Опубликовано: 2429

До и после аварии

До и после аварии

Когда футболист получает травму во время матча, это воспринимается как издержка профессии. Но, как и любой человек, он не застрахован от несчастного случая в быту. Защитник “Астаны” и сборной Казахстана Михаил Рожков попал в автомобильную аварию, в которой выжил только чудом. В интервью “КАРАВАНУ” он впервые подробно рассказал, что произошло в Москве 16 ноября 2012 года.“Успел среагировать и уйти в

сторону”

– Я только приехал домой, – говорит Рожков. – Авария произошла на второй день отпуска. Другая машина поворачивала влево и перекрыла мне дорогу. Я успел среагировать и уйти в сторону. Рядом была автобусная остановка, на которой находились люди. Успел подумать, что надо постараться туда не влететь, чтобы без жертв обошлось. Удалось, но встретил препятствие в виде столба.

– Кто был виновен в ДТП?

– Не могу утверждать, на ком лежит вина. И он был не прав, и я. До суда дело не дошло, потому что контакта с машиной не было. Ну и мне в моем состоянии было не до претензий.

– Второй водитель скрылся?

– Говорят, что помог мне выбраться из машины и уехал.

– Даже до больницы не довез?

– Мне повезло, что больница была рядом. Ехала “скорая помощь”. Увидев аварию, она остановилась и забрала меня.

“Полного возврата движения еще нет”

– Правда, что вы некоторое время находились в коме?

– Это была не кома. Я не силен в медицинских терминах. По-моему, это состояние называется искусственным сном. Меня в него ввели на три или четыре дня, чтобы привести в порядок.

– Сколько перенесли операций?

– Первую сделали сразу же. В сломанную ногу вставили спицу, а таз закрепили металлическим экраном, чтобы он не сместился до основной операции, которую провели позднее.

– До сих пор передвигаетесь на костылях?

– Нет, но трудности по возврату полного движения еще есть. Над этим я и работаю.

– После аварии садились в машину?

– Да, конечно. Уже нормально сам езжу.

– Не было страшно?

– Честно говоря, нет. Сам перед этим переживал, гадал, какой будет реакция. Но ничего, все нормально.

К чему прикипает душа

– В каком возрасте научились водить?

– Очень рано, еще и 18 лет не было. Вождение – одно из любимых моих занятий.

– Не боялись, что поймают за рулем без прав?

– Это сейчас законы ужесточили, а раньше с этим было проще. К тому же я особо не злоупотреблял передвижениями на машине без прав.

– Часто меняете автомобили?

– Честно говоря, нет. Как-то душа прикипает, и не хочется расставаться с этой машиной.

– А желание утвердить свое положение в обществе за счет крутого автомобиля?..

– У меня такого нет. Не хочу быть круче других ни машиной, ни одеждой. Стараюсь вести себя скромно. Единственная слабость – скорость. Это в крови, как адреналин. Но после аварии это надо переосмыслить.

Нагрузки, бассейн, тренажерный зал

– Значит, во время злополучного ДТП нарушили скоростной режим?

– Поэтому и говорю, что нельзя однозначно назвать кого-то виновным. Не скажу, что сильно нарушал, но скорость превысил.

– Как проходит реабилитация? Что говорят врачи?

– Стопроцентную гарантию того, что я вернусь на поле, они не дают. Говорят, что травмы серьезные, но все зависит от меня самого. Футбол – вся моя жизнь, и я очень хочу продолжить в него играть. Надо отблагодарить тех людей, кто верит и поддерживает меня.

– Восстанавливаетесь в Москве?

– Да. Мне уже разрешили физические нагрузки, бассейн, тренажерный зал. Думаю чаще появляться в Астане.

“Говорят, произошло что-то нехорошее”

– С новым главным тренером “Астаны” Иоаном Андоне уже познакомились? Он в курсе, кто такой Михаил Рожков?

– Я так понял, что в курсе. Но мы с ним просто увиделись, перебросились парой слов. У них сейчас свои заботы.

– Как узнали об отставке наставника “Астаны” Мирослава Беранека?

– Я постоянно слежу за выступлениями своей команды, так что знаю, что отставка случилась после поражения от “Ботева” и вылета из Лиги Европы.

– Не удивил счет 0:5 в Болгарии?

– Конечно, удивил. Тем более “Астана” проиграла “Ботеву” еще и на своем поле. Я видел несколько ее матчей, и ничто не предвещало такого результата. Даже после домашнего поражения многие верили, что в Болгарии все будет по-иному.

– Вы наверняка общались со своими одноклубниками. Что они говорят о причинах того провала?

– Говорят, что произошло что-то нехорошее.

– Это единственное объяснение?

– Я бы не хотел говорить о причинах. В команде лучше знают, что помешало им сыграть лучше. Можно сказать, что первый блин в Европе вышел для “Астаны” комом. Надо работать дальше.

