Опубликовано: 1036

Дом – на Западе, работа – на родине

Дом – на Западе, работа – на родине

Куда бы его ни забрасывала судьба, он быстро находил место под солнцем. Сверкнув в “Кайрате”, Владимир Нидергаус стал яркой звездой в России. Затем добился успеха в Израиле. Сейчас воспитанник кокшетауского футбола живет в Германии, но работает в Казахстане.

Из Кокшетау – в Волгоград. Через Алматы

Нидергаус играл в родном Кокшетау, за местное “Торпедо”, пока его не пригласили в алматинский “Кайрат”. В 1992 году, дебютировав в лучшей команде республики, Владимир забил в чемпионате Казахстана в 11 играх 8 голов. Затем по ходу сезона принял предложение волгоградского “Ротора” и не прогадал. Пять ярких лет провел Нидергаус в этом клубе. Он был одним из главных бомбардиров и лидеров “Ротора”. В те годы волгоградцы дважды завоевали серебро и один раз были бронзовыми призерами чемпионата России.

– Вас пригласили в “Кайрат” уже в зрелом футбольном возрасте – в 25 лет. Вы были женаты, у вас родилась дочь. Свое место под солнцем в “Кайрате” вы быстро нашли…

– В этом мне очень помог Сергей Волгин, он сразу взял меня под опеку. Его авторитет в команде был высок. Волгин мог после тренировки оставить меня и оттачивать штрафные удары.

– В 1992 году к вам проявляли интерес и московские клубы, но вы приняли решение уехать в Волгоград. Почему?

– У меня было три варианта – уехать в московские клубы – “Спартак”, “Торпедо” или в “Ротор”. Жена в тот период была беременна. Вообще, помните, какое было время? Развал Советского Союза. Многое казалось тревожным и непонятным. Вот и решились на переезд. А волгоградцы были настойчивее.

Как стать любимчиком

– Признайтесь, не думали ведь, что задержитесь так надолго в Волгограде?

– Не скрою, ехал в Волгоград с опаской. Но я попал, как говорится, в футбольную реку. В “Роторе” действительно собралась великолепная команда.

– В то время “Ротор” составлял конкуренцию в России звездному московскому “Спартаку”. В чем была формула команды?

– Много факторов совпало… В “Роторе” играли футболисты одного поколения, в течение семи сезонов команда могла показывать стабильный футбол. Мы фактически играли одним и тем же составом. Никто не хотел уезжать из Волгограда, многие покупали там квартиры.

– Как и в “Кайрате”, вы быстро стали кумиром болельщиков “Ротора”.

– Я удачно влился в коллектив. В первой же игре забил гол. Во втором матче – уже два мяча. Сразу почувствовал, что ко мне стали относиться по-особому.

“Ротор” был для Москвы как кость в горле

В августе 1994 года Нидергауса вызвали в национальную сборную России. В ее составе Владимир сыграл два неофициальных матча – со сборной мира и против команды Австрии. Больше знаменитый наставник московского “Спартака” Олег Романцев, возглавлявший тогда и российскую сборную, Нидергауса не приглашал.

– Дорога в сборную России была закрыта из-за отказа играть в его клубе – московском “Спартаке”?

– Говорят, Романцев не звал футболиста к себе в команду больше одного раза. А он меня дважды приглашал в “Спартак”. Ну не мог я уйти из “Ротора”. Мы с ребятами садились за стол, по-мужски разговаривали и решали: остаемся в “Роторе” еще на один год. Я и сейчас болезненно воспринимаю то, что Романцев в 1996 году не взял нас с Олегом Веретенниковым (лучший бомбардир “Ротора”. – Прим. авт.) на финальный турнир чемпионата Европы в Англию. Тот сезон был лучшим в моей карьере… Вообще “Ротор” был как кость в горле у Москвы, никому не нравилось, что провинциальный город показывал футбол столь приличного уровня.

– В 1997 году в дополнительном, “золотом” матче за титул чемпиона России волгоградский “Ротор” уступил московскому “Спартаку”, после чего вы покинули команду.

– Горечь от того поражения у меня до сих пор осталась. В 1997 году мы поставили задачу выиграть золотые медали. Мы были готовы к тому решающему матчу против “Спартака”. Но, видимо, звезды в небе сошлись так, что золото досталось “Спартаку”. После той неудачи я понял: пик того “Ротора” позади. И оказался прав: больше высоких результатов команда не добивалась.

Гол на “Олд Траффорд”. Сорванный переход в “Байер”

Российские СМИ до сих пор вспоминают гол, который Нидергаус в 1995 году забил в матче Кубка УЕФА на легендарной арене “Олд Траффорд”. Тогда волгоградцы смогли сыграть вничью с британским суперклубом “Манчестер Юнайтед” – 2:2.

– Гол “красным дьяволам” вспоминаете?

– Безусловно, это один из самых красивых голов в моей карьере. Однако в активе “Ротора” была не только игра с “Манчестер Юнайтед”. К примеру, мы выдали блестящий матч против “Нанта”, когда этот клуб стал чемпионом Франции. С римским “Лацио” наша команда тоже здорово играла. Но об этом сейчас мало кто вспоминает.

