Опубликовано: 2413

Детей держу в строгости

Детей держу в строгости

Экс-ресторатор, ангел-хранитель казахстанских бильярдистов, актер с феноменальной внешностью Фархат Абдраимов рассказал нам о жизни без комплексов, о своих наследниках и, конечно же, о “Фаре”.

Фархат Абдраимов снялся более чем в 15 картинах. Он, непрофессиональный актер, дебютировал в середине 90-х в проекте “Тот, кто нежнее”. Затем был знаменательный “Фара”, сделавший его имя популярным на всем постсоветском пространстве. Среди последних работ Абдраимова – “Полиция Хоккайдо” и “Беллбой”. Хорошего мужчины должно быть много – это подлинно про него!

Сидели в баре, никого не трогали

– Существует сразу несколько преданий о вашем появлении в кино… Какая из версий реальная?

– Самая потрясающая легенда, которую слышал, что картину “Фара” я сам спонсировал и в честь себя назвал. Караул! На самом деле я оказался в нужное время и в нужном месте. Начались съемки российско-казахстанской картины Абая Карпыкова, мы сидели в баре, и ребята из съемочной группы туда зашли поменять деньги. Заметили меня, попросили сфотографироваться. Это было в 1994-м. Я несерьезно отнесся к этой встрече и благополучно ее забыл. Через 3–4 месяца позвонили с киностудии и попросили приехать на кинопробу. Так я попал к Абаю.

– С его легкой руки вы снялись в двух картинах…

– Я бы с удовольствием продолжил с ним сотрудничество. Но Абай сейчас работает в Москве на поприще телесериалов. Дай Бог, может, у Абая возникнут идеи. Я – всегда готов! Считаю, что Абай – гениальный режиссер. Интеллигентный, очень остроумный. Бывает же у человека хорошая аура: он притягивает к себе, с ним легко.

Когда я пришел к Абаю, у меня роль была без слов, я был членом банды Андрея Ростовского. Он дал мне несколько реплик сказать на камеру. Когда я их выдал, он переделал сценарий. В итоге у меня получилась одна из главных ролей… Я сам был немало удивлен.

– А Фарой вас давно называют?

– Постоянно. Еще, знаете, был случай на первой картине. Одну костюмершу звали Фая, и Абай предложил назвать “Тот, кто нежнее” – “Фара и Фая”!

“Ненавижу готовить!”

– Расскажите про вашу жизнь до кино, вы ведь имели отношение к ресторанному бизнесу?

– Я работал в общепите – и торговым инспектором в Калининском районе , и инженером-технологом. Я прошел путь от рядового сотрудника до руководителя. В советское время стать директором ресторана – это максимум, чего можно было добиться с моей специальностью.

– И что входило в обязанности инспектора Абдраимова?

– Контроль столовых, ресторанов района. Делали контрольные закупы, проводили ревизии. Непосредственно на кухне я не работал – только раз, когда проходил практику в институте. Но почему-то многие считают, что я повар чуть ли не высшей категории. У нас по маминой линии все работали в общепите, так что это у меня в крови было.

– А вас вдохновляет процесс приготовления пищи?

– Это распространенное ошибочное мнение, что я большой любитель готовить! Хотя недавно просто так взял мясо порезал, на ночь замариновал. Не изощрялся. Гости, попробовав, сказали: “Вот видишь, можешь ведь!”.

– Хорошо, а чем вас балует супруга?

– Люблю все! У меня и мама, и бабушка хорошо готовили. Я даже в детсад не ходил – все время у мамы в ресторане околачивался! Я разбираюсь во всех тонкостях кулинарного искусства. Но это должно быть от Бога. Вот сынок младший, Темирлан, помогает готовить моей маме. Некоторые рецепты наизусть знает, а ему всего 6 лет. Еще почему-то мне причисляют владение многими ресторанами и магазинами в городе. Если бы! Чтобы содержать даже среднюю кафешку, там нужно круглосуточно находиться…

Самое вкусное мороженое в жизни

– Как вы считаете, в кинотворчестве вы себя нашли или это промежуточная “остановка”?

– Нашел. Еще в институте я был капитаном команды КВН. Когда окончил школу, хотел в театральный поступать. Родители сочли это несерьезным и отправили меня в Алматинский технологический университет. Но от судьбы не убежишь.

– Вы – постоянный участник ретрофестиваля “Алматы – моя первая любовь”, какие для вас самые дорогие воспоминания о прошедшей эпохе?

– На фестивале звучат песни нашего детства, юности, с которыми связаны самые приятные воспоминания жизни. Я лучше помню, что было 20–30 лет назад, чем более поздние события. Все мы выросли в лматинской среде, дрались район на район. Все это тщательно скрывали от родителей. Постоянно были какие-то разборки. Мы жили возле кинотеатра “Октябрь”, там был скверик, и возле него будка с неоновой вывеской – “Мороженое”. В нем стояла большая тетенька, а я был маленьким, она продавала мороженое в хрустящих стаканчиках… Это было самое вкусное мороженое в моей жизни!

“Под контролем папы”

– Собственных детей часто балуете?

