Опубликовано: 50449

Диана и Хаснат Хан

Станет ли известна вся правда об их романе? Этот восточно­западный роман мог бы служить примером всему миру, сближая вероисповедания, культуры и континенты.

Следствие по делу о смерти принцессы Дианы открыло правду о ее романе с Хаснатом Ханом – мужчиной, которого она дейст­вительно любила.

Теперь пакистанский хирург должен представить Верховному суду доказательство, которое, как все считают, положит конец утверждениям Мохаммеда аль­Файеда о том, будто Диана собиралась выйти замуж за его сына Доди.

Любовь с первого взгляда

Хаснат и Диана впервые встретились в сентябре 1995 года. Это был довольно тяжелый период в жизни принцессы, именно тогда королева стала настаивать на разводе. Диане позвонила ее иглотерапевт Онах Тоффоло и попросила отменить очередную процедуру, поскольку ее 70­летнего мужа Джозефа увезли в госпиталь, где ему должны сделать операцию на сердце.

После операции Диана навестила Джозефа. Она сидела около его кровати, когда в палату вошел высокий, темноглазый хирург, чтобы проверить своего пациента. Он не узнал принцессу и вскоре отправился к другому пациенту, но Диана была поражена в самое сердце. Этот человек был настолько увлечен своей работой, что даже не знал, кто она такая!

На следующий день Диана снова сидела у постели больного. Она стала частым посетителем госпиталя, и Джозеф Тоффоло позднее признался: “Она приходила почти каждый день и морально поддер­живала меня. Но я не ожидал, что буду видеть ее так часто!”.

Несмотря на все возрастающую страсть, Диана понимала: если их отношения станут достоянием общественности, то это очень усложнит ситуацию. Трудно придется обоим.

Принцесса и хирург

Хаснат, родившийся в пакистанском городе Лахоре, принадлежит к гордому роду патан. Он учился на хирурга в Сиднее и всю свою жизнь посвятил исследовательской работе в области легочной и сердечной хирургии. В Королевском Бромптомском госпитале он работал вместе с ведущим кардиологом с мировым именем Сиром Магди Якоубом.

Беспокоясь о том, чтобы оставить свой след как хирург­кардиолог, а не как очередной мужчина в жизни принцессы, Хаснат настоял на свободных отношениях, и Диана согласилась с его желанием. По ночам она незаметно проскальзывала в его квартиру, расположенную в двух шагах от Кенсингтонского дворца. А он, бывало, прятался на полу ее автомобиля, когда она ехала домой, но всегда рано утром покидал ее апартаменты.

Время от времени они уезжали куда­нибудь вдвоем. Один или два раза эта парочка обедала в скромном доме в Стратфорд­он­Авон, где жили родственники Хасната. В другой раз Диана надела темный парик, и они отправились в Сохо в джаз­клуб Ронни Скотта.

Укладывая каждое утро волосы принцессы, ее стилист Натали Симондс слушала, как Диана расхваливала мужчину, которого она просто обожала. “Он великолепный хирург, спасший много человеческих жизней, – говорила она Натали. – Я восхищаюсь этим необыкновенным человеком!”

Влечение к Азии

В Диане проснулась страсть ко всему азиатскому. Она стала курить фимиам в своей квартире и смотреть пакистанские фильмы. Влюбленная до безумия принцесса начала носить восточную одежду, в частности, длинную рубашку поверх широких брюк.

“Она просто помешалась на любви к своему доктору Хаснату”, – рассказывала Натали.

Однажды Диана призналась Натали: “Он не может видеться со мной так часто, как мне хотелось бы, поэтому я с нетерпением жду его поздних телефонных звонков. Но, поговорив с ним, я никак не могу заснуть, потому что чувствую необычайное волнение и счастье”.

Наконец­то она нашла мужчину, который никоим образом не пытался ее использовать и которого не интересовала ее слава! Для принцессы это был новый опыт – ведь в прошлом мужчины часто просто использовали ее.

Несколько раз Диана смотрела, как Хаснат оперирует, и с благоговейным восторгом наблюдала, как ее любимый вырывал людей из лап смерти.