– Приглашения из зарубежных клубов к вам не поступали?

– Почему же, поступали. Одно время мной всерьез заинтересовался известный немецкий клуб “Байер”. Его представители прилетели в Волгоград, я выдал тогда хороший матч. Они говорят: посмотрим, как парень играет на выезде. В Самаре я хет-трик оформляю, после чего немцы решают меня покупать. Интересуются у президента “Ротора” Владимира Горюнова: сколько стоит Нидергаус? Он отвечает: два миллиона немецких марок. Представители “Байера” уезжают домой, устраивают собрание акционеров, обсуждают, вкладывать ли в меня немалые по тем временам деньги. Решают: вкладывать. Приезжают в Волгоград, Горюнов им: теперь Нидергаус стоит три миллиона марок. Они помахали в ответ ручкой.

– Некогда звездный волгоградский “Ротор” сегодня опустился до второго дивизиона чемпионата России…

– Когда только создавался “Ротор”, Горюнов был такой же, как и мы… И мы это ценили. Но “хочешь проверить человека, дай ему в руки власть” – говорится в известной пословице. Когда к Горюнову пришли деньги и власть и он стал депутатом Государственной думы, то поменял свое отношение к той золотой плеяде игроков, которая ему славу принесла. Я недавно работал спортивным директором “Ротора”, у меня остался осадок от того периода. “Ротор” находится на краю пропасти.

Дом там, где семья

Владимир считает, что дом человека там, где его семья. Свое жилье у Нидергауса в разные годы было в Кокшетау, Алматы, Волгограде. Сейчас он с семьей живет в Бремене.

– После распада Советского Союза вы оформили российский паспорт, затем сменили его на германский.

– Но это не значит, что я вычеркнул Казахстан из жизни. У меня родная сестра осталась в Кокшетау. Не раз приезжал туда в отпуск. Люблю ездить на Челкарские озера, что находятся под Кокшетау. Там можно порыбачить. Есть отличные грибные места. Я здесь по-прежнему ощущаю себя в своей тарелке.

– Футбольная профессия мало оставляет времени на семью.

– В этом плане мне повезло с супругой. Уже двадцать лет, как мы с Еленой вместе. У нас двое детей – дочь Екатерина и сын Сергей, который пошел по моему пути. Он очень старается, хочет стать профессиональным футболистом. Мне очень приятно, что сын в 19-летнем возрасте играет за взрослую команду. Не стал бы исключать того, что он может приехать играть в Казахстане.

В Германии хорошо идут казахстанские напитки

После ухода из “Ротора” Нидергаус отправился в Израиль. В составе “Маккаби” из Хайфы стал обладателем Кубка страны. Потом было два сезона в другом “Маккаби” – из Герцлии. В 2000 году Владимир вернулся в Казахстан и стал чемпионом, играя за столичный “Женис”. Затем с семьей перебрался в Германию. Говорит, что с этим решением они с женой тянули около двух лет… В Бремене он купил с дом, подписал контракт с любительской командой “Пройсен”, в которой играл до 2004 года.

– Вы основали в Германии свой бизнес…

– Это очень громко сказано – бизнес. Вместе с другом – выходцем из СНГ, решил открыть магазин для переселенцев. Торговали российскими продуктами, около двухсот наименований было в магазине. Были товары и из Казахстана – напитки. Не поверите, но шли они очень хорошо.

– Во всех командах у вас было прозвище Немец.

– Как меня только не называли в России и в Казахстане, даже до “фашиста” доходило (смеется). А вот в Германии меня называют “русский”. Там я никогда не стану своим, я для них приезжий. Разве что к внукам этот ярлык цепляться не будет.

Годы в азиатской федерации – худшие для нашего футбола

В 2006 году Владимир Нидергаус продал свою долю бизнеса в Германии. Вернулся в волгоградский “Ротор” в качестве спортивного директора. После скандала с президентом Владимиром Горюновым в 2007 году оказался в карагандинском “Шахтере”.

– Вы остаетесь в Караганде?

– Очень рад, что мы выполнили поставленную задачу – выиграть бронзовые медали. В Караганде футбол находится на большом подъеме. С удовольствием согласился на предложение продолжить работу в “Шахтере”.

Владимир Нидергаус – историческая личность для казахстанского футбола. Он забил первый мяч в истории сборной Казахстана. Кроме того, воспитанник кокшетауского футбола забил первый гол в суверенном чемпионате 1992 года.

– Помните тот самый первый гол суверенных чемпионатов Казахстана в ворота “Актюбинца”?

– Мне очень приятно, что именно я стал автором первого гола и за сборную, и в чемпионате. Но не это главное. Я хочу, чтобы сборная Казахстана сегодня по-настоящему заявила о себе в Европе. Казахстанский футбол долгое время прозябал в Азии. Уверен: это было самое черное время для нашего футбола.

– В вашей коллекции – две серебряные и одна бронзовая медали чемпионатов России, золото казахстанского первенства. В Израиле ваша команда выиграла Кубок этой страны. Какая из наград самая дорогая?

– Каждая дорога, к каждой победе шел очень долго. Возможно, серебро в чемпионате России мне дороже. Эта медаль – самая первая.

Аскат ЖАКАЕВ

Загрузка...