Опубликовано: 1814

Дело о “дубонине”

Дело о “дубонине”

В Костанайской области вынесены приговоры трем охранникам центра принудительного лечения областного наркологического диспансера.

За систематические издевательства над пациентами двое получили 4 и 3 года лишения свободы. Третий осужден условно.

Затобольский районный суд счел доказанным, что людей в центре регулярно избивали руками, ногами, резиновыми дубинками, пытали электрошокерами и даже… стреляли в них из пневматического пистолета! На этом фоне такие “мелочи”, как многочасовое стояние лицом к стене и изматывающие прыжки в полуприседе с хлопками над головой по команде охранников, кажутся детскими забавами. “Главное лекарство, которое мы там получали, – это “дубонин”, – заявил один из пострадавших, имея в виду, что основой “лечения” было физическое насилие.

Дело беспрецедентное: 28 пострадавших – все наркозависимые или алкоголики, судом отправленные на принудительное лечение, – впервые, пожалуй, заставили вспомнить об их гражданских правах.

Судебные заседания проходили в напряженнейшей обстановке. Подсудимые, да и руководство диспансера, категорически отказывались понимать, в чем их вина. “Это такой контингент!” – твердили они в суде.

История болезни

Открывали центр в Затобольске как подразделение областной наркологии с помпой: отличное трехэтажное здание, современное оборудование.

– Мы по телевизору увидели этот центр – все условия для того, чтобы начать жить заново. А мы так хотели спасти свою девочку! И положили ее в это отделение, – голос у Ирины Барвинской усталый. За дочку, подсевшую на иглу вскоре после школы, они с мужем борются не первый год. И по решению суда определили ее в этот центр.

– Мы не могли понять, почему она на свиданиях ничего не говорит, только плачет, – вспоминает отец Ольги Михаил. – Обратили внимание, что охрана стоит вплотную к каждому пациенту. Каждое слово слушали. А потом она сумела передать нам записку...

В записке говорилось о том, что пациентов регулярно бьют. Что жаловаться внутри центра врачам абсолютно бессмысленно. Ольга просила помощи.

Когда в центр нагрянула прокурорская проверка, оказалось, что на воле и половины не знали о методах “воздействия” на лечащихся наркоманов и алкоголиков.

Медицинское заключение

Как заявляют пациенты клиники, добиться внимания со стороны главного врача диспансера и чиновников от медицины можно было, лишь выдержав почти недельную голодовку. “Когда ребята стали падать в обморок, некоторые врачи забеспокоились. Стали говорить, что надо что-то делать, Шолпан Уразбековне (Жумашева, в то время заведующая центром принудительного лечения. – Ред.), – рассказывает пациентка Ольга Барвинская. – После этого в центре появилось начальство”.

Главный врач областного диспансера Владимир МИХАЙЛЕНКО, в чьем ведомстве находится центр принудительного лечения, и возглавлявший тогда здравоохранение области Владимир СТЕЛЬМАХ, по рассказам обитателей центра, выслушали жалобы… и удалились. Родственникам заявили: “Нет поводов для беспокойства. Они борются, чтобы добиться поблажек”.

“Мы держали дисциплину, но никого не истязали”, – заявил мне один из подсудимых, двадцатидвухлетний Канат Нурахметов. Именно этого паренька пострадавшие в суде в один голос называли самым жестоким из истязателей…

Результаты анализов

Однако в суде пациенты отделения, а также наиболее совестливый медперсонал, в основном те, кто уже в центре не работает, подтвердили: людей били. Да еще как!

Рассказывает Николай Финк: “Я поступил 22 января пьяным. Вечером меня охранники завели в комнату охраны. И били руками, ногами и разрядами электрошокера в плечи и бедра минут 20. Когда пришла проверка, все синяки и ожоги от электрошокера были на мне. И рубашка была прожженная. Ее изъяли как вещдок”.

Потерпевший Юрий Краснюк: “В декабре 2009-го охранник по имени Канат зашел в изолятор и стал применять электрошокер на пациенте Гужанове. Потом взял второй и действовал ими, пока в обоих не закончились батарейки. Охрана проделывала это много раз, били и меня. Я пытался обратиться к заведующей отделением Жумашевой, но она игнорировала это. Все знали, что жаловаться бессмысленно”.

Константин Холошенко: “Когда я поступил, меня били 20 минут. Вообще всех вновь поступивших, по-моему, били. Многих при этом раздевали догола. И били, пока не упадут. Это называлось “разъяснить режим”…

Ольга Барвинская: “Я сама слышала, как кто-то из больных обратился к заведующей, а она сказала охранникам: проведите с ним разъяснительную беседу. Его избили. Били обычно в комнате охраны. Она стеклянная и расположена на втором этаже, где наши палаты. Из дверей все было видно. Избить, или поставить к стенке, или заставить прыгать могли за все: за то, что нашли конфетную бумажку в тумбочке, за то, что к окну подошел, – это категорически запрещалось. Меня один из охранников все время трогал руками и просил, чтобы я показала наколку на крестце. Я отказывалась. Тогда он пнул меня в живот”.

Диагноз: болит все!

Как стало ясно из показаний в суде, били непростой контингент заведения практически все охранники. Но на скамью подсудимых попали трое: уже упомянутый Канат Нурахметов, Кныш Тлеубаев и Жомарт Кулманов. Все трое были старшими охранниками смены.

Родственники пострадавших обратились в Костанайский филиал Казахстанского бюро по правам человека. “Мы считаем, что в этой ситуации должны быть наказаны не только трое охранников, а все, кто принимал участие в истязаниях и потворствовал им. В том числе и медицинские работники, которые отвечали за здоровье пациентов отделения”, – заявила директор Костанайского филиала Настя КРАУС.

Кстати, в закрытом отделении нынче – беспредел. Двое пациентов недавно попали в больницу после тяжелой драки прямо в палате. На объекте сменилось уже 2–3 охранных агентства. “Вот видите, с ними нельзя по-доброму! – заявляют медики. – То, что происходит теперь, – это результат вмешательства общественности в дела закрытого учреждения”.

А может, пора говорить о банальном неумении навести порядок в заведении, подобные которому существуют во всем мире? В большинстве цивилизованных стран работают без применения “дубонина”. И, кстати, гораздо эффективнее – многих действительно вылечивают. Так, может, систему менять надо?

Ольга КОЛОКОЛОВА, Костанай. Фото Николая СОЛОВЬЕВА

Загрузка...