Опубликовано: 2753

Девальвация тенге загонит казахстанцев на дачи

Девальвация тенге загонит казахстанцев на дачи Фото - Елена КОЭМЕЦ

Впервые за последние полтора десятка лет мой товарищ посадил на даче картошку, лук, помидоры, огурцы и перец. Урожай собрал неплохой. Первое, второе схоронил в подполье. Все остальное “арестовал” в виде маринадов в трехлитровых банках – и туда же. Посчитал, что так дешевле будет, чем зимой на базарах покупать. Хотя независимые экономисты утверждают, что дачный труд – самый непроизводительный: овчинка выгоды не

стоит.

Ну да, окучивать, поливать, пропалывать, удобрять, потеть-пахать в “позе дачника” по выходным – та еще каторга. Но после февральской девальвации тенге Сашка решил, что лучше заняться таким видом спорта, чем зимой трясти кошельком на базаре. А после августовской смотрел на меня, как Ленин на буржуазию, – с ухмылкой победителя.

Сегодня дорожает все: тарифы на коммунальные услуги, продукты питания, бензин – далее по списку. Граждане ищут варианты экономии. А правительство – на чем можно выиграть: продает все нужное и ненужное. В том числе и землю, на которой еще можно что-то вырастить. Вице-министр национальной экономики Каирбек Ускенбаев полагает, что казна может заработать на продаже сельхозугодий (это почти 100 миллионов гектаров) 1 триллион 200 миллиардов тенге.

Попытка № 2

Началось все в 2003 году, когда тогдашний премьер Имангали Тасмагамбетов вошел в жесткий клинч с депутатами мажилиса по поводу Земельного кодекса, согласно которому любой желающий мог арендовать вожделенные наделы на 99 лет. Тогда глава кабинета министров не сошелся с народными избранниками ни характером, ни словами – в общем, нашла коса на цифру. В итоге сроки аренды законодатели скостили до 49 лет, латифундисты радостно выдохнули, ура-патриоты, которые считали, что “кормилицу” ни за что нельзя продавать олигархам, громко торжествовали. И Имангали Нургалиевич в сердцах покинул свой пост.

Справка “КАРАВАНА”

В ноябре 2005 года Президент страны Нурсултан Назарбаев на расширенном заседании правительства предложил раздать всем гражданам РК, желающим построить свой дом и выращивать фрукты-овощи, 10 соток в черте городов и 25 соток за их пределами в частную собственность. Километровые очереди в районных акиматах и прочих присутственных местах, где каждый чиновник видел в просителе дойную корову, закончились десятками уголовных дел. Десять лет назад “шоу невиданной щедрости” завершилось ничем: вдруг выяснилось, что свободной земли в отечестве не так много, как казалось.

Попутно выяснилось, что районные акимы продавали и сдавали земли в аренду чаще всего за мзду. При этом правоустанавливающие документы часто носили статус филькиной грамоты. Бывшие руководители совхозов и колхозов, раздавшие наделы волею бастыков своим подопечным, локти грызли от отчаяния: все, что нажито непосильным трудом, зарастает бурьяном из-за юридической неграмотности вчерашних товарищей.

Также вдруг всплыло, что в Республике Казахстан никто толком не знает, сколько у нас земли сельхозназначения, кому она принадлежит, кто выращивает на ней что-то полезное и кто – бесполезное. А народ еды требует! Понадобилось еще шесть лет, чтобы осознать: надо бы инвентаризировать все это бесхозяйство. Иначе будет, как в Сомали, где нет статистики по производству продуктов. И вообще статистики.

В конце 2012 года Президент Назарбаев поручил правительству заняться землей: посчитать, сколько есть в наличии, кто и чего там выращивает. А кто не выращивает – то почему? И наказать!

Более двух лет – с 2012-го до почти конца 2014 года – специально обученные инспекторы изучали ситуацию. Итог изумил: более 5 миллионов гектаров в отечестве не используется никак (более половины из них деградировано). 1,7 миллиона гектаров удалось вернуть в госсобственность. По остальным споры перешли в суды. Отлично. Хотелось узнать у минюста, минсельхоза и местных исполнительных органов – что это за собственники, которые не удосужились посеять, но все равно желали получить “урожай” на этой несжатой ниве? Ответа нет до сих пор.

Зато стало известно, что 78 процентов неиспользуемых территорий относится к пастбищам. 70 процентов из них – неиспользуемые, потому что неполивные. И в обозримом будущем вода туда не поступит. Государство вообще-то пыталось что-то сделать, но алчные чиновники тупо разграбили деньги, выделенные на две водные госпрограммы. И вернуть их сейчас уже невозможно.

