Опубликовано: 4955

Дмитрий Бяков – герой не для Доски почета

Дмитрий Бяков – герой не  для Доски почета

Дмитрий Бяков был, пожалуй, самой неоднозначной фигурой казахстанского футбола последнего десятилетия. Его обвиняли в нарушениях спортивного режима, а он забил пять мячей в матчах чемпионата Европы. После удара ножом в сердце в него никто не верил, а он заиграл даже в сборной страны. Его партнер по “Алма-Ате” Павел Леус как-то сказал, что жизнь Бякова можно смело заносить в Книгу рекордов Гиннесса.“У Пайперса

был человеческий подход”

–  Вокруг вас всегда ходило множество слухов. Какой из них самый нелепый?

– Да вот недавно позвонили друзья, сказали, что мой бывший тренер в  интервью заявил, что Бяков спился. Он не видел меня  8 лет, а заявляет такое! Разве так можно? Я знаю, кто он на самом деле и как вел себя на сборах, но я же его не трогаю. Хотя могут такую бомбу заложить – он в шоке будет. К примеру, Арно (Пайперс, бывший главный тренер сборной Казахстана.  – Прим. автора) хоть раз говорил про меня что-нибудь такое? Потому что человек интеллигентный, понимает – что, как и почему. Да, были какие-то поблажки с его стороны. Но он сразу сказал: “Посмотрите на поле. Почему я должен лезть в его личную жизнь?”.

– При Пайперсе сборная показывала совсем другой футбол, чем сейчас, и давала результат. Что было особенного в голландце?

– Подход у него был человеческий.  Он меня полтора месяца не ставил в состав “Астаны” – проверял. Ему, наверное, сказали, что у меня неординарный характер, и Арно решил ко мне сначала присмотреться. А потом все пошло, как положено, – клуб, сборная. Он ко мне очень хорошо относился. Меня даже в команде “травили”: “Сына, сына!”.

Вышел – паши на все сто

– Самый запоминающийся матч сборной Казахстана при Пайперсе – в марте 2007 года, когда была обыграна команда Сербии. Вы вышли на замену минут за двадцать до конца. Тяжело было “попасть” в такую игру?

– Я вышел на замену, хотя у меня  сильно болела мышца. Начинать игру в запасе я привык. Если тебе дали 15 минут, выйди и отпаши их на все сто процентов. И нет никаких обид, если тебя оставили в резерве и выпустили в концовке. Думаю, что не только игра с сербами была запоминающейся, но и когда в Бельгии сыграли 0:0. Или с теми же бельгийцами в Алматы, когда я с левой забил – правая у меня была сломана, еле в бутсу влезала, на уколах вышел. Дома проиграли португальцам – 1:2, зато какая была игра! Это ведь не так, что вышел и 0:5 или 0:3 “попал”. Стыдно дома с таким счетом проигрывать. Последние матчи сборной смотрел – это ужас: ни игры, ничего нет.

– Хорошо знакомый вам Алибек Булешев сейчас в первой лиге играет. У вас были подобные предложения?

– Пока нет. Я так скажу, после операции (на сердце. – Прим. автора) у меня тоже никаких предложений не было.

Врачи говорят: “ У тебя все зарубцевалось”

– Едва начав карьеру, вы оказались в эпицентре скандала с разделением “Кайрата” на две команды…

– У меня выбора не было. Что там Булат Абилов и генерал Пал Максимыч Новиков между собой делили, это их проблемы. Я был военнообязанным и оставался в ЦСКА по-любому.

– А Евгений Тарасов, оказавшийся в СОПФК “Кайрат”, не был таким?

– Жека не был. Кстати, приезжал месяц назад в Алматы. Он сейчас детей тренирует в санкт-петербургском “Зените”. Собрались нашей старой гвардией – 1978–1979 гг. рождения – Ерлан Уразаев был, Алихан Акказынов. Посидели, пообщались.

– Из вас только Тарасов  связан с футболом…

– Во-первых, он в Питере играл и остался там. Я, например, не стремлюсь быть тренером.

– Вы тоже играли в России. Почему не остались?

– Да, я был в “Анжи”, но по приказу вернулся обратно. А так играл бы спокойно в России. Гаджи Гаджиев (главный тренер махачкалинского “Анжи”. – Прим. автора) сразу сказал: “Хочу, чтобы ты у нас в команде был”. А еще сказал: “Не езжай играть за сборную Казахстана, будешь за сборную России играть”. Это сейчас говорят, будто я в состав “Анжи” не прошел – на самом деле там другие вещи были. Потом еще в московское “Торпедо” ездил, в тот же “Зенит”. Но не каждый возьмет в команду человека после операции на сердце. Хотя я постоянно проверяюсь у врачей. Они говорят: “У тебя все зарубцевалось. Хорошо выглядишь”.

Об эмиратской тюрьме и “городе-герое” Балтабае

– После того инцидента 2003 года с ударом ножом заявление в милицию писали?

– Нет. Зачем? По-своему разобрались.

– Еще один футболист из вашей “гвардии” Юрий Кротов сказал, что с вами и с Тарасовым без вопросов пошел бы в разведку. А вы?