“Ответил не сразу”

– Вы часто говорите об “Астане” “моя команда”. Но ведь формально это не так?

– У меня действительно как раз закончился трехлетний контракт с “Астаной”. Мы провели предварительные переговоры с руководством. В принципе, и клуб, и я готовы были продлить соглашение, но не успели этого сделать.

– Почему в 2010 году вы решили поменять российскую премьер-лигу на казахстанский чемпионат?

– У меня истек срок соглашения с “Ростовом”. Начало сезона 2009 года получилось хорошим, я играл все время. Но потом провел пару неудачных матчей, и главный тренер Олег Долматов поставил на мою позицию другого игрока. Поэтому вторую часть сезона я то играл, то был в запасе. После завершения контракта наступил период ожидания. Тогда-то и поступило предложение из Казахстана. Честно говоря, ответил согласием не сразу.

– Что стало решающим аргументом в пользу “Астаны”?

– Наверное, возможность поиграть в еврокубках и за сборную.

Сборная Казахстана – отдельная тема

– Хотите сказать, что еще до переезда в Казахстан вам сказали, что будете играть за сборную?

– Нет, мне никто этого не предлагал. Я говорю, что появлялся такой шанс. Для этого надо было хорошо себя зарекомендовать.

– Как восприняли приглашение в сборную Казахстана?

– Оно было неожиданным, но очень интригующим и интересным.

– Из 15 матчей, сыгранных в футболке сборной, какие вспоминаются в первую очередь?

– Наверное, прошлогодние, когда я стал играть постоянно, а не выходить на замену. Ирландии обидно уступили – 1:2. С Австрией, считаю, сыграли удачно – 0:0. Матч же в Швеции (0:2) запомнился прежде всего эмоциями.

Мяч до Новотроицка докатит

– За год с небольшим до сборной вы играли в первой российской лиге за “Носту” из Новотроицка. Ожидали ли тогда такого поворота в своей карьере?

– Конечно, казалось, что даже премьер-лига далеко и оказаться в ней нереально. Но я не терял амбиций. Они у меня и сейчас есть, даже, наверное, больше, чем раньше.

– Как москвич оказался в далеких от столицы Альметьевске и Новотроицке?

– Я занимался футболом в детской спортивной школе “Буревестник”, которая не относится к элитным. Своей профессиональной команды, как у ЦСКА или “Спартака”, там не было. Взрослый “Буревестник” играл в любительской лиге на первенство Москвы. Когда мы выпускались, у клуба появилась молодежная команда в третьей лиге России, в которую мы перешли. Потом тренер нашей команды предложил вариант с Набережными Челнами. Я съездил на просмотр, но ничего не получилось. Альметьевск же находится рядом с Челнами. Решил попробовать там.

– Что собой представляют Альметьевск и Новотроицк, куда вы через год перешли?

– Первый чуть поинтереснее. Мне нравилось, что в Альметьевске чисто, уютно, спокойно. А вот Новотроицк – это, в принципе, одна улица и заводы. Промышленный город, никаких развлечений.

В мегаполисах – потребности нет

– Как вам там жилось после Москвы?

– Нормально. В маленьких городах я не страдаю. У меня нет потребности в мегаполисах.

– А как там с посещаемостью матчей?

– Люди любят футбол. Я играл за “Носту”, когда у клуба были одни из самых успешных времен.

– В Астане, пусть даже команда идет в лидерах, количество зрителей на трибунах оставляет желать лучшего…

– Конечно, хочется, чтобы на трибунах было больше людей. Я был в Астане на матче карагандинского “Шахтера” с “Селтиком” (29 950 зрителей. – Прим. ред.), а через несколько дней – на игре “Астаны” и “Ордабасы” (2 200 зрителей. – Прим. ред.). Такая большая разница, что даже немножко не по себе.

– Если уж речь зашла о “Шахтере”, то почему, на ваш взгляд, команда пропускала решающие мячи от “Селтика” и ПАОКа перед самым финальным свистком? Да и другие наши команды, включая сборную, страдают “синдромом” последних минут…

– Даже не знаю, как ответить. Сказать, что до конца не хватает концентрации, наверное, неправильно. Все – взрослые люди и должны понимать, что надо играть от свистка до свистка. Может, не хватает опыта, чтобы в эти минуты собраться, а не думать о скором финальном свистке.

“На печке сидеть не получится”

– Ваша семья живет в Москве?

– Да, но при первой возможности приезжали ко мне в Астану. Правда, в прошлом году, когда родилась вторая дочка, жена Света с детьми оставалась в России – не хотели мучить малышку долгими перелетами.

– Наследник пока так и не появился?

– Нет. Мальчика хотел первым ребенком, но сейчас к этому спокойнее отношусь.

– Света воспитывает детей, вы на время нетрудоспособны. Как решается финансовый вопрос? Или вы за время карьеры успели сколотить капитал?

– Чтобы чувствовать себя спокойно – точно нет. Так что на печке сидеть не получится.

Загрузка...