В январе 2014 года вице-министр нацэкономики Каирбек Ускенбаев сказал, что, “если фермеры и землепользователи будут заниматься обводнением пастбищ, которые они эксплуатируют, то до 80 процентов стоимости этих работ будет субсидироваться”. Если у власти в свое время не нашлось средств и ума грамотно заняться обводнением, то откуда миллиарды на это у рядовых фермеров?

Хорошо, допустим, вытряхнут они в банке “длинный” и недорогой кредит. Откуда в госказне найдут средства на эти сумасшедшие субсидии? Сам-то Каирбек Айтбаевич знает где?..

Землю – крестьянам?

В мае этого года на расширенном заседании правительства глава государства опять возвращается к земельному вопросу: “Нужно начать приватизацию земель сельхозназначения… Инвентаризация показала, что у нас 9 миллионов гектаров не используется. Просто пустует”. Неделю спустя на пленарке мажилиса выяснилось, что “привести в порядок отдельные территории стоит дороже, чем их нынешняя стоимость”.

И вот распродажа. Вопрос, кто их купит, тогда не обсуждали.

Прошло полгода, две девальвации тенге, кризис вступил в горячую фазу, цены на все полезли в гору. Покупателя в магазинах стало меньше, он “скупее стал в желаньях” и прижимистее на аукционах, где распродавали госсобственность. И хотя всегда считалось, что земля – выгодный и долгоиграющий актив, серьезного купца этот товар пока не находит. Почему? Простые причины я только что перечислил. Дальше – сложные.

Одно из условий выкупа: если “купец” не сможет использовать “товар” по назначению, то лишится его. В стране три десятка латифундистов с громкими фамилиями, у которых “в активе” почти три миллиона гектаров. И еще полторы сотни менее громких имен, которые арендовали часть территории страны “про запас”. С трудом представляю, как долго у них будут отнимать то, где они “не сеют, не пашут, не строят”.

Почему не взошли здоровые зерна?

В конце мая глава Союза крестьянских хозяйств РК Гани Калиев сказал мне, что единственным вариантом успешной приватизации может быть освобождение реальных покупателей земель сельхозназначения от налогов минимум на пять лет (потому что реанимация деградированных земель и хотя бы частичное обводнение пастбищ требуют миллиардных инвестиций). А также “создание специального государственного сельхозбанка, который бы занимался только этими вопросами. Тогда проблема производства еды (сегодня Казахстан импортирует почти половину продуктов питания) можно было бы снять в течение 5–7 лет. А самое главное – я об этом уже не первый год говорю – необходимо возродить сельхозкооперацию”.

О том, что в Казахстане необходимо укрупнять фермерские хозяйства и создавать агрохолдинги, с конца 90-х говорил ныне покойный экономист Канат Берентаев. В марте 2011-го на конференции в Алматы он говорил на микрофоны и диктофоны: “Из-за нашей дурац… э-э-э… непродуманной налоговой политики наш аграрный сектор проиграет конкурентам в ЕАЭС. А если вступим в ВТО – то вообще загнется. Выживут такие, как холдинг “Иволга”, который работает и по молоку, и по мясу, и по растительным культурам”.

Жаль, что сегодня у “Иволги” проблемы, которые могут косвенно аукнуться для всего аграрного сектора страны. И тогда проекты министра сельского хозяйства Казахстана Асылжана Мамытбекова накормить не только соотечественников, но и соседей “премиум-мясом” и прочей едой могут накрыться медным казаном. А как хорошо все начиналось…

Теперь отмотаем чуть назад. Если верить нашей статистике, то чуть ли не 70 процентов нашего стола обеспечивают частные подворья. Это мелкие фермеры и… дачи!

Справка “КАРАВАНА”

В 1949 году вышло “сталинское” постановление правительства о “шести сотках” – гражданам СССР разрешили выращивать себе пропитание где-то за городом на дачах. Но без права прописки там. Недавно правительство России этот пункт отменило и разрешило прописку на дачных участках. Может, из-за санкций?

Наверное, друг мой Сашка прав: пусть дачное производство продуктов питания и невыгодно по физическим затратам, зато финансово – ого-го как! С другой стороны, за эту дачу тоже налог надо платить. И такой здоровенный, как будто дачник там производит жратву в промышленных масштабах!

Отсюда вопрос правительству: может, коли уж кризисные времена наступили, дать народу послабление в этом деле? И не драть с него три шкуры за то, что он сам себя хочет прокормить, если государство не гарантирует пайку по нормальным ценам?

Ну и лично министру сельского хозяйства г-ну Мамытбекову. Асылжан Сарыбаевич, а вы на своем личном подворье что-то выращиваете для пропитания?

На одной же земле живем?

Загрузка...