Опубликовано: 3628

Дикая охота VIPов на джипах

Дикая охота VIPов на джипах

В сложной ситуации оказались охотники Астаны и Акмолинской области: охотничьих угодий много, а охотиться негде. Утиные, гусиные озера вокруг столицы или в руках частников, или объявлены зоной отдыха дичи. Но почему они становятся местом дикой, “расстрельной” охоты “VIPов на джипах” и куда при этом смотрят природоохранные ведомства – неясно.

Некуда податься

Для культурных охотников – препоны, для браконьеров – раздолье. Так сформулировали свое возмущение любители охоты, обратившиеся к нам в редакцию.

Впору кричать караул, – сетует охотник с сорокалетним стажем Александр ТИМОФЕЕВ. – Обычно берем путевки, созваниваемся с егерем, приезжаем на озеро на открытие сезона охоты – праздник великий! – с друзьями, женами, детьми, располагаемся лагерем. Тут приезжает некто и заявляет: убирайтесь, я здесь хозяин! Почему тогда Общество охотников и рыболовов выписало нам путевки? И ведь это совсем не единичный случай. А что творится на так называемых зонах отдыха дичи! Или на “ничьих” озерах, без статуса! Рядовому охотнику охота там запрещена. Зато приезжает десяток джипов – и канонада стоит такая, как в войну под Сталинградом. После таких расстрелов на озере одни пиявки остаются.

Не редкость и такая ситуация, рассказывают охотники: накануне охоты приезжают – дичи на озере столько, что воды не видно. На следующий день – ни птички. Выясняется: прилетали вертолеты, сгоняли дичь с общедоступного для охоты озера на те, что в частных угодьях. И куда ни приедут рядовые охотники – им от ворот поворот: мол, большие люди тут охотятся. Словом, бастыков в Астане так много, что озер не хватает.

Когда обращаемся в наше Общество охотников и рыболовов, председатель только руками разводит: “сверху” ему, видишь ли, сказали, чтобы не лез в эти дела, – жалуются охотники. – Астанчане уже в карагандинское общество вступают – там начальства в городе поменьше. Но не всем по карману так далеко ездить.

Некогда Целиноградское общество охотников и рыболовов насчитывало более 25 тысяч членов. Сейчас – полторы тысячи.

На то оно и частное

Неприятности начались, считают охотники, когда охотничьи угодья стали передавать в частные руки. Посыл был замечательный – появится, мол, на участке хозяин, станет беречь и приумножать природное достояние. В некоторых угодьях так и получилось. Но в большинстве случаев все хозяйствование свелось к тому, что поставил владелец на богатом дичью участке вагончик – и назначил цену за охоту в 150–200 тысяч тенге в сутки. Для чужих, чтобы отпугнуть.

Туда, где в обустройство охотхозяйства действительно вкладываются средства, рядовому охотнику и вовсе путь заказан. Такие охотничьи хозяйства в принципе убыточные, и тот, кто их финансирует, тот и музыку заказывает. Зачем ему посторонние охотники, когда он тут с друзьями и партнерами по бизнесу “вопросы решает”?

Стреляют во все, что шевелится

Беда в том, что многие угодья достались тем, кто ничего в охотоведении не понимает, – делится мнением опытный охотник Николай МАТУСЕВИЧ. – Контроля при этом практически никакого нет, как, впрочем, и помощи со стороны государства. У астанинского общества нет ни хороших территорий для охоты, ни прав, ни статуса. Егерской службы тоже практически нет.

Выход Николай Владимирович видит в одном: отдать в ведение общества все незакрепленные угодья, а также те, от которых отказались или где недобросовестно хозяйствуют: уничтожают все живое, стреляют во все, что шевелится. Охотники больше всех заинтересованы в том, чтобы сохранить дичь в угодьях, не истреблять ее полностью.

Понравится ли чиновникам?

– Это кому там угодий не хватает? – поначалу рассердился было председатель Общества охотников и рыболовов Игорь МИРОНЧУК, одновременно возглавляющий представительство ассоциации в Астане. Однако тут же сообщил:

– И я хотел бы к этой жалобе присоединиться. Потому что мы и в правительство обращаемся, говорим, что закрепление охотугодий происходит без учета интересов рядовых охотников. Но нам отвечают, что никому не могут делать привилегий, есть закон о закреплении частных территорий, и контролировать пропускную способность охотников они там не могут. Лукавят, считаю. Именно их работа, госслужащих, в период проведения охоты проверять пропускную способность охотхозяйств. Выход мы видим только в передаче этих территорий назад, в Общество охотников и рыболовов. Именно той общественной организации, которая обязана обеспечивать охоту всем на равных условиях.

Правильно люди жалуются. Лучшие места все – в частных руках.

Мы пытаемся внести изменения в законодательство. Одно из них такое: чтобы вокруг крупных городов областного и республиканского значения охотугодья на площади от 50 до 100 километров вокруг принадлежали обществу. Но что-то мало верится, что чиновникам понравится такое предложение…

А браконьерство процветает

Там, где культурная охота в загоне, процветает браконьерство. Председатель столичного Общества охотников и рыболовов описал безрадостную картину:

– Очень тяжелое положение. Инспекция вообще не работает. Расстрелы дичи идут в массовом порядке. Государственный орган, инспекция, устранился, переложив все на плечи охотхозяйств. И в то же время создали такую цепочку: егерь задерживает браконьера, составляет протокол, причем ему нужно на месте найти двух свидетелей. Потом инспектор передает бумаги природоохранному полицейскому, тот формирует дело, отправляет в административный суд… Долго это, муторно, да и растянули цепь так, чтобы на каком-то этапе ее можно было порвать.

Вдруг охотник выбегает…

Помните? Верно: прямо в зайчика стреляет. И не где-нибудь в степи, в лесу, а прямо в столице!

– Посмотрите, что творится в посадках, – обратились к нам взволнованные жители окраин. – В бывшем поселке Тельмана, где стройка сейчас идет, с ружьями человек тридцать ходят. Зайцев, куропаток стреляют. Идет стрельба из огнестрельного оружия в городе! В сторону Астраханки на объездном кольце вообще тихий ужас творится. Сейчас туда косули зашли, зайцы кормятся, куропатки, даже фазаны. По ним и стреляют. Где полиция? Где природоохранные службы? Кончится тем, что кого-то случайно убьют.

Правда, после того, как эта информация была доведена до правоохранительных органов, “дяди с ружьями” исчезли. Но навсегда ли?

Астана

Загрузка...