинского музея в Москве. Остальные – в частных коллекциях в Казахстане, Европе, США и России.

О себе Сергей Калмыков говорил так: "…Из глубины Вселенной смотрят миллионы глаз. Ползет и ползет по земле какая-то скучная серая масса. И вдруг  яркое пятно! Это я вышел на улицу!"

Совершите виртуальную прогулку по Государственному музею искусств им. А. Кастеева

Загрузка...