Опубликовано: 2592

Детский суицид. В петле равнодушия

Детский суицид. В петле равнодушия

Северо-Казахстанская область вырвалась в лидеры по числу детских самоубийств, за шокирующей статистикой – нетерпимая боль детских сердец. Но их крик не услышали даже после того, как они перестали биться. Смело можно предположить, что вопиющая ситуация, сложившаяся с детскими самоубийствами, и дальше оставалась бы закрытой темой, если бы прокуроры не вынесли ее на заседание коллегии, где впервые были озвучены правдивые цифры и

факты, от которых кровь леденела.

Привычное дело

За первое полугодие этого года в регионе дети совершили шесть суицидов и 15 попыток уйти из жизни. Число суицидов при этом возросло втрое!

И еще одно открытие: оказалось, что суицид в регионе – теперь беда не только областного центра, но и аулов и сел, где прежде детство считалось более благополучным, чем в суматошных городах. Есильский, Акжарский, Мамлютский, Кызылжарский и район Шал акына – здесь уже открыт свой счет.

– Суицид подростков перестал быть чрезвычайным происшествием. Детские самоубийства стали привычным делом, – не в бровь, а в глаз охарактеризовал ситуацию заместитель прокурора СКО Арай АЛИМОВ.

Смертоносная общага

Настоящей “кузницей” детских самоубийств стал Петровский аграрно-технический колледж. Здесь в общежитии попытались свести счеты с жизнью трое студентов. Двое ушли из жизни. Подробности этих случаев не для слабонервных. Подростки накладывали на себя руки один за другим, а что их толкало в смертоносную воронку, так и не известно. И гарантий того, что адская машина не заработает опять, – никаких. Прокуроры выяснили: после того как случилась первая попытка суицида, даже первая смерть, администрацией колледжей причины трагедий не выяснялись.

Куда пропадают студенты?

А еще прокурорская проверка сделала неприятные открытия.

– Многие девушки обращались за медицинской помощью с признаками заболевания половых органов, заражения венерическими заболеваниями, с беременностью. Факты обращения медицинским работником учреждения оставлены без внимания. Одна из студенток, неоднократно  обращавшаяся за медпомощью, не дождавшись, что ее отвезут по направлению к гинекологу, сбежала из колледжа. До момента проверки прокуратурой области местонахождение этой больной девушки не устанавливалось. Более того, розыск не был объявлен, – сообщила на заседании старший помощник прокурора СКО Раушан КОЖАХМЕТОВА.

В тесноте и в обиде

К слову, одна из покончивших с собой девушек тоже покинула учебное заведение, и ее никто не искал. В розыск администрация обратилась аккурат в тот день, когда уже стало известно, что девочка свела счеты с жизнью. Тогда выяснилось, что она несколько недель жила у матери, лишенной родительских прав, и повесилась якобы из-за неразделенной любви. Если бы студентки хватились в колледже, вернули ее, может, она была бы жива…

И еще только один штрих к портрету, вернее, отношению к детям: в тесных комнатах общежития ютятся по 4–5 человек. Туалеты и душевые – через этаж. Но аж четыре просторные комнаты занимает чета заместителей директора колледжа. Супруг – по хозчасти, жена – по воспитательной работе. А размещаются они на детских “квадратах”, как выяснили прокуроры, по устному разрешению директора.

“Образование” расписалось в бессилии

– Все методы, которые мы использовали, чтобы исправить ситуацию с суицидами, не дали результатов. Например, в Петровский колледж отправляли бригаду опытных психологов, но отозвали. Нужно искать другие подходы, – признался заместитель руководителя управления образования СКО Владимир ТКАЧЕНКО.

А вот психологи, работающие в управлении, тут же бросили копье: мол, у нас зарплата мизерная, по 40 тысяч тенге, какой успешной работы вы хотите от нас за такие деньги?!

Полиция – в формализме

Виноватых в оборвавшихся детских жизнях тоже, оказалось, нет.

Прокуроры констатируют: причины совершения суицидов несовершеннолетними органы внутренних дел не выясняют. Дела автоматически прекращаются за отсутствием состава преступления.

Изучив прекращенные уголовные дела, прокуроры нашли причины для отмены пяти (!) постановлений о прекращении дел. Получается, почти в половине случаев и попыток самоубийства был повод для поиска хоть и косвенных, но убийц?

К примеру,  27 марта 2015 года несовершеннолетний К. пытался покончить жизнь самоубийством, остался жив, но сильно покалечился. По данному факту возбуждено уголовное дело по статье Уголовного кодекса “Доведение до самоубийства несовершеннолетнего”.

Росчерком пера следователя уголовное дело прекращено за отсутствием состава уголовного правонарушения. Но в деле есть масса зацепок, которые остались вне поля зрения следствия. Например, показания свидетеля, который утверждает, что К. пытался покончить жизнь самоубийством из-за того, что ему отказала во взаимности девушка по имени Алиса. Алису не нашли, даже социального педагога школы подростка не удосужились допросить. Более того, предмет, которым парень пытался убить себя… не установлен.

Прокуратурой Петропавловска постановление о прекращении уголовного дела отменено и направлено для производства дополнительного расследования.

Преступная халатность?

К слову, на заседании коллегии прокуратуры дано поручение полицейским поднять все уголовные дела по фактам детских самоубийств и под лупой рассмотреть каждый случай.

В отношении директора Петровского колледжа, теперь уже бывшего, сегодня тоже расследуется уголовное дело. Он подозревается в преступной халатности.

Жесткий спрос, конечно, отрезвит расслабившихся чиновников от образования и полиции, но причина, тот самый червь, который точит детские души в регионе и толкает их в петлю, так и не изведен.