– С Юрой и Женей? Конечно, пошел бы. Если уж вместе в такую переделку попадали.

– Как кормили в Эмиратах, в арабской тюрьме, в которую вы в 1999-м все втроем и попали?

– Нормально. Если есть деньги, то все будет.

– И телевидение?

– Со спутниковой антенной – как положено. Мы там даже матчи нашей сборной смотрели.

(Тут наш разговор прервали двое молодых людей, искавших вокзал Алматы II.)

– Вы ведь тоже не местный…

– Я из деревни приехал – из “города-героя” Балтабая Енбекшиказахского района. Он даже на карте не обозначен. Хороший поселок. Я оттуда в 18 лет уехал. Сказал родителям, что поехал покорять Алматы.

“Одно скажу: так не делается”

– Поехали футболом заниматься?

– Да наобум поехал, честно сказать. Занимался в интернате у Евгения Ивановича Кузнецова. Группы 1978 года рождения уже не было, ее расформировали, поэтому с 1979-м годом тренировался. Жил у бабушки, на улице Софьи Ковалевской, пешком ходил на тренировки. Потом забрали в армию. Играли как-то на первенство города, где меня Огай с Масудовым заметили – им меня Константин Иванович Муратиди посоветовал посмотреть. Так попал в “Кайрат”. Сначала – в дубль. Потом  выпустили в основном составе, и я забил в первой же игре победный гол (на 90-й минуте в Алматы “Химику” из Степногорска. – Прим. автора). Это не забывается.

– Так же, как и первая игра за сборную?

– Да, с Саудовской Аравией играли. Талгаев тогда был главным тренером. Я при нем и карьеру в талдыкорганском “Жетысу” закончил.

– Зла не держите?

– Нет, обид не держу. У него своя правда, у меня своя. Одно скажу: так не делается.

“Пришлось ему въехать хорошенько”

– Главную роль в вашей спортивной карьере сыграл Вахид Масудов…

– Это если брать профессиональную карьеру. Самую же большую роль для меня в спорте сыграл отец, пусть спит спокойно.

– С судьями на поле общий язык находили?

– Я никогда не лез в их работу.  Я команде всегда говорил: “Все равно судьи своего мнения не поменяют. Если поставили пенальти или желтую карточку показали, то они тебе и красную покажут”.

– Часто с поля удаляли?

– Один раз за всю карьеру выгнали. Да и то… Это было в Усть-Каменогорске. Играл за “Восток” один высокий африканец (Мескини. – Прим. автора). Когда он мне про мою маму сказал, не понимая значения своих слов, пришлось ему въехать хорошенечко. Нас тогда двоих удалили. После игры еще хотел с ним поговорить, но не встретил.

“Арно научил терпеть, если бьют”

– На поле вас часто провоцировали?

– Много раз. Но меня Арно научил терпеть, если бьют.

– Почему у Пайперса вдруг перестало получаться в сборной?

– Сменилось руководство федерации, и он знал, что его уберут. Когда человеку не доверяют, идет совсем другая работа. А так в команде все было под контролем.

– Пайперса критиковали за то, что не любил вводить в состав новых игроков…

– А кого было вводить на тот момент? Молодежь? Не было молодых перспективных ребят. Да и надо сначала себя показать в юношеской и молодежной сборной. А тут Шторк – бах! – пришел: “Я буду с молодежью работать!”. Ну и что? 1:5 с англичанами сыграли – великое дело! Один гол забили! Вы на результат смотрите! Надо же сначала подготовить ребят, чтобы они выходили и играли. А тот же Жамбыл Кукеев при Арно появился. Давал он им играть, выпускал в основе. Но если человек не тянет? Плюс еще пошел “звездняк”.  Арно даже Корнея (Олег Корниенко. Дебютировал в сборной почти в 34 года. – Прим. автора) взял, старика. Выпускал на 15–20 минут, когда команде уже тяжело, когда надо побороться вверху.

До сих пор вместе

– При Пайперсе в сборную известный снайпер  Олег Литвиненко вернулся. Для вас не было шоком, как он жизнь закончил?

– Конечно было, царствие ему небесное. По жизни у него проблемы были, очень серьезно “закладывал”. Плохое не буду говорить, просто Олег – нормальный парняга, хорошо играл в футбол. Бежал, как машина! И еще у него “чуйка” на гол была. Мы много вместе играли. Помню, здесь за “Бутю” (СОПФК “Кайрат”. – Прим. автора) с турк­менами на Кубок кубков Азии играли: Олежка забил, Серега Иванов и я ударом через себя (“Кайрат” выиграл у “Небитчи” – 3:1 и вышел в четвертьфинал. – Прим. автора).

– Сейчас с футболом никак не связаны?

– Абсолютно. Так, иногда бегаем с ребятами. У меня во время карьеры был не только футбол. Всегда считал, что надо думать о будущем – всю жизнь ведь играть не будешь. Чтобы был плавный переход, надо еще параллельно чем-то заниматься. Пока играл, были люди, которые смотрели за моими делами. Мы до сих пор вместе, дружим.  Друзей много не бывает. Поэтому я с этими людьми очень давно.


Загрузка...