Опубликовано: 3216

Детская кардиохирургия. Спасатели юных сердец

Детская кардиохирургия. Спасатели юных сердец

Всего несколько лет назад малышей с врожденными пороками сердца казахстанцы везли на операцию за границу. Сейчас же в стране развивается собственная детская кардиохирургия. О возможностях и проблемах этой отрасли рассказывает главный специалист по детской кардиохирургии Алматы Кайрат КУАТБЕКОВ.

– Не так давно на операции по коррекции врожденного порока сердца люди скидывались всем миром, чтобы отправить ребенка за границу. Как обстоят дела сейчас?

 – В республике уже развернуты 163 детских кардиохирургических койки на базе 12 клиник, среди которых четыре республиканских организации (две в Астане и две в Алматы), 5 региональных и три областных кардиоцентра, которые оказывают кардиохирургическую помощь детям. А в 80–90-е годы мы подсчитали: за 10 лет прооперировали только 83 ребенка. Тогда наших детей с критическими и сложными врожденными патологиями сердца везли на операцию в Москву, Новосибирск и другие зарубежные клиники. Хотя в самом Казахстане первая операция на сердце была проведена академиком Сызгановым в далеком 1958 году. А первое специализированное отделение сердечной хирургии на 30 коек в Алматы было организовано еще в 1960 году при Институте хирургии.

– То есть ситуация с детской кардиохирургией у нас налаживается?

 – Да, развитие она получила, когда приняли Программу развития и совершенствования кардиологической и кардиохирургической службы в РК на 2007–2009 гг. и начали создавать кардиохирургические центры по всему Казахстану. И если в 2008 году у нас было проведено 680 операций по коррекции врожденных пороков сердца детям, то в 2013 году эта цифра выросла уже до 2 304.

– Много детей нуждаются в такой помощи?

– По статистике, сейчас в мире в среднем на 1 000 новорожденных приходится 7–8 детей с врожденным пороком сердца. Для Казахстана – это 2 697 малышей в 2013 году. Около 86 процентов из них были прооперированы. Но, к сожалению, сделать хирургическую коррекцию удалось не всем нуждающимся.

– В чем причина?

– Во-первых, как мне кажется, большинство детей из регионов недополучают лечение оттого, что их родители не знают, где получить квалифицированную консультацию, а также не осознают опасность естественного течения патологии сердца. Во-вторых,  УЗИ-диагностику патологии сердца лучше всего проводить еще до рождения ребенка. Пока этим мы похвастаться не можем, и это наше слабое место. Но наша детская неонатальная кардиохирургия довольно интенсивно развивается. Например, в нашем Центре перинатологии и детской кардиохирургии управления здравоохранения г. Алматы уже прооперировано более 700 детей, из которых около 58 процентов в возрасте до одного года.

– То есть в Алматы теперь есть возможность лечить пороки сердца сразу после появления малыша на свет?

– Да. И более того, мы начинаем наблюдать беременных женщин уже с 12–14 недель, если у плода заподоз­рен порок. И после первого обследования (скрининг) по месту жительства следующий скрининг (до 20 недель беременности) они проходят уже у нас. На сегодняшний день мы стремимся к тому, чтобы проводить коррекцию критических пороков сердца у детей как можно раньше. И тем сохранить жизнь все большему количеству малышей.

– Чем сложны операции новорожденным и почему так важно провести их сразу после рождения?

– Трудностей и нюансов при их проведении много, так как многие жизненно важные функции организма новорожденного еще не сформировались. К тому же часто они появляются на свет недоношенными, с наличием внутриутробных инфекций. И все здесь очень хрупко, тонко и сложно. Но проводить операции в период новорожденности необходимо, так как без этого к концу первой недели жизни погибает около 29 процентов детей с врожденными пороками сердца, к концу первого месяца – 42 процента и не доживают до одного года 87 процентов малышей.

– Как справляетесь с такими обстоятельствами?

– Для успешной работы на сегодняшний день клиника располагает необходимым оборудованием, у нас собралась команда компетентных и заинтересованных в успехе сотрудников. Конечно, до ведущих кардиохирургических центров нам еще расти и расти, но, думаю, нам это под силу.

– А чего нам не хватает?

– Проблема в том, что после операции таких детей мы выписываем домой, в том числе и в регионы, где нет соответствующих условий и специалистов. Между тем некоторым из них требуется длительная реабилитация. Но специализированных кардиологических реабилитационных центров у нас пока, можно сказать, нет, кроме отделения на 30 коек в Национальном научном кардиохирургическом центре Астаны. Более или менее благополучно все обходится для жителей Алматы. И больниц достаточно, и обратиться можно в любое время суток. Но наших пациентов после операций подстерегает много опасностей. А в регион отправишь и боишься: кто будет наблюдать, что с ребенком будет потом? Велик риск, что после столь тонкой и сложной процедуры, как хирургическая коррекция порока сердца, у младенца все может пойти насмарку. И мы можем потерять человека, которого уже однажды спасли. Конечно, мы приглашаем врачей с периферии к себе на учебу, но это не заменяет профессионально проведенной реабилитации.

– Обычно врачи жалуются на проблемы с финансированием…

– Нет. Государство всем обеспечивает, хотя лечение у нас очень дорогое. Одна операция обходится до 1,5 миллиона тенге. Но так как медицина в мире бурно развивается, хотелось бы соответствовать новым требованиям. Например, в мировой практике для наиболее точной диагностики экстракардиальных пороков, где возможности ЭКГ ограничены, используется компьютерная томография сердца. В Алматы такого вида обрудования и подготовленных специалистов пока нет. Хорошо было бы работать и хирургическими инструментами высшего класса, и пользоваться "дышащими" кардиохирургическими костюмами японского производства, но все это в 1,5–2 раза дороже. А обойтись можно и более дешевым. Ну это – как ехать до цели на "Мерседесе" или "Жигулях". Каждый достигает ее, только с разной скоростью и уровнем комфорта.

Алматы

Загрузка...