Опубликовано: 2724

До последнего регрессника

До последнего регрессника

О том, что “лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным”, казахстанским регрессникам – инвалидам, утратившим здоровье на производстве, – известно как никому другому. Вот уже несколько лет они добиваются справедливого к себе отношения. Борьба идет с переменным успехом…О том, что чиновники разделили регрессников на группы – по условиям выплат им компенсаций по утраченной трудоспособности, первым заговорил

карагандинец Дулат АККОШКАРОВ, регрессник. Он начал борьбу с бюрократической машиной за то, чтобы регрессникам жилось хорошо. И обнаружил: чтобы получить гарантированные привилегии, нужны силы, время и пробивные способности.

Идите туда, не знаю куда…

“Караван” не раз уже вставал на защиту потерявших на производстве здоровье бывших горняков обанкротившихся в 90-е годы предприятий, когда они добивались отмены статьи 77 Закона “О банкротстве”. Согласно которой регрессникам предприятий-банкротов прекращали выплачивать компенсации за утерянное здоровье по достижении 70 лет.

Такое положение вещей кавалер орденов Ленина, Октябрьской революции, трех знаков “Шахтерской славы” Дулат Аккошкаров (по фамилии которого и стали называть данную группу регрессников – “аккошкаровцы”) вполне оправданно называл “дискриминацией по возрастному признаку”.

Власти услышали “аккошкаровцев”. Вчитались, вдумались: а ведь и правда, нехорошо получается. И с начала прошлого года инвалиды старше 70 вновь получили право на причитающиеся им регрессные пособия.

Как хотелось бы поставить на этом точку, но… Об это “но” пожилые регрессники споткнулись, когда пошли оформлять пособия по утрате трудоспособности. Как оказалось, Министерство труда и соцзащиты населения РК разработало положение, согласно которому для получения денег регрессникам необходимо было предоставить в ГЦВП пакет документов. А собрать весь пакет, как выяснили старики, было практически невозможно.

– Нам предлагалось принести пять документов, – сформулировал проблему бывший работник АО “Атасу-руда” (г. Каражал) Максим Мухамедьяров, – удостоверение личности, РНН, поквартирную карту, справку об инвалидности. Но плюс к этому нужна копия документа, подтверждающего право на получение капитализированных сумм, решение суда о возложении ответственности по выплате капитализированных платежей в счет возмещения вреда, в том числе и на государство. В решении также должны были содержаться сведения о периоде капитализации, сумме капитализированных платежей по возмещению вреда и степени утраты профессиональной трудоспособности. Ну с чем это едят? Что это за документ? Где я буду его искать?

Как пояснили регрессники, в момент банкротства предприятий, на которых они работали, создавались общие спис­ки инвалидов, пострадавших на производстве. В этих списках были указаны все сведения, включая размер ежемесячных пособий. И судиться ни с кем у работников не было необходимости. А чтобы снова получать регрессные, нужно было предоставить документ, которого практически ни у кого не оказалось и оказаться не могло – решение суда 90-х годов.

Лишь через полгода, путем переговоров и переписки, этот вопрос решился.

– Нельзя сказать, что мы добились всего, что хотели, – констатировал Дулат Аккошкаров. – Просто остановились, потому что старики попросили: “Не надо сражаться до последнего регрессника”. Каждый день наши люди умирают – возраст, подорванное в шахтах здоровье…

По словам Дулата Амерхановича, на начало 2011 года в Казахстане было более 13 тысяч регрессников, которым перевалило за 70, сейчас же – хорошо, если половина от этого числа…

Для кого закон не писан?

Регрессники угольного департамента АО “АрселорМиттал Темиртау”, добиваясь справедливых выплат для инвалидов действующих предприятий, с 2008 года торили дорогу в правительство и Парламент. Инициативному “трио” бывших шахтеров: Сергею БАЖАНОВУ, Ивану ШТРЕКУ и Владимиру ГРАЧЕВУ пришлось немало писем написать и чиновничьих порогов обить, прежде чем для всех регрессников действующих предприятий страны утвердили поправки в законе, согласно которым компенсация за утраченную на производстве трудоспособность начисляется, исходя из среднемесячного заработка ныне работающего профессионала такой же специальности и квалификации. Раньше за основу брался МРП.

Но и по сей день, хотя поправки вот уже год как вступили в законную силу и работодатель начисляет регрессные пособия по-новому, Сергей Бажанов и Иван Штрек пишут письма, подают исковые заявления в суд, доказывая: работодатель сделал перерасчет так, как выгодно ему, – с грубейшими нарушениями принятого законодательства.

Регрессники утверждают, что при перерасчете по закону должны были учитываться рост минимальной заработной платы по стране (943-я статья ГК РК), а также каждое повышение заработной платы на предприятиях АО “АрселорМиттал Темиртау”. Работодатель же, по их словам, этих факторов не принял во внимание вовсе.

– В марте мы обратились в прокуратуру Карагандинской области с письмом, в котором излагаем нарушения, которые усматриваем в действиях работодателя, и просим провести проверку и разобраться, – рассказал бывший шахтер, инвалид II группы Сергей Бажанов. – Прокуратура нам помогала не раз в нашей борьбе.

По его словам, с 1995 года минимальная заработная плата по стране выросла в 3,5 раза, то есть больше, чем месячный расчетный показатель, по которому им все это время начисляли компенсации.

Настаивают регрессники также на неукоснительном исполнении закона в части перерасчета с повышением заработной платы на предприятиях.

– Законы должны исполняться так, как они записаны! – высказался Иван Штрек. – А в законе четко указано, что перерасчет регрессникам должен делаться сразу же, как только повышается зарплата на предприятии. Они же этот перерасчет делают один раз в год.

Этот вопрос бывшие шахтеры пытались решить в суде, однако суд первой инстанции оказался на стороне работодателя. Но регрессники сдаваться не собираются.

Чужого не просим – наше отдайте!

Уже по завершении борьбы за внесение изменений в законодательство вдруг обнаружилась еще одна группа инвалидов, получивших травмы на производстве, – так называемые “ликвидники” – регрессники шахт, переданных в республиканское государственное специализированное предприятие “Карагандаликвидшахт”.

– Про регрессников ликвидированных шахт Карагандинского угольного бассейна почему-то забыли, – сетует супруга регрессника-ликвидника Людмила МАЖОРА. – Мы стали добиваться перерасчета. Добились, но после 20 декабря 2011 года, когда инвалиды получили выплаты, ужаснулись мизерности сумм.

Александр МАЖОРА, всю жизнь вкалывавший на самых тяжелых добычных участках, пособие получает как машинист горно-выемочных машин – 80 процентов от суммы 87 329 тенге. Тогда как, по его подсчетам, пособие он должен получать не менее 140 тысяч тенге в месяц. То есть вдвое больше против 70 тысяч, которые ему выплачивают на сегодняшний день.

Между тем лечение инвалидам-регрессникам влетает в копеечку. Так, Александру Павловичу необходимо сделать пересадку легких. Операция эта, даже по самым скромным подсчетам, обойдется в 500 тысяч долларов.

– Мне и за 500 лет не накопить этих денег, – качает головой инвалид.

– Мы не просим ничего лишнего, отдайте наше! – поддерживает товарища по несчастью инвалид III группы, бывший электрослесарь – ГРОЗ шахты “Северная” Анатолий НЕЖИВЫХ.

Все, что нужно для решения проблем регрессников, – это единый стандарт и неукоснительное исполнение законодательства. Так говорят регрессники. Однако их слова тонут в лязганье бюрократической машины…

Амина ЮСУПОВА, Караганда

Загрузка...