Неужели мы действительно бессильны перед ним?

Не упустить ребенка

– Причинами самоубийств детей, как показывает ситуация в регионе, становятся в основном отношения в семье, школе, с друзьями. Непонимание, одиночество – вот беда, – говорит прокурор Раушан Кожахметова. – При формировании психологического портрета детей, добровольно ушедших из жизни или попытавшихся это сделать, прокуратурой установлено, что в 70 процентах случаев это дети психологически здоровые, не относящиеся к группе риска по суицидальному поведению. Только четверть детей состояли в группе по асоциальному поведению, и лишь один ребенок – в группе риска по суицидальному поведению.

Прокуроры уверены: спасение – в своевременном выявлении проблем у детей, а лучше всех тонкие струнки детских душ могут почувствовать только родители.

Как неоспоримое доказательство – недавно облетевший весь Интернет случай. С собой покончил сын одного из директоров российского “Газпрома”. Родители обеспечили сыну полное материальное благополучие, оплатили компетентного психолога, к которому он регулярно ходил за жизненными советами. Но это все оказалось не тем, что ему было нужно. Мальчик ушел из жизни, не справившись с выбором образования.

Они НЕ хотят умирать!

– Суть суицида не в том, что человек хочет умереть, а в том, что его жизнь в данный момент причиняет ему непереносимые страдания – он жить так не хочет. И поэтому ищет способы облегчения своих страданий. Чтобы уберечь своего ребенка, нужны по-настоящему искренние, доверительные отношения с ним. Тогда в любой беде он будет уверен, что есть в мире человек, с которым он может поделиться и который примет всё, – утверждает психолог Дмитрий АГАПОВ. – Принятие – это не просто слово. Это отношение чистой любви. Простой вопрос-тест: представьте, как будто ваш ребенок совершил самый ужасный поступок. Проверьте вашу реакцию на этот образ (есть ли автоматические негативные мысли и эмоции, неприятные ощущения в теле, какие картинки представляются). Действительно ли у вас разделено негативное отношение к поведению ребенка и одновременно принятие его и любовь лично к нему?

Родительские послания остаются с ребенком на всю жизнь. Поэтому, советует психолог, уж если вы внушаете ему, что он что-то должен, то делайте это как можно гибче и мягче. Например, убеждение “нельзя подводить семью” лишает ребенка права на ошибку. И тогда двойка для отличника может стать непреодолимой жизненной катастрофой.

Затих? Это опасно

– Важный признак: если ребенок вдруг успокоился после явного переживания проблемной ситуации, а вы точно знаете, что объективно проблема не решена, это может говорить о принятии им опасного решения. Не упускайте его из внимания, создайте условия для доверительного разговора по душам, – говорит психолог. – Демонстративная попытка причинить себе вред не имеет цели на самом деле лишить себя жизни. Здесь важно, что человек может “переборщить” в попытке запугать или привлечь внимание.

Слово лечит, слово убивает

Дмитрий Агапов советует: в любом случае, если вы слышите высказывания о смерти как решении проблем, если человек вдруг прощается или пытается серьезно поговорить по душам, обратите на это внимание, проявите участие, даже если для этого сейчас мало возможностей. Если уж совсем не получается, время и место не подходят для душевного разговора, то назначьте точное место и конкретное (до минуты) время для разговора и обязательно выполните обещание. В момент беседы полностью сосредоточьтесь на общении (отключите сотовый, сядьте так, чтобы между вами не было препятствий в виде стола, стула, подлокотника, периодически смотрите в глаза собеседнику). Не обращайте внимания на время. Слово лечит, слово и убивает.

Целью  общения должно быть осознание, что необходимо обратиться к психологу. Разговор по душам даст значительное облегчение состояния, но вряд ли поможет полностью решить личностную проблему, из-за которой человек пришел к грани своих возможностей. Глубокая работа с личностью – это уже профессиональная задача психолога.

Вместо послесловия

Вопросы профилактики детских суицидов недавно стали темой селекторного совещания у заместителя премьер-министра Казахстана Бердибека САПАРБАЕВА.

Основными проблемами, по мнению вице-министра, являются отсутствие слаженной, системной работы госорганов, слабая работа служб психологической помощи, недостаточный уровень взаимодействия руководства школ, родительских комитетов и отделов по делам несовершеннолетних. А самое главное, уверен Сапарбаев, – родители уделяют недостаточное внимание своим детям.

Министерству здравоохранения и социального развития поручено выработать комплекс дополнительных мер по пре-дупреждению суицидов среди подростков и молодежи на 2015−2020 годы. Более того, совместно с министерством образования и МВД – разработать и утвердить алгоритм оказания помощи несовершеннолетним, имеющим риск суицидального поведения.

Есть спасение! Деньги нужны

Не все так безнадежно, уверяет психолог Агапов:

– Существуют психологические методики, позволяющие выявить ребят с высокими суицидальными мотивами. Это “Опросник причин для жизни. Методика “Сигнал”, которая позволяет определить, имеется ли в данный момент суицидальное намерение у тестируемого, есть ли реальный риск суицида или нет.

К сожалению, у администрации образовательных учреждений очень туманное представление о работе психолога. Считается, что для работы ему нужны кабинет, которого, как правило, нет, стол, стул, а пару книжек с тестами, мол, и сам купит. В итоге дают угол – и сиди работай.

На самом деле современная практическая психология требует существенных материальных вложений в оборудование, психодиагностические комплексы и в дополнительное обучение психолога. Зато и отдача от практически подготовленного психолога реальная – вплоть до спасения жизни.

Пожалуй, это главное, что должны учесть министерские мужи, выполняя поручения вице-премьера.

Петропавловск

Загрузка...