Уверенность и безопасность в ее отношениях с Хаснатом, новое ощущение безмятежности и спокойствия охватили Диану. Пакистанский хирург перевернул ее жизнь вверх дном, излечив раны, оставленные несчастливым прошлым.

Несмотря на различие культур, Диана была убеждена, что они с доктором могли бы стать отличной командой, поскольку стремятся к одной цели – помочь больным. Очень часто она говорила своим друзьям об их поразительной совместимости: “У нас много общего: он часто сомневается, я тоже”.

Слишком много о личном

В октябре 1996 года Диана отправилась в Сидней, чтобы собрать деньги для госпиталя Св. Винсента, где прошла большая часть практики Хасната. Она хотела, чтобы он сопровождал ее, но понимала, что общественное мнение может его просто уничтожить.

Вместо этого Диана встретилась с его близкими друзьями Эрин и Полом и пригласила их к себе в отель на ужин. Несколько месяцев назад Диана и Хаснат были приглашены на их свадьбу. Диана решила, что пойти с любимым на свадьбу будет очень рискованно, но не упустила шанс встретиться с молодоженами позднее в Сиднее. Главной темой разговора, естественно, был Хаснат.

К тому времени Хаснат регулярно три ночи в неделю проводил с Дианой. Теперь, когда она встретила первую настоящую любовь в своей взрослой жизни, Диана решила, что не должна его потерять. Беспокоясь о том, что родители Хасната будут против его брака с разведенной западной женщиной, Диана полетела в Пакистан, чтобы встретиться с его семьей.

Чрезвычайно независимый Хаснат, не любивший ни с кем обсуждать свою личную жизнь, пришел в ярость, когда узнал о ее поездке. Во время бурной сцены в Кенсингтонском дворце он обвинял Диану в “глупом поступке” и кричал, что она, должно быть, сошла с ума, решившись поехать в дом его родителей, когда журналисты следят за каждым ее шагом. И когда он ушел, бросив на прощание: “Нам не стоит встречаться какое­то время”, Диана просто обезумела от горя.

Но в тот же вечер он прислал ей огромный букет цветов и названивал через каждый час, прося прощения за свою вспыльчивость. Сбитая с толку таким противоречивым поведением Хасната, Диана спросила свою подругу: “Что означает, когда мужчина сначала говорит, что больше не хочет тебя видеть, а потом звонит через каждый час?”

Все могло быть по­другому

Теперь, когда бы в прессе ни появлялись статьи о них, Хаснат подозревал, что это дело рук Дианы. Надо сказать, она и правда открыто говорила об их любви. “Мы собираемся пожениться. Можешь рассказать об этом всем”, – призналась она Натали Симондс.

Но известный хирург боялся стать частью газетной шумихи, окружавшей ее, а также волновался о том, как это отразится на его карьере.

Самой главной причиной разногласий, возникавших между ними, было его нежелание выставлять напоказ свою личную жизнь. После одного из бурных скандалов в июне Диана появилась в компании с другим пакистанцем, состоятельным бизнесменом­электронщиком Гулу Лалвани, чтобы заставить Хасната ревновать.

Эти постоянные конфликты подорвали их любовь, а потом в жизнь Дианы ворвался новый мужчина. Финансовый магнат и владелец сети магазинов “Хэрродс” Мохаммед аль­Файед предложил ей погостить на его вилле в Сан­Тропезе. Здесь Диана снова встретилась с его сыном Доди, с которым познакомилась несколько месяцев назад во время ужина, организованного ее мачехой, графиней Рейн Спенсер.

Этот роман закончился трагедией. На похороны Дианы в Вестминстерском аббатстве Хаснат пришел один, его печальные глаза скрывали темные очки. “Я так заботился о ней, – грустно говорил он позднее своим друзьям. – Если бы она осталась со мной, то была бы жива”.

Хаснат, которому сейчас 48 лет, построил новую жизнь. Он вернулся в Пакистан и женился на 29­летней Хадье Шер Али из афганского королевского семейства.

Если бы их роман с принцессой Дианой закончился браком, как она мечтала, то это был бы весьма бурный союз. А Диана, возможно, была бы сейчас живой легендой, продолжающей работу всей своей жизни.

Перевод И. ХАДЖИЕВОЙ

Загрузка...