– Вот вчера только говорил, что слишком разбаловал мальчиков. Нельзя так. Старшему сыну Асану 17 лет. Он учится на факультете международных отношений. А младший Темирлан ходит еще в садик. У него склонность к математике. Считать научился раньше, чем читать!

– У ваших детей большая разница в возрасте. Как они друг к другу относятся, не дерутся?

– Нет, конечно. Вот в машинки вместе играют. Темирлан требует, чтобы с ним играли!

– У вас в семье доминируют мужчины. Распорядок дня, как в армии, или помягче?

– Нет, все нормально (смеется). Но все находится под контролем папы. У меня отец был строгий, ничего лишнего не позволял. И я своих детей в строгости держу. Маму они могут не слушаться, но если она говорит волшебную фразу: “Папе расскажу”, оба уговаривают ее этого не делать. Сыновья должны отца уважать.

Антирекорд 207 кг

– У вас неординарная внешность. Как-то в Алматы приезжал российский актер Александр Семчев и говорил, что из-за комплекции на многие кинороли он не подходит.

– Пусть худеет тогда! У меня нет таких проблем. Если мне не нравится сценарий, я отказываюсь сниматься или специально заломлю такой гонорар, что режиссеры сами откажутся от меня (смеется).

– Режиссеры могут диктовать вам условия, например, постройнеть для определенной роли?

– Нет, конечно. Это в Голливуде можно сесть на диету за 20 миллионов долларов. А тут я сам ставлю условия. Вообще надо быть всегда в форме, дело даже не в кино. Я одно время дошел до 207 кг. Ходить не мог, стоять. После этого сел на диету. Сбросил 29 кг. И еще что, знаете, надо отказаться от мучного, сладкого. Можно есть хоть барана, но мучное – это углеводы.

– Простите, а вы сколько раз в день едите?

– Три раза, как все. Но лучше после шести вообще ничего не употреблять. Если уж совсем себя плохо чувствуете, наберите яблок и хрумкайте. Родители у меня нормальной комплекции. В первом классе у меня произошел какой-то сбой в организме, и я стал полнеть.

– По вам не скажешь, что вы комплексуете из-за своих размеров.

– Я – нет. Каким тебя Бог создал, таким и будь! Может, это какая-то защитная реакция организма? Может, если бы я был худым, не выжил в этом мире...

Запахло Болливудом

– Фархат, расскажите, на какой стадии находится казахстанско-индийский проект с вашим участием?

– В зачаточном состоянии. Продюсер Аджай Гаял предложил снять совместную картину. Это зависит от руководства нашей киностудии. Я так понимаю, что пока такой возможности нет. Проект интересен тем, что гарантирует прокат в Индии. Вы представляете, сколько народу сможет его посмотреть?! Аджай мне рассказывал, что у них очень демократичный рынок и прокат легко организовать. Единственная проблема – существует очень много наречий, на которые нужно делать перевод.

– А как с ближайшими планами?

– В Москву зовут сняться. Но когда говорят, что “есть проект”, лучше об этом не думать. Сам процесс кинопроб очень долгий. Если сказали, что съемки в июне, на деле они проходят в декабре. Так было с “Человеком-ветром”. Москвичи думали, что у нас круглый год жара! Снимали в начале зимы, был жуткий ветер, мы все промерзли насквозь на съемках.

– Какой типаж вам хотелось бы сыграть в кино?

– Я кого только не играл. Одна из последних ролей, в “Полиции Хоккайдо” – глава японской мафии. Фильм снимали в Москве и на Дальнем Востоке. Еще “Беллбой” сняли в Ташкенте прошлой весной. Я играю хозяина гостиницы, там интересная история про мальчика. Но роль бандита в “Тот, кто нежнее” для меня самая близкая. А вот роль Фары далась тяжело.

– Сыновья в кино еще не засветились?

– Младший снялся в три года в рекламе йодированных таблеток. (Тут Фархат достает мобильник, показывает фотографии Темирлана и на глазах превращается в нежного отца.) Он просто копия меня в детстве!

“Мне лучше плавать и пешком гулять”

– Фархат, чем еще помимо кино вы занимаетесь?

– Бизнесом, производством строительных прибамбасов.

– Насколько мне известно, вы страстный бильярдист?

– Я просто вице-президент Республиканской федерации бильярдного спорта… Я раньше не понимал, что такое бильярд, но когда включился, мне стало очень интересно.

– На вас какие организаторские функции возложили?

– В основном они связаны с организацией турниров. Как говорится, глаза боятся, а руки делают – это про нас! Сегодня мы уже набили руку, нам помогали российские бильярдисты.

– Сами часто “шары гоняете”?

– Как время свободное выдается. В принципе, могу хоть каждый день играть. Зеленое сукно – оно успокаивает. И потом ведь это полезно – наматывать километры вокруг стола. Отключаешься от проблем – в голове только шарики!

– Вы в молодости занимались еще и борьбой?

– Да, мой отец был тренером по самбо. А я ходил для общего развития: приду, потолкаюсь в зале, и все. Сейчас же у меня два направления: бассейн или бильярд. В моем возрасте и при моем весе бегать – это самоубийство, кости разрушаются! Когда человеку за 40 – лучше плавать и ходить пешком!

Марина ХЕГАЙ

Загрузка...